Добро пожаловать в Фир Болг! Волшебный мир драконов, принцесс, рыцарей и магии открывает свои двери. Вас ждут коварство и интриги, кровавые сражения, черное колдовство и захватывающие приключения. Поспеши занять свое место в империи.

Fire and Blood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » Я не лаю и даже не кусаю. Я рву глотку.


Я не лаю и даже не кусаю. Я рву глотку.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Я не лаю и даже не кусаю. Я рву глотку.
— Я смею все, юноша. И буду сметь. Мне не нужно ничьей милости — ни от Создателя, ни от людей, если предположить, что люди на нее способны. И от меня милости не ждите.
— Я... и не жддду...
— Правильно, вы ее лопаете нежданной.

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

конец лета 3296 ❖ Королевство Кентария ❖ Кайден, Дастан, Сумарлит и Риган
https://i.pinimg.com/originals/6a/c6/e9/6ac6e983f5eec1edd71e6380bd0e3f62.gif

Биться на чужой земле, за чужие интересы и обещания обычное дело для Ордена Дракона. Но за кого бы не бились Всадники, воюют они только за себя и не терпят обмана.

Отредактировано Kaidan Arkell (2019-02-13 22:24:01)

+2

2

Кентария. И понесло же их в это прогнившее королевство. Спалить бы здесь все дотла и домой. Но нельзя. Договор дело святое, да и заплатить обещали щедро. Вот только пока только авансом, что получили еще по прилету, да обещаниями и сыты. Вот и вчера, стоило только Аркеллу об оплате разговор завести, как ему пообещали скоро расплатится, а сегодня утром вместо обещанного пристали девиц. «Дар от королевы Версании для господ рыцарей» огласил гонец, что прибыл вместе с ними. Если королева и хотела задобрить их сим подношениям, то, как минимум в расчет на двоих просчиталась. И если Сумарлит, брат матери, только фыркнул, предложив девиц разве что на ферму к себе забрать, пусть, мол, за козлами ухаживают, то Кайдену не до смеха стало. Они свою часть договора честно исполнили, завоевали для королевы ее королевство. Сын ее теперь в бегах с той горсткой людей, что у него осталась. Может и огрызнется еще, да тут уж Версания сама управиться, если их под любовника вылезет. А нет, так ему же она власть чужими руками добывала, так пусть и он постарается. Орден все, что должен был сделать, сделал, расчет получить бы и домой. Только Версания уже которую неделю время тянет, отсрочку просит, даже угрожать пыталась, заявляла, что пока ее сын жив считает договор не исполненным, а значит и платить не станет, теперь вот подарками вину загладить вздумала. Вот ведь дура!
- Передай своей королеве, мы благодарны за дар, но все еще ждем обещанной ею платы. И ждать дальше нам не досуг.
- Их величество пристала этих дев в знак своей доброй воли, но передала, что покуда жив мятежный принц, считать будет договор между ею и славным Орденом дракона не выполненным.
Не окажись рядом дяди Сумара, и не ляг его рука на плечо племянника, не сдержался бы Кайден. Зарубил бы дерзкого гонца, а его голову королеве Версании в корзине отправил.
- Забирай их себе, Дастан, мне они без надобности, - рыкнул Аркелл, даже не взглянув на девиц и уйдя к себе, едва только гонец отбыл с ответным словом к своей королеве. Слово, нужно сказать, весьма дипломатичным, хоть и стоило это Маршаллу невероятных усилий.

Едва войдя в свой шатер, Кайден с такой силой саданул кулаком по опорному столбу, что тот весь содрогнулся, плюнув в Маршалла пригоршней щепок. Он был зол. Нет, он был в ярости. Что о себе только возомнила эта девка? Шлюха на троне!
Одену никогда не было дела до того на чьей стороне они бьются. Правое, неправое. Для наемника нет разницы. Они приходили, выполняли свою работы, получали оплату и на этом все. Дальнейшая судьба земель их не интересовала, потому что была лишь одна земля, за которую они несли ответственность и за которую готовы были умереть. Драконий остров. Кентарию ждала бы та же участь, если бы не королева Версания. Ее нежелание платить было возмутительным, а желание смерти собственному сыну было омерзительным. Тем паче, что мать Кайдена умерла, защищая собственных детей и поведение этой женщины, то, что он привел своих людей под ее знамена, все больше казалось Аркеллу оскорблением памяти той, что подарила им с сестрой жизнь и отдала ее, дабы они жили.
Он не знал, что теперь делать. Продолжать ждать, исполняя договор. Выполнить поставленное Версание условие и тогда уже требовать все, что было обещано или послать все к даургам и спалить это паучье гнездо дотла. Кайдену нужен был совет. Ему отчаянно нужен был совет. Но показать свою растерянность при подчиненных, даже таких как Дастан и Сумар, не позволяла гордость, а обратиться к сестре или Реджине не давал стыд. Решать приходилось самому, но решения не было.
Он почувствовал чужое присутствие прежде, чем услышал ласковый девичьей голос у себя за спиной.
- Молва не лгала, - произнесла девушка, стоя у входа в шатер и придерживая полог. Судя по ее одежде, она была кентарийкой. Одной из тех, что были присланы королевой усладить досуг его рыцарей.
- И о чем же не лгала молва? – спрашивает Кай, наблюдая за тем, как девушка опускает полог и делает шаг к нему. Ее походка сравнима с грацией кошки, а зеленые глаза так и сияют лукавством и обещанием. Манящая и прелестная, она наверняка обладала и иными достоинствами и талантами, вот только Аркеллу не до игр и утех.
- О том, что Первый Маршалл Драконов красив и силен, - ей остается всего пара шагов и до Кая долетает аромат ее духов, сладкий, он дурманит голову, так что становиться трудно думать и даже дышать.
- И ты пришла в этом убедиться? – усмехается Маршалл, силясь отогнать от себя дурман.
- Не только, - мурлычет девушка, уже стоя к мужчине вплотную, так что ее пышная грудь упирается в его руки, скрещенные на груди. – Говорят он еще и страстный любовник. Даже Верховная жрица Авалона не сумела устоять.
«Кто еще перед кем не устоял?» про себя усмехается Кай, пока девица буквально льнула к нему, ластясь точно кошка. Сам он не шелохнулся. Внутренней голос его тихим звоночком подсказывал, что следует быть начеку с этаким подарочком от королевы. Поняв, что ее ласки его не вдохновили, девушка, видимо решив показать товар лицом, отстранилась, отступив на полшага. Одно движение и легкий наряд и до этого скрывающий до безобразия мало, упал к ее ногам, оставив свою хозяйку совершенно обнаженной. Девушка действительно была красива, и будь Кай в ином настроении и не упомяни она о Реджине, вероятно, и оценил бы ее прелести по достоинству. Но теперь он слишком раздражен, а потому одаривает кентарийку лишь кривой усмешкой.
- Не впечатляет, - произносит он, не без удовольствия замечая, как девушка замирает в нерешительности, а в ее глазах вспыхивает недобрый огонек. К холодности к ней мужчин она явно непривычна, но отступать не намерена. Мгновение и ее губы накрывают губы Маршалла. Пальцы одной руки обхватывают шею, пока другие скользят по телу, взяв курс на ремень его штанов. Или… Ее губы теплые, податливые и умелые, но Кай и не думает ей отвечать. Он отталкивает девушку, перехватив руку, что легла на рукоять кинжала у него на бедре. Сильные мужские пальцы крепко держат, сжимая до боли, девушка кричит и замирает в испуге.
- Так вот каков дар королевы Версании за службу, - холодно произносит Кайден, в то время как под его давлением девушка уже стоит на коленях.
- Пощади, господин…
- С чего бы? – без участия глядя на женские слезы. Нечего у нее и спросить-то. Каков приказ и кем был отдан и так понятно. Королева с любовником платить не хотят. Решили что мертвым деньги без надобности. Глупо. Даже если бы и удалось у этих девиц хоть что-то, кто бы драконам без хозяев их к ноге сказал. Погорела бы вся их Кендария. Да и теперь погорит, как только он поймет, что с остальными девицами сталось.
Кинжал входит в нежную девичью плоть точно в масло. Кровь брызгает на лицо и одежду Маршалла. Девушка хрипит и корчится на полу, пытаясь зажать рану на горле руками. За ее агонией он уже не наблюдает, перешагнув через почти труп.
- Маршалл, там… - выкрикивает оруженосец, вбегая в шатер, и замирает, оборвавшись на полуслове видя своего командира в крови. Его взгляд падает на девушку у ног Аркелла. - Командор Нерих найден мертвым в своем шатре, - наконец произносит юноша. – Эти девицы…
- Найди графа Бергтора, - приказывает Кайден, отправляя кинжал обратно в ножны. – Скажи, что жду его у шатра Маршалла Севера.
Он добегает до шатра Дастана за пару минут, успев как раз вовремя, чтобы метнуть кинжал в горло одной из девиц, что пыталась ударить Эйсгарда со спины. Та пошатнулась, ойкнула и упала к ногам Маршалла Севера.
- Не знаю, как ты, брат, а я сыт по горло кентарийским гостеприимством, - хмуро усмехается Кайден, вытаскивая кинжал из мертвого тела.

Отредактировано Kaidan Arkell (2018-12-11 19:50:09)

+4

3

Ярко алое солнце выходило из-за горизонта, бросая свои первые лучи на шатры лагеря. В небесах парила пара драконов, своим ревом встречавшая новый день. Такие моменты, когда он мог спокойно наблюдать за весельем самых величественных животных в мире, бросало красок на данный отрезок его жизни. В каждой картине, на ее полотне, можно найти кусок серости. Без него вроде бы ничего не изменится, но по мнению самого художника, этот кусок несет большой смысл в искусство и его отсутствие лишает творчество целостности. Так происходит и в данный момент, когда в общей картине, которую боги создают, изображая на холсте жизнь графа, вырисовываются серые тона, представляющие собой бессмысленное ожидание и скуку. Он не рассчитывал покидать дом на такой длительный срок, однако, обстоятельства дали понять, что планы мужчины разрушены.
Королевство Кентария, которое они посетили, оказалось прогнившим до костей. Такое мнение образовалось в черепной коробке у Мара после знакомства с королевой. Эта особа не то что не впечатлила мужчину, теперь даже при упоминании ее имени, он стискивает зубы ели сдерживая отвращение. Она не женщина. Она не мать. И тем более, это существо, не правитель. Но не ему решать, на чьей стороне выступает Орден Дракона. Сумарлит принял участие в этом мероприятии, исключительно ради уверенности в безопасности своего племянника во время войны. Тут он проливает кровь во имя благополучия семьи и родины, а чья кровь льется, не имеет для него никакого значения.
И вот, дело сделано, но где обещанное вознаграждение, за несущественный, но все же труд? Опять, существо, сидящее на троне, увиливает и не желает выполнять обещания. Сумар называет ее существом, потому что у него язык не поворачивается назвать ее человеком, а тем более женщиной. Ведомая лишь желаниями и инстинктами, она полностью подходит под описания неразумного животного, и глупо переоценивать ее возможности. Он подозревал, что подобное может произойти. Каждый образованный предводитель должен учитывать возможные исходы, даже те, которые ему придутся не по вкусу.
В данном случае граф не переживал, им под силу стереть с лица земли это королевство и забрать то, что принадлежит им по праву. К сожалению, или к счастью, подобное решение близиться к принятию, но племянник медлит. Видимо, ему от матери передалась такая черта, из-за которой внутренний “Мясник” графа, в свое время сидел на цепи при подобных заказах. Ей требовалось слишком много времени для принятия решения, которое несло бы за собой силовое воздействие на должников. Повзрослев, Сумарлит понял, что каждый поступок заставляет отвечать за последствия. Тот, кто отдал приказ, автоматически соглашается с принятием на себя ответственность. Это тяжело. С этим приходится жить всю жизнь. По этой причине граф не давил на Первого Маршала, он должен был сам все взвесить и понять, стоит ли разгром целого королевства, того, что они потом могут получить взамен.
Ранним утром от любования полетом драконов его отвлек приехавший королевский гонец. Наблюдая за тем, как вереницей из, почти десятка лошадей, за ним едет еще кто-то, брюнет сразу отмел мысли о приехавшем, обещанном вознаграждении. Этот мужчина никогда не славился своей терпеливостью, и будь он лет так на двадцать моложе, гонец к своему правителю давно уехал с топором поперек лба. Но нужно было ждать, боги должны оповестить, что наступил тот момент, когда пасти драконов могут не сдерживаясь, испускать пламя на королевский дворец. Мар сдержал племянника, который уже был на грани, лишь положил руку на плечо, давая понять, что еще рано - не пришло время. Королева опять переиначила смысл договора. Она опять не кормит волков, которых держит на почти порванной цепи, забывая, что они не ее псы.
Подаренные наложницы его не интересовали, они слишком грязные как внутри, так и снаружи, чтобы он позволил себе даже подумать о прикосновении к ним. Жалкие шлюхи, как их королева. Ни чести, ни достоинства. Отвращение к ним прекрасно отображалось на графском лице. После того как гонец отправился восвояси, и народ стал расходиться, мужчина удалился к берегу озера, около которого они разбили лагерь. Витарр приземлился рядом, развалившись вдоль водной глади. Где он лазил, Сумарлит даже не догадывался, но вид у него был весьма и весьма потрепанный. Пусть брюнет и ненавидел грязь, будучи очень честолюбивым, ящера он встретил лишь громким смехом.
- Нагулялся, блудный сын? – хоть что-то радовало его в этой неопределенности.
Пепел, последние дни так и увиливал за одной самкой, которая не сразу приняла ухаживания черножопого. То пыхала ему в рожу огоньком, то вцеплялась в нее, оставляя неплохие такие следы. Но этот настырный дракон, как полагается истинному мужчине, выдержал все и был вознагражден за стойкость, брачным полетом. И вот, он уставший, потрёпанный, но несомненно довольный, отдыхает. Ну а его хозяин решил, что самое время привести в порядок, хотя бы частично, своего верного друга.
Пока мужчина отмывал драконью морду, он краем глаза заметил одну из наложниц, наблюдающую за ним. Видимо, девица не осмелилась подойти близко к гигантской ящерице, поэтому через какое-то время она исчезла с поля зрения графа. Он же, в свою очередь, никак на это не отреагировал, продолжая заниматься своим делом. Вдруг, вдалеке послышались крики солдат, они оторвали Сумарлита от мытья чешуи, и тот медленным шагом направился в сторону лагеря. Он был взволнован, но беспокойство заливалось уверенностью в том, что только глупец решит напасть на всадников. Однако, запыхавшийся паренек, бежавший ему навстречу, лишь подтвердил опасения.

- Ваше сиятельство, Первый Маршалл срочно просил передать, что ждёт Вас у шатра Маршала севера. - ели выговаривал пацан, жадно вдыхая воздух.

- Что случилось? С ним все в порядке? - мужчина рванул с места в сторону палатки Дастана, задавая вопрос оруженосцу по пути.

- Да, с ним все хорошо. Но наложницы… Их отправили нас убить, от рук предателей уже пал командор Нерих. - кричал паренек вслед, быстро удаляющемуся от него графу не в силах за ним угнаться.

Слова мальчишки быстро погасили воспламенившееся в груди беспокойство, но мужчина не перестал бежать, пока не добрался до места назначения. Он буквально влетел в шатёр, уже готовый рубить пополам тех шлюх, что посмели покуситься на жизнь его родных. Тяжелое дыхание приподнимало кожаный нагрудник, укрепленный железными пластинами, по подобию которого были сделаны все доспехи, одетые на графе. Один из парных топоров мужчина уже держал в руке, готовый вонзить его в любую движущуюся женщину. Мар был выбит, самым жестким и сильным пинком, из обычно спокойного состояния. В глазах горела ненависть, а верхняя губа невольно вздергивалась, будто брюнет скалился от ярости. Кровь, которая окрасила лишь руки племянника, в первые секунды испугала его, но оглядев шатёр, мужчина быстро взял себя в руки. Ну или попытался это сделать.

- У этой шлюхи точно мозг отбило во время ебли. Она вообще понимает, что подписала себе смертный приговор? - вырвалось на эмоциях, и довольно громко.

Сумарлит броском вогнал, держащий в руке топор в землю, рядом с убитой наложницей. Пнув ногой бездыханное девичье тело, которое лежало у него на пути, он двинулся в сторону Первого Маршала.

- Ранены? - посмотрел он на племянника, а после на Дастана.

Да, граф не доверял Эйсгарду. Но сейчас они на чужой земле, и любой земляк, а тем более воин Ордена - брат по оружию, никак иначе. Живым он полезнее в стократ, нежели мертвым. Ну и Бергтор всегда признавал в нем отличного бойца и грамотного предводителя, без которого, сейчас, уж точно было бы не лучше. Важно знать, ранен ли он. Будет ли как ранее, тем, на кого можно положиться в сражении, или же стал обузой. Графу нужно знать их слабые стороны, сейчас это необходимость.

Отредактировано Sumarlit Bergtor (2018-12-15 00:11:27)

+3

4

- Тебя сурово накажут?
Молодая темноволосая кентарийка поглядела на рыжебородого мужчину из под скромно опущенных ресниц, тяжело вздохнула, отчего ее грудь - которую у здешних женщин было принято выставлять напоказ чуть не до сосков - красноречиво поднялась к самому подбородку и опустилась снова. В голосе графа она не могла услышать и толики теплоты, какой заслуживает особа с такой привлекательной внешностью, но отступать и бежать не собиралась: стояла на месте, потупив взгляд.
- Меня высекут и выгонят, если я не выполню свой долг и не ублажу Вас.
- Это не сурово. Ступай.
- Милорд! У меня ничего нет, негде жить...
Девичий голос уже срывается на плачь.
Эйсгард оторвал взгляд от документов и расчётов, что держал в руках, оглядел присланный ему подарок от королевы. Королевы, что требовала смерти собственного сына, королевы за которую выступал Орден Дракона и для которой отвоевал Кентарию. Это была легкая победа; такую же сулило знакомство с наложницей, одной из тех, что были переданы главам Ордена в качестве подарка. Неужели Версания считает, что сношение с девками так размягчит маршалов, что они проглотят ее опоздание с выплатой оставшейся части оговорённой суммы?
- Посидишь тут какое-то время, после передашь, что маршал севера остался тобой доволен. Ясно?
Закивала. Значит, ясно.
Дастан отвернулся от неё - не хотел смотреть на ее мокрые от слез глаза и щеки - сел за стол, вернувшись к пергаментам. На глаза попались письма, что регулярно приходили из Свартрога, письма от Ласар и от Свандис. Положение последней интересовало Дастана больше всего: молодая жена провожала его на чужую войну с немалым животом, сейчас она, должно быть, уже на сносях. Граф не был столь сентиментален, чтобы переживать, ведь почти все его дети рождались, когда их отец был далеко, но для Свандис это был первый ребёнок. К тому же, она ещё не слишком освоилась на Драконьем острове.
- Я могла бы размять вам плечи...
- Замолкни.
Девчонка замолкла - исполнительная.
Этот принц, против которого выступали, не был столь глуп - выкурить его и его людей на бой на открытой местности было не так просто, но Орден справился. Всегда справлялся. Как только умудрился он спастись? Теперь ещё и это, в послании от Версании: "... когда многоуважаемый Орден Дракона расправится с мятежником навсегда..." действовало на нервы. Хотя, Дастан сомневался, что после смерти сына королева не найдёт новый повод, чтобы не уплачивать деньги. Их у неё просто не осталось - догадывался он - гражданская война истощила казну. Скоро этот заказ и для Ордена понесёт убытки - это было ясно по расчетам, которые маршал приказал делать для себя каждый день: запасы продовольствия на исходе. Скоро зима. А они застряли в этом проклятом месте.
Внезапно что-то вырвало Дастана из напряженных дум, огненные иглы пробежали по его спине, заставило вскочить на ноги. Он не успел бы. Но Кайден успел. Наложница упала на Эйсгарда, харкнула кровью ему на грудь, сползла на пол, тщетно цепляясь за его одежду, похрипела и стихла. Кинжал кентарийки выпал из ее руки; кинжал первого маршала прочно засел в ее горле. Граф схватился за деревянный амулет у себя на шее, выдохнул, успокаивал вмиг ускорившееся сердцебиение.
- Спасибо, друг, - посмотрел на Кая, кивнул ему. Не счесть уж, сколько разов друг другу жизнь спасали, но каждый раз как в первый, - Это было близко, - Дастан потёр тыльную часть шеи, куда должен был отправиться клинок по задумке наложницы, подошёл к Аркеллу, оглядел его, понял, что тот здоров.
- Первая девица, которая хотела что-то всадить в меня, а не наоборот. Кому ещё из наших достался такой подарок?
В шатёр влетел Сумар - граф Ойстэйна - бешеный и злой, с топором в руке, готовый убивать.
- Не ори, граф. Все уже сделано, - Дастан кивнул на труп в чёрной кровяной луже, - Успокойся.
Даже если бы присланным от королевы девицам удалось прикончить глав Ордена, кто бы смог тягаться с их драконами и остальными всадниками? Смерть командиров и особенно первого маршала подорвала бы их дух, но не надолго и королевство утопло бы в крови и огне. Кентарии пришёл бы конец. Хотя, глядя на полные ненависти лица Кайдена и Сумара, Дастан чувствовал, что до этого исхода не далеко. Сам Эйсгард слишком часто подвергался покушениям, чтобы впадать в бешенство. Тем более не имел привычки злиться на трупы. На Версанию сердиться? Она ведь подослала убийц-недотёп. Обрекая и себя и королевство, за которое боролась, на гибель.
Нет, не складывалось.
Дастан отмерил шагами шатёр из одной стороны в другую. Потом подошёл к трупу девушки, перевёрнутой ничком после мощного пинка Бергтора, сел подле неё на корточки. Стал обыскивать ее, не церемонясь, залез под юбку и в корсет. Нашёл свёрнутый лоскут свиной кожи, на котором было написано небрежно на всеобщем: " маршал дастан эйсгард ".
Граф поднялся, напряжённо сведя брови рассматривал неровные буквы.
- Нас действительно заказали. Не верю, что Версания решилась на это. Неужели она настолько глупа, чтобы не осознавать последствий?
Маршал севера протянул лоскут мужчинам.

Отредактировано Dastan Acegard (2018-12-23 01:45:27)

+5

5

Кайден лишь кивает на благодарность Дастана. Они ни раз и не два спасали друг другу жизнь, чтобы не тратить время на пустые слова благодарности. Сложись все иначе, и Эйсгард сделал бы тоже самое для него, а потому и говорить тут было не о чем. Тем паче, что не успел Кай и рта раскрыть, как в шатер влетел Самарлит, явно готовый рубить в мелкое рагу всех, кто под руку подвернется.
- Мы целы, дядя, - заверил Аркелл родственника, отлично зная, что если продолжит играть в молчанку, то может подвергнуться осмотру в палатке лекарей. Зачастую дядюшка перегибал палку с безопасностью племянника. Кай был благодарен за заботу, но теперь было не до того, да и ему-то явно лучше, чем болвану Нериху, подпустившему дну из этих шлюх к себе слишком близко. Ладно, о мертвых либо хорошо, либо ничего. А солдат он был хороший, жаль. И Кайдену действительно жаль. Как жаль ему и Кентарию, что волей своих правителей теперь обречена на гибель. Впрочем, на это можно было смотреть и с другой стороны. Огнем дракона они выжгут заразу на этой земле, и кто знает, возможно, когда-нибудь этот мир вновь расцветет, как цветет земля после пожара.
- Этой бабе голова без надобности, - фыркает Кай, опускаясь в походное кресло. – Она другим местом думает. Кстати, подыщи кого-нибудь на пост командора. Нерих, боюсь, свои обязанности больше исполнять не сможет. Он мертв. Рикан!
Оруженосец появился в шатре точно только и ожидал, когда его позовут. Вид у парня был несколько всклокоченный и растерянный. Еще бы всего-то с полгода в оруженосцах, а уже влип в такую заварушку.
- Да, господин Первый Маршал, - выпалил парень, косясь на мертвое тело на полу.
- Пусть пришлют кого-нибудь прибраться в шатре Маршала Эйсгарда. В моем, кстати, тоже. И собери всех командиров в шатре графа Ойстэйна. Ты же не против, дядя? – уточнил Кай у Сумарлита, после чего вновь взглянул на оруженосца. Тот мялся в дверях, не спеша уходить. – Что случилось? – помрачней Аркелл, предчувствуя дурные вести.
- Простите, Первый Маршал, я как раз спешил доложить. Командор Нерих убит, а командры Майер и Бауэр ранены. На господина Майера напали две девицы. Он совсем плох, господин.
- Похотливые бараны, - рыкнул Кай, массируя переносицу и стараясь теперь не смотреть на друга и дядю. Видеть никого не хотелось и не столько от злости и гнева, сколько он стыда. Он сам привел их сюда, он медлил с решением вопроса и вот теперь пожинает плоды. И какими же горькими оказались всходы. – Что ж, Версания хочет крови, она ее получит. Она в ней захлебнется. Дастан, найди замену убитым и раненным. В наших рядах не должно быть бреши, когда драконы будут жечь Олиран. Сумар, поднимай своих ищеек, пусть выследят для меня принца, в какую бы нору он не забился. Говорят, его отец был неплохим правителем, пока не женился, должно быть. Мать оказалась дурой, хочу взглянуть, на что способен сын.
Воин из парня был так себе, стратег тоже невесть какой, но тут можно было списать на молодость. В конце концов юному наследнику все-то шестнадцать лет отроду, год из которых он ведет войну против родной матери и ее любовника. Откровенно говоря, воевать против его было все равно, что избить младенца, но Орден подобные детали редко занимали. Они наемники и излишние сантименты себе позволить не могут, а то ведь так недолго и без работы остаться. А их услуги львиная доля всех доходов Драконьего острова, выживание драконов и людей.
- Я намереваюсь исправить одну ошибку, - поясняет Кай, поймав на себе вопросительные взгляд. – И постараюсь не допустить другую. У мальчишки теперь ни гроша за душой, но став королем, он раскошелиться, если не хочет повторить судьбу своей матери.
Взгляд Кайдена падает на труп девицы, что все еще лежит на ковре, безнадежно пачкая его кровью, уже переставшей течь и теперь лишь темнее, запекаясь на палящем зное летнего дня. Поднявшись с кресла, маршал подходит к телу. Глаза девушки все еще открыты, на лице застыла маска изумления и какой-то детской обиды. Одним рывком выхватив топор, что несколькими минутами ранее Сумарлит вогнал в землю рядом с трупом, Кай единым ударом снес голову с плеч незадачливой наемницы.
- Дядя, будь добр, узнай, не осталась ли в живых хоть одна из девиц. Если да, пусть ее приведут сюда. Ни один из всадников не переступит границ Олирана, а мне нужен кто-то кто доставит послание Их Величеству. Да, и прикажи, чтобы головы остальных сложили в корзины. Она преподнесла нам щедрый дар, не будем же и мы жадничать.

+3

6

[icon]http://urchoice.rolka.su/img/avatars/000b/09/4f/26137-1549734746.png[/icon]

Земля горела. Горели горы, деревья, трава и дома. Горели люди. Казалось, даже воздух горит, превращаясь в раскалённый жар и пепел. Горели деревянные перекрытия, смола на стенах, горели знамёна и древка. Горели крыши и телеги, опаляя пламенем и поднимая в небо смрадные столбы. Зрелище было ужасно, но Риган не мог заставить себя оторвать взгляд.
Наследник главы ордена знал, что такое война. Знал по книгам, рассказам Реджины и отца, сказкам, историям. Знал, что война, это их работа, их хлеб, кусок хлеба людям и мяса драконам, вынужденная мера, на которую они должны идти, чтобы выжить и сохранить свой остров и мир на нём. Кто-то сеет, кто-то пашет, кто-то штопает чулки и прибивает подковы лошадям, а они - воюют. Сжигают льдом и пламенем, падая с небес на землю на крыльях дракона, как карающие десницы, убивая тех, за кого заплачена цена. Очень дорогая цена, позволить себе которую может не каждый. И это не грязная работа, это - цена жизни Драконьего острова.
Риган знал, какая война на словах, но настоящая война была другой. Драконьим всадникам было плевать, кого они убивают и ради каких целей. Они умели отстраниться и просто отдавать приказы драконам, не глядя на то, что снизу, под кожистыми крыльями, покрытыми блестящими скользкими чешуйками. А он этого ещё не умел, и, увидев первый раз, задохнулся, втянув в себя всё сразу - омерзительную вонь горящих тел, тряпок, дерева, сажу и пепел, висящие в воздухе так густо, что не опускались вниз. Захлебнулся страшными, отчаянными, последними криками людей, которых они убивали. Застыл, вбирая в себя предсмертный ужас умирающих животных, обгоревших и со вспоротыми животами.
Война должна была стать его жизнью и он должен был привыкнуть к ней, но сейчас Риган был рад, что своё дело в Кентарии орден сделал, и они могут возвращаться. И уже давно могли бы, но почему-то медлили, и Аркелл-младший знал, что его отец не отдавал такого приказа. Почему - ему не говорили, оруженосцев в такое не посвящают, ростом и рожей не вышли, а здесь, на задании, он не был сыном своего отца, который имеет право подойти и спросить что угодно. Здесь Кайден Аркелл - командир, а он - оруженосец сэра Дастана, и его дело - помогать своему рыцарю, не засовывая нос, куда не следует, даже если очень хочется. Скорее, наоборот, Риган был уверен, что здесь, в Кентарии, в его первом боевом походе, на него будут смотреть так пристально, как никогда, и не только сэр Дастан. По нему будут судить, насколько хорошего наследника смог воспитать Кайден Аркелл, и он не имеет права подвести отца.
Поэтому приказам следовал исправно, и, когда к шатрам привели...эскорт в виде кентарийских девиц, он только сглотнул, косясь на выпирающие со всех сторон мягкие и округлые прелести, больше открытые, чем прикрытые по кентарийской моде, и послушно отправился от шатра подальше, кормить дракона, неустанно  фыркая себе под нос, то ли от возмущения, то ли от зависти.
Беленус такой компании был только рад, как и кускам свежего барашка, и от умиротворённого созерцания того, как дракон терзает освежёванную тушу, пачкая морду кровью, оторвал только дикий крик товарища по шатрам Рикана.
- Риган! Маршал!!
Он домчался до лагеря в три секунды, перескакивая, как заяц-переросток, и влетел в лагерь, чуть не влетев в шатры, и от ужаса перехватило горло, когда увидел окровавленные тела, вытащенные из шатров, и услышал стоны раненных.
- Отец! - он влетел в шатёр сэра Дастана, где был Кайден Аркелл, в миг забыв о субординации, и с заходящимся сердцем бешено вращая глазами. - Простите, господин Первый Маршал… - исправился он, поняв, что отец, хотя бы с виду, в целости и здравии. - Сэр Дастан… - парень с нескрываемым ужасом уставился на женское тело без головы и лужу вишнёво-красной крови под ним.

Отредактировано Regan Arkell (2019-02-13 15:49:29)

+4

7

В шатре пахло смертью, этот запах ни с чем не спутать. Говорят, что так пахнет аура богини Хель, когда она приходит за душой. В правдивости этих слов граф почему-то не сомневался. Он обернулся, чтобы внимательнее разглядеть убиенную, и заметил, что кинжал в ее горле определенно не принадлежал Северному Маршалу. Жизнь девушки забрал Кайден, и, если приглядеться к его внешнему виду, от рук его пала не только эта наложница. К счастью, или же нет, он уже давно перестал обращать внимание на пол влага и будущей жертвы, если дело касалось войны. Да, он приличное время назад отрекся от должности и вроде как, должно было поглотить сугубо политическое и хозяйственное ремесло, но нет. Кто-то однажды сказал графу, что бывших воинов не бывает. Со временем он стал солидарен с людьми, придерживающихся подобного мнения. Это не касается знатоков теории, не касается оруженосцев и стражей. Настоящим воином, человек будет считаться лишь тогда, когда с ног до головы омоется кровью врага на пылающем битвой, поле. Этого никогда не забыть. Не забыть те чувства и ощущения, которые переполняют тебя в этот момент. И даже оставив все это безумие в прошлом, желание испытать на себе жар сражения, адреналин и полную свободу действий, не покинет до конца жизни. По крайней мере, если ты воспитывался воином, учился им быть, и самое главное - желал этого.
- Я говорил не о этом ничтожестве. - брезгливо махнул он рукой на труп наложницы.
- А о том дятле, что сидит на троне. - уточнил граф, уже ровно дыша, после пережитых эмоций и довольно интенсивного бега, однако в его голосе явно чувствовалось самое настоящее презрении.
Как вообще такое могло произойти, у него не укладывалось в голове. Они допустили покушение на себя, а всему виной чья-то вера в собственную неприкосновенность и безопасность вокруг. Возможно мужчина не был бы настолько раздражён, если не ненависть к правительнице этих земель что клокотала драконом внутри. Всяческие попытки привести мысли в порядок, а вмести с ними и эмоции затушить, словно костер ведром воды, рушились в ту же секунду. Но он не мог допустить до сознания гнев. Не сейчас. Совершенно не подходящий момент. Потирая опущенные веки, граф все же остывал. Он присел на стоящий в шатре, стол, в пол оборота развернувшись к Каю. На вопрос племянника о том, не против ли он перебраться для разговора в его ночлежку, брюнет ответил безмолвным кивком.
- Боги помилуйте. - не сдержал граф, после новостей от оруженосца.
- Разве могут эти мужланы назвать себя вообще членами ордена, если от двух сук отбиться не в состоянии. А ещё берут на себя ответственность прикрывать спину. - он аж встал, разгневанный падающими на голову обстоятельствами.
- Добить бы их, чтоб свет не видывал столь тупоголовых командоров. Но боюсь такие и богам не пригодятся, обратно выкинут. - шипел себе под нос мужчина, наворачивая круги по шатру.
Уже не пытался сохранять спокойствие, и не думал, а смотрел на Кайдена, запустив пальцы обеих рук в свою шевелюру. Ненавидел ждать, благо что ненависть не связана с умением это делать. Накрывали странные чувства, их слишком много и настолько смешанные, что мужчина не смог бы их даже описать. Одно лишь выделяет - желание умыться в крови тех, кто заставил его это чувствовать. Так давно не бы дома, слишком сильно соскучился по детям, а теперь ещё и это. Боялся, что сорвётся, последние дни он слишком часто ловил себя на моментах внезапно всплывающего гнева. И вроде хочет сохранять ледяное спокойствие, ведь точно знает, что в таком состоянии разум работает интенсивнее, но ничего не может с собой поделать. В этих землях как в клетке, у которой вместо прутьев, каменные стены. Тут не хватает воздуха, тут хочется лить кровь изо дня в день, пока не сдохнет последняя тварь, что хоть как-то связана с местным народом.
Просьба племянника, глубокий вдох, и он уже улыбается, но как-то по другому.
- Варя, сюда иди. - это было очень громко, настолько, чтобы она услышала. Его голос, подобный гулу колокола, убежденного в том, что звучание его настигнет всякого, кто обречен его услышать и почти оглохнуть.
Крикнул всего один раз и сделав пару шагов назад, снова облокотился на стол. Не назвать чудом или особой заслугой то, что Сумарлит уже давно позаботился о слежке за наследником. Он знал, что лишним не будет, и знал, что окажется прав. Да, он все это время был осведомлен о месте нахождения принца. Да он его не отдал, зная, что дитя скорей всего ждёт эшафот. А разве обязан был? Он прилетел суда помочь завоевать трон, для шлюхи, как оказалось. Граф никому не давал обещание, что будет убивать тут наследников.
Спустя пару минут в шатёр вошёл человек, остановившись на входе. На первый взгляд похожа на мужика, но талия ее выдала быстрее чем лицо под капюшоном. Это была Варнатуар. До сего момента ее не видел никто, девушка-невидимка и капитан разведывательного отряда. Иногда графу кажется, что она владеет всей информацией в мире и всех людей на свете знает лучше, чем их собственные мамаши. Бергтор кивнул, и женщина скинула капюшон, а после учтиво склонилась пред Каем и Дастаном. По мнению брюнета, она очень красива, даже в этих мужских доспехах.
- Наследник? - вроде наслаждается красотой, а тон продолжал отдавать суровостью в смеси с гневом.
- Трое все ещё верных ребенку людей прячут его у крестьянки, живущей на побережье. Пока выдают мальчика за ее сына. Но существует вероятность, что наследника хотят вывести из королевства. - будто скороговорку отчеканила. Быстро, коротка и по делу.
- Он должен быть здесь в самый кротчайшие срок. Если есть необходимость, Латар может полететь с тобой.
- Благодарю, но я не хочу привлечь слишком много внимания и спугнуть их раньше, чем доберусь до деревни.
Сумарлит кивнул девушке в сторону выхода, и после очередного поклона, она снова накинув капюшон, уже почти вышла...
- Постой. Я кажется слышал где-то рядом визг, закинь сюда его источник. - добавил граф.
Не успел он налить себе воды, как через проход влетела рыжеволосая наложница, которая не сумев устоять на ногах после довольно сильного толчка, упала лицом к сапогам Первого Маршала. Не нужно было разбираться в бабах, чтобы понять - эта падаль целует сапоги Каю и в то же время заливает их своими слезами, только чтобы сохранить свою дешёвую шкуру. Но кажется она впала в какой-то панический транс, когда увидела рядом с собой сначала тело подруги, а добила ее вконец уже голова в руках племянника. Сумарлит улыбнулся, и сев на стол поудобнее, закинул ногу на ногу.
- Что-то я боюсь, что она копыта откинет по дороге и не донесет дары. - он даже не знал почему, но был доволен. Похоже садизм стал напоминать о себе. Ну или лицезрение нормальной бабы за столько долгое время подняло настроение.

Варнатуар

https://69.media.tumblr.com/9af5cfe2eb3ad6a80d71cb92a224d1af/tumblr_or87gadEu31rkpdeto2_540.gif

Отредактировано Sumarlit Bergtor (2019-03-02 02:39:37)

+2

8

«Верные ребенку люди». Кайден фыркает на этих словах шпионки дядя. Принц Кельсон еще не достиг того возраста, когда мальчик на Драконьем острове может смело зваться мужчиной, но уже года два как мог бы бегать у любого их рыцарей в оруженосцах и ребенком уж точно не был, пусть и годился всем присутствующим здесь в сыновья. По закону же своей родной страны, в которой всадники так задержались, Кельсон уже мог править сам, в чем, собственно и состояла причина всей семейной грызни.
Но по сути это было не важно. Ребенок он там или нет, он, похоже единственная надежда своего народа на сколь-нибудь достойное существование. О процветании говорить было пока рано. И раз уж Сумар отправил за ним своих ищеек, можно было быть уверенным, что принц будет здесь в целости и сохранности. Главное, чтобы не «верные» не стали дурить, посчитав, что их последнюю надежду хотят выдать «любящей матушке».
- Теперь понятно, почему ты остался холоден к дарам королевы Версании, дядя, - усмехается Кай, отпихивая от себя безголовое тело девицы и садясь в ближайшее кресло. – Приволок с собой, поди, целый гарем?
В палатку, в самом буквальном смысле слова, влетает одна из шлюх королевы, неуклюжа падая на устеленный коврами пол, аккурат к ногам Первого Маршала. Следует отдать ей должное, девица быстро находиться, принимаясь целовать пыльную кожу на рыцарских сапогах, попутно заливая их слезами. Кай не спешит реагировать на ее мольбы, давая в полной мере вкусить всю прелесть отчаяния и испугаться ровно настолько, чтобы и мысли не возникло противоречить или предать. Нужный эффект достигается, едва только рыдающая дрянь замечает рядом с собой обезглавлено тело, а подняв взгляд на Первого Маршала, видит недостающую часть тела сообщницы в его руках.
- Неееет! – срывается с ее губ не то плачь, не то стон. Она бросается к Кайдену и Дастан тут же дергается, готовый оттащить ее прочь. Но Аркелл жестом велит ему не вмешиваться, бросая предупредительный взгляд на сына и дядю. – Нет-нет-нет… - повторяет девица, разрывая на себе и без того более чем откровенный наряд. – Прошу вас, господин… я сделаю все, что пожелаете… я буду служить вам… Умоляю, господин…
- Они здесь все только одним местом думают, - хохочет Кайден, когда девичьи пальчики ложатся на ремень его штанов. Он ногой отпихивает от себя девицу, нарочно рассчитав удар так, чтобы она упала в лужу крови. Видимо страх достиг таки своего апогея, потому что в той самой луже шлюха и осталась, тихо всхлипывая.
- Ты будешь жить, - произнес Кай, поднявшись и за волосы поднимая девицу, что тихонько заскулила. Видела бы Реджина своего мужа. Впрочем, Верховная знала его лучше многих. Лишь Кэт, его близнец, могла бы поспорить с ней в этом. И они бы вряд ли удивились, увидев своего мужчину теперь. – И ты мне послужишь, верно? – девица кивает и смотрит на Первого Маршала глазами испуганного олененка. Боги, ей ведь чуть больше пятнадцати. – Как тебя зовут? – девчонка что-то бормочет, но совершенно неразборчиво,  и Каю приходится встряхнуть ее, дабы она повторила.
- Лиана.
- Вот тебе первая служба, Лиана, - Кай отпускает ее волосы и вновь садиться в кресло. – Ты вернешься к своей королеве и отвезешь ей наши дары. Передай, что с этой минуты наш с ней договор разорван, и мы не забудем проявленного гостеприимства. Поняла?
- Да, господин, - кивает Лиана, с ужасом в глазах косясь на голову одной из своих подруг.
- Умница. После оставайся рядом с королевой и жди. Ступай.
Девица на ватный ногах выходит из шатра, и тут же появляются слуги, чтобы вынесли тело и голову. Пока они суетятся вокруг, Аркелл не спешит озвучивать каких-либо планов. Лишь фыркает на замечание дяди о том, что девица может не доехать до Олирана, умерев от страха.
- Ты удивился бы, дядя, насколько велико в ней желание жить, - замечает Кай, наливая себе в кубок вина. – Она еще может нас всех удивить… Ну, а пока… пока мне нужен Кельсан. Живой, здоровый и способный занять трон. Твоя Варнатуар не подведет? Впрочем, прости, твои ищейки всегда безупречны.
Он салютует дяде кубком в знак извинения и признания заслуг его агентуры. Они оказывали Ордену не ценимые услуги, хотя и не являлись его часть. И Первый Маршал признавал это. Сомнения же, столь неосторожно слетевшие с его губ были вызваны скорее раздражением и усталостью. А еще тоской по дому, по Реджине и по их малышам. Дети так быстро растут, а их отец застрял в этой покинутой Богами земле, вынужденный припираться с блудливой девкой, что возомнила себя королевой.
- Как только Варнатуар и принц будут в лагере, тут же приведи их по мне. И… дядя, с Кельсоном должно обращаться как с королем, потому что именно им он и станет, если окажется в должной мере благодарным.

Отредактировано Kaidan Arkell (2019-05-19 09:02:14)

+1

9

Наполняя кубок вином, граф на мгновение задумался о том, как все-таки цвет напитка схож с оттенком крови. Обезглавленная шлюха все ещё истекала соками своего прогнившего, вместе с душой, тела, и когда лужа достигла тени, жидкость стала казаться смольного черной. Создаётся подобие иронии, учитывая намек о гнилой душе и черной крови. Мужчина сделал небольшой глоток приторного пойла, уже завороженно наблюдая за попытками шлюхи угодить Каю, путем чистки его сапог. От такого представления он никогда не откажется, порой даже неистово желает лицезреть или принять участие. Правда именно в тот момент граф просто смотрит, жертва не вызывает у него абсолютно никаких эмоций как что-то обособленное, из чего следует отсутствие желания касаться. Как изначально не одобрял их нахождение даже рядом, так и в данный момент если бы мог, приказал трупу свалить подальше от его ног. Людей от животных отличает разум, потому-то Бергтор таких как правящая верхушка этой страны, да и вообще знать в салате с подобными этим шлюхам, нищету вырезает из своего круга знакомств. Он их не считает ни то что разумными существами - за людей не принимает. Народ этих земель поразил его своим менталитетом, который можно сравнить с фермерским скотом. Все что делают так это жрут, трахаются да спят. Просыпаются трахаются, жрут и ложатся спать. Если человеком правят животные инстинкты и отключается мозг, то это уже не человек, а тварь наземная. Конечно он впервые в Кентарии, и не знал, что останется в этих долинах Хель, на столь долгое время, однако Варю с собой захватил действительно не ради разведки. Всадник этого даже скрывать не собирался.
- Как там говорится: "Все свое носи с собой"? Но если даже не так, то свое с собой точно нужно брать, полагаю сегодняшний инцидент нам это хорошо дал понять. - подняв руки вверх, мужчина потянулся и издал еле слышный стон.
- Я тебя умоляю, какой гарем. - улыбнувшись, отмахнулся от племянника он.
- Хуже походного разнообразия может быть только его потеря на месте. Ну, если передохнет в бою весь ассортимент. Вот это может расстроить. - рассмеялся всадник, покачивая ногами, которые свисали со стола.
Сумарлит действительно сомневался в надёжности отброса, используй они его как посланника. А возможно отвращение зашкалило настолько, что он не хотел даже думать о связи всадников с этим нечто. Да! Он брезговал пользоваться девушкой вообще, хоть в чем то, ведь подобных ненавидел. И чем дальше заходил разговор и разминка племянника, тем больше омерзения граф чувствовал. Нет, не потому что Кай пнул шлюху и даже не потому что издевался - это как раз-таки сдерживало от умерщвления насекомого дабы не слышать более отвратительных писков, предложений и просьб. Идея с отправкой наложницы к королеве нравилась ему ровно до того момента, пока писклявая не превратилась в бесхребетную жижу. И даже на ее бросок к племяннику, брюнет не отреагировал всерьёз, прекрасно зная, что у той духу не хватит даже умереть с каплей гордости и надеждой на богов. А вот у него не хватило бы самообладания, чтобы после жалкой попытки напасть, он смог бы дотронуться до нее и не убить. Ради родной крови Бергтор порой фанатично расчищает опасные пути, однако слабоумием тоже не страдает, полностью осознавая и принимая тот факт, что Кай уже взрослый мужчина. Родственные чувства и переживания не исчезают с годами, они порой, напротив, заставляют уйти в сторону, наблюдать, верить в силу духовную, физическую и гордиться семьёй. Потому граф не сдвинулся с места, спокойно попивая вино и думая о том, как сильно хочется ему домой.
- Уверен, что мы можем положиться на Варю, у нее достаточно опыта чтобы выполнить приказ. В противном случае ей лучше не возвращаться. - мужчина коснулся своим кубком, кубка племянника опустошив его после в один заход.
Довольно выдохнул испарения какого-то уж слишком крепкого вина, граф улыбнулся и положил руку на плечо Кайдена. Подобным жестом брюнет давал понять Первому Маршалу что произнесенные слова не задели его и никогда нельзя быть в чем-то уверенным на все сто. Облажаться может каждый, на всё воля богов. Встав со стола, всадник широко зевнул, прикрывая рот кулаком, а чуть позже подобрав свой окровавленный топор, закрепил тот на поясе.
- Я понял тебя, Кай. Иначе не может быть. Уж мы то лучше всех знаем, как должно обращаться с королями. - рассмеялся Сумарлит, похлопав племянника по плечу.
- Шучу. Я прослежу за его безопасностью. А сейчас прошу простить, я пойду к себе. Полагаю, нам всем нужно хорошо отдохнуть. - кивнул он присутствующим и удалился в свой шатер.
На рассвете следующего утра, граф в компании мальчика подростка ждал Первого Маршала на берегу реку, куда тот должен был подойти. Наследник выглядел довольным и воодушевленный, ведь Сумар позволил быть рядом и прикоснуться к Витарру. Несмотря на то, что ищейке пришлось вырезать всех верных принцу людей за ночь, она неизвестно каким образом убедила пацана в их предательстве. Коварство и хитрость женщин не знает границ. Он добровольно пришел к Ордену вместе с ней, искренне веря, что преданные королевой так же как он, всадники помогут ему восстановить справедливость. Однако мужчину больше волновал не юнец, а Варя, которая, как бы ему не хотелось, не бессмертна и отнюдь не неуязвима. Пара серьезных, колющих ранений отняли все силы командира, и брюнет не мог перестать думать о ее самочувствии. Благо целители успели вовремя ею заняться, и просили не тревожить девушку ближайшее время, дав как следует отдохнуть.
- Идиотка самоуверенная. Предлагал ведь помощь. - гневно шипел он себе в кулак, но так чтобы рассматривающий дракона наследник его не слышал.

+1


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » Я не лаю и даже не кусаю. Я рву глотку.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC