Добро пожаловать в Фир Болг! Волшебный мир драконов, принцесс, рыцарей и магии открывает свои двери. Вас ждут коварство и интриги, кровавые сражения, черное колдовство и захватывающие приключения. Поспеши занять свое место в империи.

Fire and Blood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » Свечи из факелов на праздничный торт


Свечи из факелов на праздничный торт

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Свечи из факелов на праздничный торт
За тем туманом не приемлем мы войны,
Ценны те земли нам как кровь родная.
Там наши женщины, друзья, и дети что еще совсем юны,
Мы их покой будем хранить, усталости не зная.

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

21 июня. 3299 год. ❖ Авалон ❖ Сумарлит, Реджина
https://avatars.mds.yandex.net/get-pdb/226447/f18c78ce-edcb-4ed4-8dd6-ca8fc211a20a/orig

Когда ты ещё ребенок, день твоего рождения является самым важным и долгожданным для тебя праздником. А почему нет, если в этот день к тебе относятся с особым трепетом, любовью, дарят подарки и закатывают большой праздник, на который съезжаются все родственники. Именно поэтому Сумарлит так долго ухаживал и заботился о подарке для своей любимой внучки, Адоры. Но мужчина не забыл и о близнеце ее, Айдене. В день их рождения, граф направился на Авалон, и так как опаздывал, несмотря на просьбы Реджины, полетел на Витарре. Он не мог себе позволить пропустить или опоздать на такой праздник, да и какое-то странное предчувствие мучило деда уже на протяжении нескольких дней.

Отредактировано Sumarlit Bergtor (2018-12-20 11:06:36)

+1

2

- Мама, Айден говорит, что сегодня День Рождения у него, а не у меня! – трехгодовалая Адора бежит к матери, уже готовясь заплакать. Подбородок ее дрожит, а огромные карие глаза наполняются слезами. Реджина ловит дочку на руки и прижимает к груди, ласково гладя ее по длинным темным волосам. Объяснять близнецам, что они родились в один день, было не самой простой задачей из тех, которые стояли перед Корбу, но привычно она с этим справлялась. К тому же, Верховная ненавидела, когда ее дети плачут. Увы, Адора видела в этом средство манипуляции, а потому разводила мокроту нередко. На это охотно покупались братья и отец, но сама Реджина всегда терпеливо выясняла причину слез и тревог детей, объясняла им тревожащие моменты и никогда не реагировала на рыдания. К счастью, сейчас Адора убеждена в своей правоте и потому она всхлипывает всего пару раз, прежде чем поднять глаза на мать, ища у нее объяснения, а также защиты и поддержки. Реджина сажает девочку в кресло как раз тогда, когда прибегает Айден с Роландом, глядящих попеременно на мать и сестру. Адора демонстративно отворачивается, поджав губки, и фыркает, не желая глядеть на братьев, которые заставили ее так огорчиться. Корбу вздыхает и сажает Айдена рядом, понимая, что без его участия тут не обойтись, иначе на следующий год эти двое подерутся, выясняя, у кого же сегодня День Рождения. Благо, что Роланд родился раньше и прекрасно понимал разницу, не требуя немедленно отпраздновать и его праздник тоже. Хотя мысль о том, чтобы проводить дни рождения детей с разницей в пару дней, в голову Реджине, конечно, приходили. Что и сказать? Тяжела материнская доля, особенно, когда отец детей прилетел с утра, чтобы поздравить их и подарить подарки, а затем вновь отбыл по делам Ордена и обещал вернуться «как только сможет». Реджина не была в обиде. Дети тоже, потому что набор воинов на конях, которые получил Айден вызвали в нем невероятный восторг, а о заколках, сережках и подвеске для Адоры и говорить было нечего. Оба светились, как звезды в ночи, гордые и довольные подарком отца, ожидая, тем не менее, его возвращения. Впрочем, Реджина знала, что ждут они и другого гостя и Сумарлит едва ли припозднится настолько, чтобы дети начали о нем спрашивать.
- Вы близнецы, - присев рядом с малышами, объясняет Реджина, - Это значит, что вы родились в один день, с разницей всего несколько минут. То есть, у вас праздник в один день. Сегодня. И у тебя, Адора, и у тебя, Айден. Понимаете? – она уже объясняла это, они уже кивали головами, но как только начинали дразниться, давно выученные факты начисто вылетали из головы. Впрочем, им было всего три и ожидать слишком многого от них не стоило.
- Да, мама, - тихо заявляет Айден и Адора кивает вслед за ним, - А кто старше? – сразу же находит он новый повод для того, чтобы обойти сестру. Корбу вздыхает, улыбается и качает головой. Не хватало еще споров на эти темы.
- Адора, мой птенчик. Она родилась немного раньше, - мальчик куксится, зато девочка сразу утирает слезы с глаз и сияет, довольная.
- Но самый старший – я, правда мама? – сразу же встревает Роланд и Реджина смеется, кивая головой и растрепывая светлые волосы мальчика на голове.
- Да, солнышко, ты – самый старший. Родился на полтора года раньше, - сын застывает, надув щеки от гордости и Реджина поднимается на ноги, наконец, разрешив споры между детьми.
- Мы сегодня будем задувать торты со свечами! – сообщает Айден сестре и брату, те понимающе кивают, пока близнецы слезают с кресла, - А когда дедушка приедет, ма? – спрашивает за этим делом Адора, - Да, когда-когда? – радостно добавляет Роланд, принятый Сумарлитом, как родной и потому, считавший его и своим дедом тоже.
- Уже скоро, мои птенчики. Скоро прилетит. Может быть, если не слишком устал, покатает вас на своем драконе, - сообщает Реджина погладив близнецов по волосам. Сумарлита они обожают. Дед всегда был с ними ласков, внимателен к их просьбам и даже капризам, терпелив, баловал и дарил им подарки. Удивительно, как в нем наилучшим образом сочетался любящий дед и яростный воин, но Корбу была довольна и доверяла ему, быть может, многим больше даже тех, кто мог присмотреть за детьми на Авалоне. Она с радостью отправляла малышей к нему на Драконий остров и всегда была расположена к его визитам в Сангреаль, или Асхейм. Реджина была не склонна доверять всем подряд, но с родственниками Кайдена она намеренно устанавливала отношения не меньше теплого нейтралитета. Сумарлит своей заботой о птенчиках заслужил многим больше, и Реджина была ему благодарна. За то, как принял ее саму, близнецов, но что важнее – Роланда. Так что, очередной визит его на Авалон был желанен и ожидаем, Корбу с радостью получила весть о том, что Бергтор навестит их и с еще большим воодушевлением новость эту восприняли дети.
Отправив малышей играть, Реджина велела нянькам присматривать за ними, а сама направилась в храм. День Рождения детей, другой праздник, все одно. Верховная Жрица не могла предпочитать свою семью своим обязанностям.
В Главном Храме она проводит время строго необходимое для отправления культа и проведения службы Всеотцу. Реджина нетороплива и сосредоточена на том, что делает и это занимает достаточно времени. Так что, когда она выходит на улицу, солнце уже клонится к закату, хотя вечерние сумерки еще не накрыли город. Женщина поднимает глаза на небо как раз тогда, когда в пределах видимости появляется всадник на драконе, постепенно приближаясь, чтобы приземлиться за пару десятков метров от входа в Сангреаль. Пустошь перед городом давно уже стала привычной к бесконечным визитам драконов и никого не пугают эти летающие чудовища. Никого, кроме Корбу.
Она идет к дому, зная, что у самого входа они встретятся с Сумарлитом. Там и происходит. Женщина улыбается гостю и ждет, пока он достигнет дверей.
- Ждем тебя с утра. Рада, что ты приехал, - говорит Реджина, позволив себе короткие объятия, прежде чем открыть дверь и впустить дядю Кайдена внутрь. Дети, проводившее время в гостиной, визжат от восторга, едва завидев деда, и Корбу смеется, снимая с себя теплый меховой плащ, оставляя его висеть на крючке.
- Мама, дедушка прилетел! – радостно сообщает, прыгающая вокруг Сумарлита Адора и Реджина улыбается дочери, коротко кивая.
- Да, моя птичка, вижу.
- Дедушка, мы ждали тебя весь день!

+2

3

Радость или просто хорошее настроение людей, окружающих тебя, всегда заразны. Причём настолько, что это мгновенно окутывает и греет тебя, отвлекая от жестокого мира, который лишь травмирует душу. Но не каждая улыбка заразна, и не каждой ты будешь рад. Лишь любовь, внутренняя и самая искренняя, заставит быть счастливым, просто потому что счастлив дорогой тебе человек. В такой момент понимаешь, что, на самом деле тебе нужно в этой жизни. Невесомые, но такие, вполне реальные, как облака, моменты твоей истории за которые хочется ухватиться и не выпускать из объятий. Это дороже и ценнее всех богатств мира. Никто с этим не поспорит, но если такой человек найдётся, можно быть уверенным что он самый несчастный, коих видывала матерь земля.
Сумарлит был доволен своей жизнью. Не потому что он из благородного рода, и владеет тем, о чем многим остаётся только мечтать. Нет. Статус, сила и богатства, для него лишь средства для достижения определенных целей. А цель всегда прикладывается к приобретению приятных душевных моментов, которые никогда не стоят в стороне от семьи. Он на ней зациклен, он ради неё живет. Такой, каким граф сейчас является, он стал ради родных. Порой, иначе не получается, кому-то нужно взять на себя свершение и последующую ответственность за все бесчеловечные поступки, на которые толкает судьба. И пусть для остальных он будет ненавистен. Значимо ли это, если в доме продолжает безмятежно гореть семейный очаг? Для него остальные ничего не значат, только своё, только родное. Смысл его дальнейшей жизни, настоящая искренняя радость и счастье, которые захватывают, когда близкие и родные улыбаются.
Каждый дорог его сердцу, каждому он отдаст всего себя, без остатка, если так будет угодно. А пока граф продолжает строить, выкладывая камушек за камушком, нерушимую стену из самого себя, которая всенепременно будет оберегать близких - время нещадно стачивает ее основание. Уже не молод, и будучи реалистом, он понимает что боги однажды заберут его к себе. А он ещё столько не сделал, и ему так хочется наблюдать за взрослением своих внуков. Кто-то из них стал уже совсем взрослым, а кто-то ещё такой крохотный. Самые младшие мальки занимали самый большой кусок его души. Адора и Айден. Графские внуки. Они не от сыновей, но Кай для Сумарлита больше чем племянник. Когда-то они с его сестрой Кэт, были сродни глотку воздуха для утопающего. Дети его единственной сестры, они ее частица, оставшаяся после смерти. Тогда он получил кинжал в сердце от озорной девы судьбы, и именно четверо ещё юных членов семьи, его вытащили. Вытащили и так надёжно залечили рану. Нет. Он больше чем племянник. Его кровь, его гордость, тот, под чьим надёжным крылом он может оставить родных, когда встретит свой последний закат. И его дети, именно внуки Сумару. Его внуки. Все, до единого.
Бергтор разом бросал все свои дела, встречи и даже завершал серьезные разговоры внезапным исчезновением, наплевав на этикет и моральные нормы, если дело касалось внуков. Стоит ли заикаться о дне рождении самых младших, из них? Тут он, конечно, был предусмотрительнее, и заранее вычеркнул все из планов на этот и следующий день. Пропустить такое торжество мужчина мог, но только в том случае, если с небес на его голову свалился бы валун, прибив графа насмерть. Он знал, что малыши его ждут, и не смел даже подумать о том, чтобы расстроить их в такой знаменательный день своим поступком. Всё и все подождут, бросить и улететь - стоит их радостного смеха и счастья. А когда же ещё людям быть самыми счастливыми на свете, и получать все что они хотят, если не в детстве? Сказал бы он, что по себе знает... Однако не лучшее сравнение, и не дайте боги повторить малькам его судьбу.
Когда на фоне пылающего алым пламенем горизонта, показались верхушки городских дворцов и храма, мужчина похлопал дракона по жилистой шее. Пора было снижаться, и чем быстрее, тем лучше, ведь он и так прибыл поздно. Витарр последним, мощным взмахом широких крыльев, толкнул себя вперёд, а после сложил их и камнем пикировал вниз. За столько лет Сумар так и не привык к этому, чувство, когда ты борешься с самой природой, которая сопротивлением ветра пытается выбить тебя из седла. Органы будто сжимаются от такого давления и прилипают к спине с внутренней стороны. Завораживает, и в то же время заставляет тело кипеть от переизбытка горячего адреналина. И каждый раз ты задумываешься, успеет ли твой драгоценный друг раскрыть крылья, или сегодня вас обоих ждут чертоги Хель. Но для дракона это часть жизни, ему не страшно и он не солидарен тебе в твоих чувствах и ощущениях. Пепел знает что нужно делать, в отличие от визжащих малявок в сумке. Для них эти ощущения были в новинку, и барахтаясь, царапая и пытаясь прокусить сам мешок, они показывали как сильно косолапым не нравится происходящее.
Проверив свои подарки и убедившись в том что все они живы и все целое, граф направился к дворцу. Витарру он приказал ждать, но на всякий случай прихватил с собой свисток. Бергтор всегда готов к бою. Даже если летит на день рождения к внукам. Ничего не поделаешь с привычками, которые ещё в прошлом впились как клещ, а сейчас уже настолько откормлены, что оторвать не хватит сил не у кого. Да и он все же прилетел ни к себе домой, чтобы быть всецело уверенным в своей безопасности, и расхаживать не защищённым. Нет, оружие в сумке, броня на нем. Тем более что в ней он чувствует себя намного комфортнее, нежели в нарядах достопочтенных господ. Причина самому не ведома, но чувствует себя граф, в нарядах, шутом. Матушка бранилась на это, но сама виновата. Хотела сына воина - получила.
По пути Сумарлита встретили слуги, которые помогли ему донести груз прямо до входа в дом, где мужчину уже ждала Реджина. Женщина улыбалась гостю, чем сменила суровую, графскую мимику на довольную. Он и правда был рад ее видеть, и испытывал к возлюбленной Кая исключительно теплые чувства. Одна из немногих личностей, которая входила в число уважаемых брюнетом людей. Кто-то путает уважение со страхом, не стыдясь рассказывать и расхваливать людей. Кто-то путает хорошее отношение с уважением, распыляясь о том, кто защищает их жизнь и заботится. Мар может уважать и ненавидит одновременно. Нет, это не касается данного случая. Но граф уважает людей за поступки, и эти поступки не обязательно должны касаться его личности или его жизни. Лишь тот, кто не побоится кинуть вызов судьбе, и будет стоять, с гордо поднятой головой, может говорить о силе духа. И не важно, насколько сильно его тело, ведь физически сломать можно и дракона, но прогнуть стержень души того, кто его действительно имеет - невозможно. Такие люди редкость - одна из них воспитывает его внуков. Женщина, каких он за всю свою жизнь не встречал. Есть у нее, и чем стыдиться, не после всех историй ее жизни он восторженно похлопал бы. Но жить, не совершая ошибок, невозможно. Пусть он высокомерен, горделиво, придирчив и надменен, но в  существование идеальных людей никогда не верил. Потому что их нет. Главную роль играет лишь грань между количеством поступков, какая сторона уходит вниз на весах - ошибки или достоинства. Если второе, как у нее, то нет смысла заглядывать в оплошности, ведь о достойных поступках слушать интереснее.
- А как же я рад, что приехал и могу наблюдать тебя пред собой. – мужчина рассмеялся, приветственно приобняв женщину.
- Прошу прощения за опоздание. Я правда торопился, но с таким грузом, да ещё и не в попутный ветер, лететь было тяжеловато. - лицо тронула гримаса сожаления, когда мужчина указал на два больших мешка позади себя.
После теплых приветствий и паршивого, как показалось Сумарлиту, оправдания, они направились в дом. Он был не уверен, показалось ли, что после внезапных и таких звонких криков детей, в ушах зазвенело. Да, так давно не видел мальков, что успел отвыкнуть от их голосов. Заметил что подросли. Не смог удержаться, рассмеялся в голос, быстро поймав прыгающую вокруг него Адору, он крепко обнял внучку. Учитывая стиль жизни, этот человек забывает порой и о чувствах, которые испытывает в такие моменты. Где время? Люди вокруг? Кто-то смотрит? Да какая разница, будто он когда-то испытывал стыд. Такая крошка, что приходится сдерживаться, чтобы не причинить ей боль своей любовью.
- Ты даже не представляешь, как я сильно скучал без вас. Говорю Витарру, давай быстрее, подгоняют. Но знаешь, что он мне отвечает? - он отстранился немного от девочки, сидящей у него на руках, и коснулся указательным пальцем кончика ее носа.
- Он мне ответил, что те подарки, которые мы несём вам, стоят того, чтобы вы их чуть-чуть подождали. И как я его не подгонял, этот чешуйчатый проказник не хотел лететь быстрее. - наигранно злое лицо, а после снова громкий смех.
- А что, второй именинник и его могучий воин-брат, не хотят обниматься? Или вы уже слишком взрослые мужчины для этого?
Счастье горячей струёй разливалось по всему телу, приятно обогревая и душу. Вот ради чего стоит жить, ради чего стоит каждый день встречать новый рассвет и биться не жалея себя. В то же время именно из-за этого так страшно закрывать глаза перед сном, с мыслями, что больше никогда они не откроются и не увидят эти улыбки.

Отредактировано Sumarlit Bergtor (2019-01-15 07:23:31)

+1

4

- Надо было сказать ему, что мы очень тебя ждем! – включается в разговор маленький Роланд, тоже бросаясь Сумарлиту на шею. Реджина с улыбкой наблюдает за общением малышей с дедушкой и особенно за общением с ним старшего из своих сыновей. Несмотря на то, что он был рожден от другого человека, Корбу считала Кайдена его отцом и никогда бы не посмела даже подумать об ином. Но тот факт, что его семья с первого мгновения принимала мальчика, как своего, удивлял и раз от раза заставлял в этом сомневаться. Но сколько бы Верховная ни наблюдала за общением Роланда и родственников со стороны отца, она только убеждалась в том, что все они ласковы к Роланду, приветливы и весьма расположены, не делая различий между ним и близнецами. Порой Реджине даже казалось больше того, что о Роланде заботятся больше, к нему проявляют больше внимания и любви и связано это единовременно и с тем, что он был лишен благодати Драконьей крови, и с тем, что близнецов всегда было двое и они находили развлечение друг в друге, а он один и потому, порой, скучал. Как бы то ни было, но Реджина была благодарна Сумару и всем остальным за то, что они находили в себе силы любить мальчика ничуть не меньше, чем близнецов. В противном случае, Корбу не знала бы покоя. Она итак слишком много тревожилась о том, что привела в этот мир ребенка, которому ничего не может дать, кроме тревог, сомнений и страданий.
- Я очень скучал, дедушка, - тихо заявляет мальчик, пока женщина снимает с себя верхнюю одежду и осматривает зал. На столах лежит множество распакованных подарков, все уже осмотренные, отыгранные и разобранные. Женщина качает головой нетерпению близнецов и отмечает, что, очевидно, посыльный передал подарки от их старших с Кайденом детей, от дяди Гэбриэла, от его детей и от герцогини Катрионы. Близнецы до крайности довольны, так что Айден до сих пор занят тем, что расставляет игрушечных рыцарей по столу, делая построение против войска старшего брата. Наконец, он сердито хмурится и бежит к Сумару, последним бросаясь ему на шею.
- Дедушка, Роланд вечно выигрывает меня в солдатиков! Даже в мой День Рождения, - хмуря лоб и сводя брови к переносице, потешно жалуется малыш, щипая Роланда. Старший брат щиплет его в ответ и вот они уже сцепляются едва ли не в драке. Реджине дважды уже доводилось заставать этот клубок мальчишеского неприятия и теперь она этого, конечно, допускать не собиралась. Женщина подхватывает Айдена на руки и тот, вереща в полете под боком матери, болтает ногами и смотрит на дедушку и брата, с обещанием взять реванш уже совсем скоро.
- Помнишь книгу, которую ты дал мне в прошлый раз, когда мы у тебя гостили? Про древних драконов? – Роланд обожал читать. И хотя сам он делал это пока очень медленно, он заставлял всех в доме это делать за него и внимательно слушал раз от раза, - Я ее уже почти всю прочел! Там сказано, что бывают драконы с разным пламенем и разной чешуей, но что много лет назад существовали серебристые драконы, которые жили в воде и могли сожрать целые корабли, представляешь?! – Роланд с восторгом рассказывает деду все, что прочел сам и все, что прочли ему.
- Фу, какая скука! – морща носик, заявляет Адора, - Пойдем лучше я покажу тебе какие красивые сережки подарил мне сегодня папа и какой красивый браслет из сапфиров подарил дядя Гэбриэл. На Йольском балу в Асхейме буду самой красивой! – малышка сияет в улыбке и Реджина тихонько смеется, глядя на нее.
- Вот глупенькая! – с умным видом заявляет Айден, хохоча на руках у матери, - Ты еще слишком маленькая! Ты даже не знаешь ни одного слова на древнем наречии. Кто же тебя пустит на бал? Там же одни колдуны, да колдуньи! – Айден показывает сестре язык и Адора показывает в ответ, да еще и руки к лицу подставляет, изображая гигантские уши, дразня брата пуще, чем он ее.
- Дедушка, скажи ему, что я непременно пойду на бал! Я же уже и платье себе выбрала. Мама, правда ведь пойду, правда? – малышка жмется к дедушке и требует немедленного ответа, опасаясь, что и впрямь так может пропустить бал. И кто ей только рассказал об этом? Мероприятие и впрямь было масштабным, потому что приглашали и представителей Драконьего острова. На таких вечерах заключались важные союзы, в том числе брачные, договоры о поставках провизии на следующий год и об обрядах на ближайшие месяцы. Детям там делать было совершенно нечего и Реджина, конечно, пожелала бы держать дочку как можно дальше от этого. Она думает, как бы поскорее отвлечь малышку, но это успешно делает старший сын.
- Дедушка, а какие подарки ты привез близнецам? – спрашивает отчего-то Роланд, глядя на мужчину, а потом на малышей, - Мы поспорили. Айден говорит, что ты подаришь им по еще одному дракону, а я говорю, что это нечестно, ведь у меня нет ни одного дракона, а у них целых два! А Адора думает, что это будет седло для их драконов, хотя они еще такие крошечные, что вряд ли на них вообще кого-то можно посадить, - малыш тараторит, глядя на Сумара, но младшие не перебивают его, потому что не меньше Роланда хотят знать, что же подарит им дедушка. Они ведь так долго его ждали.
- Дети, - женщина смеется, укоризненно глядя на Адору и Роланда, что оккупировали колени Сумарлита и явно не намеревались уступать своих позиций, - Дедушка же только что приехал, а вы уже успели его замучить. Дайте ему хотя бы пройти, выпить подогретого вина с медом, согреться у камина и поужинать с нами. А потом пристанете к нему со всеми расспросами. Дедушка наверняка останется у нас на пару дней, - она вопросительно смотрит на Сумара, ожидая его ответа. Лететь с Драконьего острова, чтобы побыть с малышами всего несколько часов? Нет, это вряд ли. Здесь всегда были рады гостям с соседней земли и Реджина исключением не была. Да и Кайден должен был скоро вернуться, а он был рад Сумару не меньше, чем сама Корбу, или дети.
Малыши послушно и поспешно слезают с колен деда и подходят к матери.
- Гляди, мама! Это мне Редвульд подарил, - она прижимает к груди искусно вырезанную деревянную шкатулку, украшенную драгоценными камнями и ее инициалами, - А Роланду Риган прислал настоящий кинжал! – раскрыв глаза, сообщает малышка, ища подарок среди целой кучи вещей на столе. Реджина качает головой, думая, что для таких подарков Риган поторопился, но находя оружие, отмечает, что оно намеренно отлито тупым и пораниться им, равно как и получить какие-либо увечья невозможно. Зато украшен подарок восхитительно: инициалы, драгоценные камни, чуть заметный узор на клинке.
- Прекрасно, мои птенчики, - погладив малышей по волосам, Реджина кивает, позволяя им усесться за стол, чтобы распечатать остальные подарки.
- Сумар, проходи, прошу тебя. Это и твой дом тоже, тебе здесь всегда рады и спасибо, что прилетел, я это очень ценю.

+3

5

Порой, наблюдая за собственным отражением в зеркале, страх, мертвой хваткой впивается в его сердце. И он никогда никому об этом не скажет. Не потому что стыдно. Причина в самом этом страхе. Знает себя слишком хорошо, знает, что земля носит не одного его, такого. Руки по локоть в крови, и так тяжело осознавать, что она принадлежит даже детям. Таким же маленьким, когда-то наивным, доверчивым, кто верил в чудеса, как его внуки. Эти раны в сердце никогда не перестанут кровоточить, крупицы оставшейся совести никогда не позволят забыть содеянное. Люди думают, что он и не осознает, каков в чужих глазах, но они ошибаются. Это и есть причина, по которой страх за близких становится почти паническим, почти паранойей. Он так боится, что родным предстоит встретить на жизненном пути такого как их дед. Боится, что встретят, когда его не будет рядом. Нет сомнений в могуществе каждого из членов своей семьи, но с эмоциями бороться он не может. Их больше чем уверенности. Любовь в стократ сильнее убеждения, а страх - веры в удачный исход. Времена, когда мысли о собственной безопасности заполняли разум давно прошли. За углами шепчут о гордыни и излишней самоуверенности, и тут и там слышны бредни о том, что надо бы задуматься всерьез, о слишком высоко вздернутой вверх голове. Многим ненавистен, однако для него главное, что любим семьей. Когда-то смотрел на себя и спрашивал у богов «Для чего заставили сердце треснуть, а от души оторвали половину? Зачем на землю спустили, вылепив из человека столь безжалостную тварь?». Сейчас эти вопросы остались забыты, ведь ответ на них он нашел сам. Крепко сжимая в объятиях внучку, и радуясь бегущим к нему пацанам, он точно знает, что для лучшей их защиты нужна именно тварь, а для запугивания врагов – отсутствие жалости.
Откинув длинный полётный плащ свободной рукой, назад, мужчина присел, дабы внуку было удобнее сковать его в объятиях. Слух ласкают самые дорогие сердцу слова о том, что дети его ждали. Будь граф чуть мягче, видят боги, затопил бы слезами счастья, весь зал. Заключив в объятия Роланда, Сумарлит поцеловал мальчишку в макушку, после чего усадил на колено.
- О, мой юный дракон, как приятно мне слышать от тебя такое. - возможно подобный момент выглядел бы со стороны очень трогательно, не пытайся Адора повернуть голову мужчины к себе, со всех сил тянув Сумарлита за бороду. Но портила всю драматичность ситуации она не кривой рожей деда, а своим кряхтением и раздраженной от ревности моськой. В кого только пошла своей ревностью?!
Каждый раз он чувствовал эти едва заметные нотки волнения, что парили в воздухе. И нет малявка, пытающаяся оторвать ему лицо тут не причем. Проводить долгое время с внуками, находясь на авалонских землях, графу не приходилось. А Реджина не сказать, что очень частый гость у него на родине, и виной всему ее неприязнь к драконам. От того, мужчина всегда мог уловить взгляд жрицы, когда дело касалось Роланда. Он отличался. Не сильно, но достаточно, чтобы Мар заметил. Да это было и не удивительно, учитывая все нюансы. Брюнет лишь надеялся на веру женщины в его искренние чувства к ребенку и исключительно благие намерения. Ведь любовь была самой настоящей, не наигранной и не ради родителей. Этот мальчик родился и рос у него на глазах, данный как испытание и единственное исключение в принципах, касающихся чистоты крови. Если боги решили, что среди драконов будет жить существо, не одаренное драконьей кровью, как усомниться в избранности этого дитя? Он особенный. Особенный даже для Сумарлита, отвергающего любое возможное родство своей семьи с магами.
- Теперь я буду знать кто меньше всех ждал меня сегодня. - сузил глаза граф, когда в объятия прыгнул последний малёк.
Невозможно было не отметить столь сильное сходство Айдена с Каем, особенно смотря на то, как младший Аркелл хмурится. Подобное заставило облепленного деда громко рассмеяться, после чего он хотел дать маленький совет расстроенному внуку, но… Но не опередил шустрых, и оказался в самом центре их возни. Все бы ничего, ведь нет таких братьев, что в детстве не дрались, однако выбрали они на сей раз плохой момент. Сидя на корточках Сумар конечно равновесие удерживал, но он совсем не ожидал такой прыткой потасовки на своих коленях. В общем, все его сто с плюсом килограмм, вместе с детьми рухнули на задницу. Хорошо, что Айдена успела подхватить его мать, иначе их с Роландом “схватка настоящих мужчин” не понравилась бы самим воинам. Удержав мелкую девчушку и старшего из ее братьев почти в исходном положении, граф сидел жопой на каменном полу удивленный столь мгновенным, а от того и неожиданным падением. Зато дети, будто ни в чем не бывало, продолжили занимать мужчину разговором.
- Ты молодец Роланд. Только и делаешь, что радуешь деда. Я привез тебе ещё несколько книг, в которых рассказывается ещё о множестве разнообразных животных.
Наверное, это самая тяжёлая тема для разговора, но мужчина продолжает улыбаться. Слишком больно думать о разрушении мечты внука в будущем. Будь возможность дать мальчику хотя бы искусственно, способность связать жизнь с драконом, и Сумарлит бы из кожи вон вылез, но достал ему даже водного дракона.
Волосы уже дыбом, маленькие ручонки Адоры тормошат бороду, требуя ответа, а он лишь смеётся уже и не зная, что отвечать. Да, он действительно не знал, пойдет она или нет. Все зависит от Реджины, только от нее. И вот когда эмоции утихли, приветствие закончилось, любопытство быстро дало о себе знать. Странно конечно, что первый вспомнил о подарках не именинник, но и для него у деда есть сюрприз.
- Думаю драконов достаточно. Не будем добавлять забот и переживаний вашей маме. Да и птенцов в этом году никто не принес. Прости малыш, но я и в этот раз без чешуйчатого подарка для тебя. - он положил ладонь на голову Роланду, взъерошив слегка детские волосы.
- Но это не значит, что тут, хоть кто-то, останется без подарка.
Бергтор поднялся с пола, поставив на ноги внука, но оставляя на руках девочку. Обернувшись к входным дверям, граф жестом подозвал к себе слугу.
- Принеси сюда мешок. Тот что квадратный. И быстрее, не заставляй детей ждать. - поторопил он парня, после чего спустил с рук внучку и обернулся к жрице.
- Рассчитывал на два дня. По крайней мере на столько я отложил свои дела дома. - отвечал граф, снимая с себя плащ.
На приглашение Реджины, Сумарлит учтиво кивнул, но вглубь зала идти не торопился. Он ждал мешок с подарками. А если точнее это была большая деревянная коробка. Боги только ведают, сколько графу пришлось возиться, чтобы закрепить ее на спине дракона. Особенно учитывая, что Витарр совершенно не желал таскать на себе подобный груз, и ещё на земле, при любом удобном случае скидывал его. Такими успехами разбили они примерно четыре коробки, едва не покалечив дорогие подарки детям. И вот только когда ящеру прилетело бревном по морде от разъяренного хозяина, он-таки успокоился.
- Благодарю Реджина. Твои слова греют мне душу.
- Да и они же мои внуки. Пока погребальные костры не взмоют в небо над моим телом, я буду рядом с ними в каждый день их рождения. - улыбнулся граф.
Почти в тот же момент в зал внесли деревянную коробку, из которой доносился жалостливый рев. Бедняги устали сидеть в темноте, и мужчина решил не продлевать их мучения. Он, приложив немного силы, дёрнул на себя дверцу, вырвав ее вместе с множеством щеколд. Открывать их по очереди было бы весьма муторным занятием, а заморачиваться Сумар никак не хотел. Вместе с дверцей из коробки выкатился чёрно-белый пушистый клубом. Вот и первый подарок -  двухмесячный детеныш белого медведя. На шкуре лупоглазого комка меха отчетливо виднелись руны. Только зачарованные символы были не нанесены на него, а являлись частью расцветки, выделяющейся черной шерстью. На это существо колдуны Ойстейна наложили заклинания, когда тот находился ещё в утробе матери.
- Я бы назвал его именным подарком. - подмигнул брюнет Адоре и подтолкнул зверя.
Проморгавшись, чёрно-белый толстяк будто забыв о своей неуклюжести, рванул к девочке. Косолапый был не обычный, Адору связали с ним, когда внуки гостили на драконьем острове. Конечно же об этом никто не знал, а самого медведя ещё на свете не было. Особь вырастет в полтора раза крупнее обычного белого медведя, зачарована на беспрекословное подчинение девочке и принудительно одомашнена (руны на искоренение агрессии к членам семьи и предрасположенность к дрессуре). Почесав бороду, брюнет отметил, не без одобрительного кивка, что питомец уже немного перерос хозяйку. Странно только, почему остальные еще в коробке сидят.

Подарочки.

http://sd.uploads.ru/1tCZ0.jpg
http://s7.uploads.ru/4bsj2.jpg
http://sg.uploads.ru/0BpsA.jpg
http://sg.uploads.ru/TOAq2.jpg

Отредактировано Sumarlit Bergtor (2019-02-28 04:42:27)

+2

6

Визг от того, что дедушка тоже привез им подарки и приказал занести их в дом такой сильный, что у Реджины, на мгновение, зазвенело в ушах. Она даже не попыталась удержать малышей от того, чтобы прыгать, носиться по комнате и визжать, потому что это было совершенно бесполезно. Как любые дети, они обожали подарки и как любые дети, они не скрывали своих чувств по этому поводу. Адора казалась счастливее всех, будучи девочкой, она позволяла себе проявлять желания и эмоции явственнее других и это, порой, смущало Реджину, которая давно уже была обучена улыбаться, несмотря ни на что. С другой стороны, она была рада тому, что дети все еще сохранили свою детскую непосредственность и не смущались ни воодушевленным крикам, ни громкому хохоту, ни такому же громкому плачу, когда их что-то расстраивало, или пугало. Их родители почти не видели детства и повзрослели слишком рано. Возможность обеспечить малышам еще два-три года детства радовала Реджину. И она с улыбкой наблюдала за реакцией детей, которые на перебой предполагали, что же такого там мог привезти им дедушка в качестве подарка. Даже Роланд, несмотря на то, что знал, что День Рождения сегодня вовсе не у него, радовался подарку и обещанию Сумара дать ему почитать новые книги. Реджина вовсе не была против. Ее тревоги в отношении старшего из детей были велики, но они не были напрямую связаны с Сумаром. Скорее, с самой природой происхождения Роланда. Он так грезил о драконах. Он никогда не сможет быть с ними по-настоящему, как были его брат и сестра с самого первого дня своего рождения.
- Приготовь графу Бергтору спальню на втором этаже рядом с детскими. Отвечаешь головой за то, чтобы все было в лучшем виде, - тихо говорит Реджина своей служанке, пока в дом заносят ящик с чем-то живым внутри. Корбу напрягается, опасаясь, что это и в самом деле еще один дракон, но отвлекается на уточнения относительно покоев, которые нужно приготовить графу. Стоит ли рядом с детскими? Конечно, стоит. Реджина, да и сам Сумарлит знали, что внуки теперь не отстанут от него до самого отъезда обратно на Драконий остров и подготовить для него спальню на первом этаже, значило заставить детей всю ночь бегать по дому из комнаты Сумара в свои собственные. Дедушка, почитай нам книгу, дедушка, расскажи историю, дедушка, построй нам шалаш, дедушка-дедушка-дедушка. Просьбы эти были бесконечны, дети обожали Сумарлита и Реджина была ему благодарна за то, что они нередко могут оставить малышей у графа с безопасности и спокойствии, не опасаясь ни чьей бы то ни было злой воли, ни того, что дети заскучают.
Служанка удаляется исполнять указания госпожи, а Реджина переводит взгляд на замерших в любопытстве малышей. Они в нетерпении едва ли не прыгают на своем месте, а едва коробка открывается и оттуда вываливается маленький мишка, визг стоит такой, что слышно, наверное, на весь Сангреаль. Корбу и сама замирает в страхе и недоумении, глядя попеременно на животное и детей, не понимая, в восторге малыши, или невероятно напуганы. На пару мгновений наступает гробовая тишина, потому что медведь смотрит на детей, а дети на медведя, но еще секунду спустя, Адора с визгом бросается к мишке и обнимает его, падая на пол и держа животное за шею.
- Мама! Смотри! Смотри! Мишка! Самый настоящий мишка, мама! – девочка хохочет, водя ручками по белой шерсти животного, а медведь не проявляет никакой агрессии, ластится точно кошка и урчит, утыкаясь девочке в бок. От этого Адора приходит в еще больший восторг и ее звонкий хохот дает понять, что ничего дурного не происходит. Реджина, было, хочет что-то спросить, собирается с мыслями и словами, но из коробки один за другим вылезают дикие животные и лишь когда их становится четверо, коробка пустеет до конца. На мгновение у Корбу подкашиваются ноги и ей приходится сесть.
- Ничего себе! – возвещает Роланд, довольный происходящим не меньше сестры. Он уже успел обнять белого львенка и даже подняться с ним, хотя тот едва ли уступал ростом самому малышу. Лишь Айден настороженно глядит на животных, не торопясь предпринимать никаких действий и чуть хмуря лоб. Подаркам Сумарлита, между тем, довольно весело и они резвятся на полу, играя с детьми. Лишь тигренок озирается по сторонам в поисках хозяина, а найдя его, тычется ему в живот, прося о ласке и внимании. Айден их дать не торопится, отступая на пару шагов к матери и беря ее за руку. Реджина с нежностью смотрит на мальчика, присаживается рядом с ним и гладит по волосам. Она, в отличие от ребенка, уже поняла, что это не простые животные и опасаться здесь, вероятно, нечего, но Айдену этого вот так просто не объяснишь и Корбу знает, что если попытаться теперь давить, ничего хорошего из этого не выйдет.
- Хей, малыш, - ласково обращается Реджина к Айдену, глядя ему в глаза с улыбкой. Она обнимает ребенка и целует его в висок, давая понять, что рядом и ему совсем нечего опасаться, - Посмотри, какой он маленький, беззащитный и ласковый. Совсем как ты, - тихо говорит Реджина, пока Адора примеряется к возможности покататься на мишке верхом, - Ищет тебя, хочет с тобой играть. Помнишь, ты просил у меня щенка? Это почти то же самое, - Реджина протягивает руку к тигренку и осторожно гладит его. Тот тихо урчит и жмется к ладони Корбу, а затем лижет ее, - Видишь? Совсем ничего страшного, - она ждет, пока Айден кивнет головой и сам осторожно протянет руку к тигренку, желая его погладить. Животное воспримет это с большим энтузиазмом и лаской отзовется на ласку, обрадовав, тем самым, Айдена.
- Дедушка, спасибо тебе! – кричит Роланд, уже нашедший с помощью служанки кусок сырого мяса и пытающийся накормить им львенка, - У нас никогда не было таких подарков! – добавляет он, радостно смеясь и лучась от счастья.
Между тем, к Реджине вальяжно и неторопливо подходит четвертое животное, оказавшееся черным ягуаром. Реджина с опаской смотрит на Сумарлита, желая, чтобы он сказал ей, что это не для нее. Но судя по тому, как кошка садится у ног женщины и глядит на нее, требуя внимания, она ошибается. И четвертым подарком Сумар решил порадовать именно ее.
Реджина нервно смеется, глядя на деда детей и качает головой, не уверенная в том, что это – лучший подарок для нее и в том, что ей вообще надлежит принимать подарки. День Рождения-то не у нее.
- Сумар… - тянет она, смеясь и качая головой, - Кажется, нам придется переехать в дом побольше, если мы хотим содержать всех этих малышей.

+2

7

Он смеётся, наблюдая за реакцией внучки и понимая, что все-таки не прогадал с подарками. Ему всегда тяжело при их выборе, ведь мужчина понятия не имеет что может понравиться детям, а что нет. Внуков отнюдь не мало, и фантазии было суждено в какой-то момент исчерпаться. Почему она до сих пор даёт о себе знать, стоит только догадываться. Самое время быть довольным собой, потому что в очередной раз не остался в числе тех, чьи дары ушли в забытые. Однако не это распирало Сумара, а чувство, которое более позитивнее и сильнее, на его взгляд. В очередной раз он получает подарки дороже, чем преподнёс сам. Это не сравнимо с тварями, выведенными колдунами. Не поставит на одну полку и с драконами, в качестве дара. Радость, улыбки и заворожённый взгляд детей - самый ценный подарок. Не именинник, но нервничал, готовился и ждал этого момента, наверное, больше чем близнецы. Сейчас умиротворение и покой, которых удалось достичь, одним лишь любованием несколькими частицами своей души. Те единственные существа, для которых, сама душа раскрыта нараспашку.
Не то чтобы Бергтор не доверял колдовству или не верил в его эффективность. Просто каждый раз, когда он видел своими глазами его проявление, такой же равный раз восхищался как впервые. Колдуны его графства не перестают удивлять, снова и снова их фантазия поражает как графа, так и всех, кто имеет возможность лицезреть успех. Те несколько личностей, когда-то отправленные Реджиной в Ойстейн, скорей всего единственные люди, которые за долгие годы службы Сумару, ни разу не спровоцировали его на гнев к себе. Некоторые из этих колдунов и вовсе не видели господина в плохом расположении духа. Причины этому просты, одновременно они раскрывают и частицы удачно сложившихся взаимоотношений тирана с чернью. Да, то что родич герцогини придерживался категоричной политики, идущей бок о бок с жестокостью, во имя поддержания своей абсолютной власти, знали все и очень давно.
Сумарлит может промолчать, или шуточно отмахнуться, но если замечают посторонние, то он сам тоже, давно должен был. Скотоводство поглотило его, отнимая не только все свободное время, но и захватив в придачу пару аристократических замашек. Колдуны-простолюдины стали будто статусом выше, фермеры, пастухи и жрецы - люди в чьем обществе он чувствует себя уже комфортнее, чем среди вельмож. Он замечает изменения в собственной натуре, но вряд ли признает пред кем-то. Да и должен ли? Гордость, репутация, стыд и присущие обычно аристократам чувства тут не причём, пусть останутся в жизни личные отдушины.
А ведь и слуги благодарны и горды собственным местом, статусом и возможностью так легко чувствовать себя в его присутствии. Поэтому подарки графским внукам были настолько продуманы и напитаны магической энергией, что впредь, подобных, вывести не сумеет никто. Уникальные звери для самых дорогих членов семьи его Сиятельства. Однако, лично от себя, в знак уважения и почтения, колдуны Ойстейна вложили в подарок Верховной Жрице всю свою любовь и веру, тем самым выделив маленького ягуара. Сумару не дано увидеть то колдовство, которое просыпается в чёрной кошке, когда она проявляет любовь и нежность к своей хозяйке. Объяснить ему, умельцы тоже, вряд ли были способны. Однако, во избежание проблем, главный жрец семьи, Арон, предупредил, что их госпожа может удивиться, увидев особенность своего подарка, и графу не стоит переживать, даже если эту особенность он не сможет увидеть. Ну, брюнет понял намёк на то, что в этом он слеп и глух - пусть будет как будет. Запомнил, что нужно передать, в момент удивления, и обещал, что непременно в подробностях им расскажет о реакции Реджины.
И вот любопытство уже раздирает графа, мужчине хочется понять, что же намудрили эти алкаши. Он понятия не имел, какой смысл хранится в словах, которые просили передать Корбу. Даже не догадывался. Ещё брюнету не особо было понятно, как фермерские пройдохи, умеющие разве что влиять на потомство скота, собрались удивлять магией Верховную Жрицу Авалона. Насколько ему известно, именно она их и понатаскала в ремесле, которое даёт им место среди графского общества. В общем, он просто безумно хотел знать ответ на свой вопрос «По зубам ли то, на что они надеются? Удивлению будет ли место?».
Комната и без подарков была наполнена детскими эмоциями, однако, когда пришло время зверей, прежнее веселье уже казалось тишиной. Сумар не мог смести с лица свою по дебильному счастливую улыбку, наблюдая как внучка уже валяется на полу вместе с комком белой шерсти. Вообще, он мог поклясться, что этот неуклюжий зверь по темпераменту, буквально точная копия своей хозяйки. А самое странное, что, прожив уже почти пол века, он никогда не видел, чтобы белые медведи жрали что-то кроме мяса. Вопрос, мучающий деда, задают себе все колдуны и знатоки фауны «Как так получилось, что этот ком когтей, острых молочных зубов и оскалом ещё маленького, но уже убийцы, ЖРЕТ ТОЧНО ТАКИХ ЖЕ ЖУКОВ, КОТОРЫХ АДОРА ПОСТОЯННО ПЫТАЕТСЯ ПОПРОБОВАТЬ НА ВКУС. Нет, у него порой всерьёз подкашиваются ноги и темнеет в глазах, когда внучка решает познакомиться с миром животных и насекомых поближе. Сколько раз можно себе напоминать, что ей иногда нужно натыкаться на отказ в развлечениях... И будто по новой, песочные часы перевернули - граф проверяет своё тело на прочность, проморгав тот момент, когда ягоза открыла карду с быками. «Они же хотят погулять, деда. Мне их жалко.» И что...? Бородатая морда кивает, говорит, что она молодец, девочка сердобольная. А ему самому в этот момент целители залечивают сломанные рёбра, после, ну оооочень неожиданной встречи с рогами «бедного телёнка». Порой ему кажется, что у внучки отсутствует страх на генетическом уровне, потому что тех пауков, которых она притаскивает к нему в постель утром, шарахается даже он сам. Наверное, именно на Авалоне он может по-настоящему отдохнуть с внуками, не беспокоясь о скоте и любопытных мордахах, которых будто магнитом друг к другу притягивает.
Правда, беспокоится Сумарлит обычно всего о двух, из троих. Роланд-ГеройВоин и Адора-ХочуВсеПосмотретьИПотрогать - за ними глаз да глаз. Но Айден другой, это было видно даже в момент разбега дедовских подарков по округе. Очень осторожен, даже к тому, о чем советуют не беспокоиться. Смотря на мальчишку, Мар понимал, что один из двойняшек не перенял нрав отцовской крови. Нет. Он был больше похож на наследников Корбу. Для деда это не было хорошей новостью, ведь его драконья кровь, эгоистично отказывается отдавать даже схожесть в характере, другой половине семьи. Мог бы что-то с этим сделать, сделал бы. Но не в силах, что печально, видимо, только для него.
- Айден, тебе нет нужды его остерегаться. - Мужчина, особо не церемонясь, сел на пол, и кивнул внуку.
- Он станет твоим другом и будет охранять тебя от всех недругов. А пока, он ещё маленький, а меленьким котятам нужна забота и ласка. Ты же позаботишься о нем? Вырастишь из этого маленького зверька, самого настоящего защитника для себя и своей семьи? - он вопросительно посмотрел на мальчика, но улыбка не исчезла с лица.
Пока Айден только начинал понимать, сколько нежности и ласки в его полосатом котенке, Роланд уже где-то надыбал кусок мяса для белого львёнка. Ну вот посмотрите, одна кубарём по полу с медведем, другой со львом и куском мяса. Кажется, Роланд унаследовал от Кайдена и всей их родни больше, чем родной сын. Про колобок и говорить нечего. Мужчина подогнул ноги в коленях, дабы сидеть было удобнее. На благодарность он лишь смеялся, и похоже, был счастливее в тот момент чем сами дети.
Уловив краем глаза, двигающееся чёрное пятнышко, Сумар быстро повернулся к Реджине, наблюдая за ее эмоциями уж слишком пристально. Но ничего вроде не происходило. Да, жрица в замешательстве, а он кивает в ответ на женский взгляд, мол, да, тебе. Ну же, эти пьяницы что, опрофанились? Граф не может увидеть, не может понять, видит ли она. Терпение на исходе, чуть ли не задержав дыхание, он смотрит на Реджину потом на чёрного котёнка, потом снова на жрицу.
Ему не увидеть, но благодарность колдунов уже начала проявляться. Чем громче становилось урчание ягуара, тем ярче начинали светиться пятна на его шкуре. Каждое пятно святилось голубым, неестественным светом, но их контур был четким, почти на оттенок темнее. И он, наконец поняв, что Реджина что-то видит в своём подарке, не стал медлить с озвучиванием слов жреца.

Меланэя светится

https://i.imgur.com/KDL1jd7.jpg

- Я не знаю что ты видишь, но Арон сказал, что увидеть ты должна. Он просил передать, что каждый круг принадлежит определенному колдуну, и сияет его собственной энергией. Кругов столько, скольких с Графства Ойстейн ты посвятила в искусство колдовства и одарила верой. Арон сказал, что чёрная кошка несёт тебе свет ровно семидесяти колдунов, и приложив руку к какому-либо кругу, ты почувствуешь энергию колдуна и тепло, которое он оставил на твоём подарке, в знак благодарности. Они просили поздравить тебя с днём рождения тобою, близнецов, и принять часть их колдовства, в которое когда-то ты посвятила их самих. - он чуть не сдох, видят Боги. Как ещё сумел все из себя выдавить. Не, нянчится и сюськаться с внуками - это легко. Но, не говорить такой трындец, жене своего племянника. Нет. Уберегите боги, чтобы ему на долю больше никогда не выпало играть роль толпы прибухнувших и счастливых колдунов. Естественно из уст Мара это был не то что монолог, а почти приказ принять кота с какими-то пятнами, теплом и поздравлениями, и самое главное, не пререкаться и принять их спасибо. Все. Речь окончена. Аж прокашлялся.
Конечно дед пытался как можно красноречивее, с выражением и эмоциями все изложить. Но мать вашу, это было настолько неудобно и странно (особенно описывать круги, которых не то что не видишь в этот момент, ты их не видел вообще никогда) что он аж прикрыл глаза и поднял ладонь вверх. Жест просил не комментировать ничего, он уже сам понял, что лучшей идей было бы отдать слова кому-нибудь другому. Но ничего уже не поделать, и лучше просто помнить о «поздравляю», «спасибо», «тёплые пятна», а остальное забыть, как страшный сон.
- Такой себе, из меня оратор в красноречии. А ещё хуже, человек, пытающийся передать эмоции. - он покачал головой.
- Мне все равно не передать ничего, потому что пустить слезу пьяного колдуна я точно не смогу. - улыбнулся, вспоминая ту бухую, страшную и ревущую рожу, которая ещё и грязная частично. Ученики жрицы, обычные сироты, брошенные из-за одаренности дети, подобранные ею и взятые под опеку и обучение, когда-то. Сейчас уже взрослые юноши, талантливые и работящие. Каждый праздник благодарят ее, пытаются порадовать, чем могут. Родительской любовью обделенные, ближней самой считают ее, если не брать в счет графа.
- Всем женщинам в мире приходится отпускать от себя сыновей, чтобы они учились быть мужчинами. Моя мать так и поступила, выгнав из дома в Орден на тринадцатом году жизни. Я знал, что она мечтала увидеть во мне взрослом, копию отца. А я мечтал стать лучше, чем он, потому что его слабость обрекла ее на мужскую судьбу. – он задумчиво взглянул в окно.
- Вот только не успел. Не успел стать для нее опорой. Не успел поразить достижениями. Возможно ее строгая оценка, с каплей похвалы, грели бы мне душу по сей день и твердили, что я могу лучше – он вышел из своего полу-залипания в некуда, и почесав макушку, хохотнул.
- Они тебе не сыновья, сыновья у тебя есть. Есть родня, ближе чем эти оборванцы. Я бы сказал, что, они совсем далеко. Но для них даже на таком расстоянии, ты ближе всех. Поговорка о матерях была сказана мною, ради концовки. Мне не обязательно видеть, чтобы понять – прощупывают почву, показывают на что способны. Мечтают о одобрении. Уверяли меня что смогли удивить тебя магией. Это так? – он повернулся к Реджине, улыбаясь как-то, более лукаво чем раньше.
- У них там праздник тоже. Хотя... кого я обманываю, праздник у них каждый день. - мужчина рассмеялся.
- Буду молиться чтобы не сожгли мне ненароком ферму и поместье. - задумался, резко серьезная морда, почти кашляющая от пришедшего, внезапно, в голову опасения.

Отредактировано Sumarlit Bergtor (2019-04-30 23:59:38)

+1

8

Айден косится сначала на деда, потом на мать, снова на деда и на мать, а затем подбегает к Реджине, слишком явственно нуждаясь теперь в ее поддержке и защите. Он, конечно, кивает деду, что, мол, позаботится и вырастит кого там нужно вырастить из этого чудовища, но все-таки пока предпочитает держаться на расстоянии. Не то, чтобы он не любил животных, со Штормом обходился так, что у Реджины сердце замирало, но дракончик был с ним с самого рождения и отличался такой удивительной покладистостью и лаской, что Корбу не уверена была, что это вообще дракон, а не кошка. Здесь же было что-то совершенно новое, непонятное и неизведанное. И Айден в самом деле напоминал в этом свою родню по линии матери: они были достаточно смелы, чтобы не чураться нового в принципе, но достаточно осторожны и осмотрительны, чтобы прежде чем предпринимать решительные шаги, убедиться в том, что все идет так, как нужно, по одним им известному плану, каким бы странным этот план ни казался всем остальным.
- Все хорошо, - садясь на колени рядом с Айденом, убеждает его Реджина и смотрит в большие голубые глаза, что точной копией ее собственных, заставляют вспомнить о своем же детстве. Ей легко было быть неосмотрительно смелой. У нее был старший брат, что защищал ее с яростью сотен львов и тысяч драконов. У Айдена были только родители, ведь Роланд по возрасту отличался не намного.
- Тебе ничего не угрожает, ты можешь верить дедушке, - да, она знала, что ее мальчик верит строго ограниченному числу людей и это в ближайшем будущем сослужит ему добрую службу. Привычка доверять только самым близким станет прорастать и крепнуть в нем и эта привычка даст ему возможность избежать многих неприятных ситуаций.
- Тигренок не опасен, обещаю, дорогой, - потому что она, в отличие от сына, видит всю вложенную в него магию и сможет наверняка сказать, что куда больше вероятность, что это существо встанет на задние лапы и затанцует, нежели того, что оно ему навредит. И судя по тому, как двое других детей проводит время со своими питомцами, в подтверждении слова Реджины не нуждаются.
- Ма-а-а-м-а-а-а… - тянет Айден, распахнув свои глазища, которые и без того, казалось, занимают половину лица. Он указывает на ягуара и жмется к Реджине, явно недовольный тем, что после всего нового появилось и еще что-то, совсем неожиданное. Корбу обнимает сына, гладит его по волосам и лишь затем отпускает к брату с сестрой, полагая, что заставлять ребенка общаться и интересоваться тем, что его не радует – не лучшая теперь затея.
По правде говоря, Корбу и сама не вполне уверена, что ей теперь с этим делать. Она очень благодушно относится к животным и лучшим тому подтверждением был тот факт, что у нее дома каким-то образом жили два дракона, которых она ненавидела всей душой, но.., Ягуар? Нет-нет, климат Авалона, магия, обилие слуг и достаток – все это позволяло им содержать на территории поместья хоть слонов, хоть жирафов, хоть бегемотов, это не было столь принципиально. Но что конкретно Реджине делать с этой гигантской черной и… Да, светящейся кошкой.
Колдовское зрение Корбу никогда ее не подводит. Она уже слишком давно занимается колдовством и имеет слишком обширный опыт в этой сфере, чтобы полагать, будто бы она могла подобное не заметить. Особенно, когда ягуар ластится к ней и, в конечном счете, забирается на руки, укладываясь на коленях, убежденный в том, что это очень порадует хозяйку. Не сказать, чтобы это сильно ее огорчало и Реджина даже ласково гладит животное по шерсти, вызывая довольное урчание и все-таки выбор подарков Сумарлитом, вызывал у Корбу некоторое недоумение и некоторые вопросы. Он ведь не подарит им еще животных на ближайшие праздники? А то, как известно, день рождения Роланда, Кайдена, самой Реджины, Йоль – все это было совсем не за горами.
- Сумар, - тянет Корбу еще до того, как он начинает свой монолог, который проливает свет на суть этого подарка и светящиеся пятна на животном, - Не знаю, что и сказать. Спасибо большое, хотя это и очень уж неожиданный подарок, - она коротко усмехается, продолжая гладить кошку, что задремала теперь у нее на коленях и громко урчала, довольная тем, что ее выпустили к новой хозяйке и доверили быть вне клетки.
- Передай Арону мою благодарность. Я ценю его… Их старания. И да, конечно же, я вижу, - она улыбается, прекрасно понимая, о чем именно говорит Сумарлит. На счету Реджины было немало колдунов, которых она вырастила в храме Авалона, взяв их мальчишками лет восьми и дав все, что только могла дать юным колдунам, которые были оставлены родителями в Аргайле лишь за факт наличия у них колдовского дара. Нет, Реджине было не понять этого. Сама она всегда могла гордиться своими колдовскими талантами, но не всем повезло так, как ей. И она усматривала какую-то высшую справедливость в том, что может помочь другим колдунам обрести себя. Это была их благодарность. Корбу ценила. Потому что знала, что в этом подарке куда больше тепла, чем кто бы то ни был мог себе представить.
- Это так, - она улыбается, кивая. Да, смогли удивить ее магией. Это не был тот случай, когда ученики превзошли учителя, но многие из этих детей, а теперь уже юношей, были очень талантливы и изобретательны. Результаты их стараний были теперь перед ними.
- Передай, что я оценила и что я очень ими горжусь, - еще одна короткая улыбка. Но передавать Сумару ничего не придется. Корбу всегда была достаточно почтительна и вежлива, чтобы не передавать ничьи слова из уст в уста. Она напишет им письмо за неимением возможности теперь появиться в графстве Сумарлита.
Корбу хочет сказать что-то еще, как раз тогда, когда в комнату влетает обеспокоенная жрица лет двадцати. Она запыхалась, и судя по брызгам грязи на плаще, бежала со всех ног, не обращая внимания на слякоть под ногами после прошедшего дождя. Девушка кланяется чересчур глубоко даже для сидящей на полу Верховной.
- Ваше преосвященство, милорд, - она коротко смотрит на Сумарлита, но вновь возвращается взглядом к Реджине, - К Сангреалю направляется войско баронов графства Буйон и, кажется, Хестрас, но нам не удалось узнать точно. У них осадные орудия, люди вооружены, но не выступают под единым флагом. Разведчики сообщают, что их больше сотни и у них есть конница и лучники, - девчонку трясет и она с трудом держится на ногах. Реджина ее понимает. Верховную тотчас же бросает в жар и она поднимается на ноги, глядя на жрицу внимательно и требовательно, ожидая, что она скажет что-то еще.
- Ты… Уверена, что они идут именно к Сангреалю? – это был глупый вопрос, но поверить в то, что кому-то хватит ума осадить жреческий город?.. Вот это было подлинным безумием. Плевком в лицо не только Верховной (ведь в этом и состояла цель мятежников), но и герцогу, но что страшнее всего прочего – их Богам. Сангреаль не трогали даже во время самого кровопролитного и длительного восстания на Авалоне – восстания Кэйхера. Кто посмел теперь выступить не против людей, но против Богов? И у кого поднимется рука на жрецов, что здесь жили и служили Богам? Это же было…
- Безумие… - в глазах Реджины читается непонимание и неверие в сказанное, но оснований сомневаться нет никаких. Если с аванпостов пришли такие вести, значит, так оно и было.
- Закрыть все ворота, кроме северного входа. Соберите всех послушников младше шестнадцати лет и выведите их через лесную тропу в крепость Сол. Ничего лишнего не брать. Пусть оденутся и уходят из города. В сопровождение назначить Корделию, Артура, Киру, Амалию, Хайдена, Кирана, Магнуса, Бьорна, Харальда и Свейна. Хокона, Бьярки и Хельги мне сюда, - она говорит медленно, потому что соображает на ходу. К подобному никто никогда здесь не готовился, да и не мог бы. Сама ситуация была полна абсурда и совершенной нелепости, - Исполняй.
- Птенчики, - улыбаясь детям, что уже успели услышать тревогу в голосе матери, обращается к ним Реджина, - Мы с вами сейчас поиграем.

+1

9

То, что детям подарки понравились, Сумарлит уже точно не сомневался. Реакция говорила сама за себя, и это несомненно успокаивало мужчину. Однако, эмоции, которые отражались на лице хозяйки дома, вряд ли были аналогичны детским. Конечно же он не учёл, что не все будут положительно реагировать на большое количество животных, чья судьба - жить у их под боком. С точки зрения фермера, несколько питомцев, подаренных семье - ничто, в сравнении с тем, сколь окружают его дом. Потому графу и в голову не пришла мысль о проблемах с содержанием всего того зверинца, который он притащил жрице. Стоит отметить и то, что мужчина, озадаченное лицо Реджины не сопоставлял со всем этим, о чем стоило бы задуматься раньше.
Бергтор слушал женщину, а сам с улыбкой наблюдал за играющими детьми, временами поворачиваясь чтобы довольно кивнуть на слова благодарности. Комната была наполнена искренним смехом. Такие моменты с молодости стали для всадника самыми важными в жизни. С тех пор как родился Варг. Но бесценными он назвал их в те дни, когда пришлось оставлять сыновей одних. Он никогда не жил спокойно, без всяких забот отдаваясь семье. Постоянно приходилось покидать дом надолго, и даже после отречения от должности графа поглотили управление со скотоводство. А ведь он так хотел быть с ними дольше, видеть, не промежуточно, как они растут и набираются опыта. Жаль, что прошлое изменить нельзя. Однако будущее все ещё в его руках и мужчина исправляет ошибки молодости. Конечно же сыновей уже не понянчить, зато внуков боги дали в обилии. На этот раз он не пренебрегает семьёй, отдаваясь ей без остатка.
- Ради улыбок на их лицах я готов выжать все что можно из своей фантазии. - он улыбнулся и снова переключил внимание на женщину.
Насколько бы дольше Сумар не знал Верховную, он никогда не скажет, что знает ее лучше, чем Арон и дворцовые колдуны. Поэтому граф никаких ставок не делал и лишь искренне надеялся на одобрение колдуньи. Как-то близко к сердцу он принимал попытку охламонов показать себя. Даже понимая то, что их дальнейшее обучение и саморазвитие от него никак не зависит, мужчина воспринял бы провал, частично, как свой. Всему виной привычка отвечать за своих людей, появившаяся из-за долгого срока правления. За людей своего графства он как испытывает стыд, так и гордится - они часть его жизни, часть его самого. Даже эти безродные алкаши прибывшие с другого острова, за несколько лет стали частью дома. И когда Верховная подтвердила, что им удалось ее удивить, он солидарно с ней был горд молодыми людьми. Приятно видеть, что при твоем правлении народ становится образованнее, стремится к развитию и облагораживанию как собственной земли под ногами, так и вокруг.
- Обязательно передам. Готов поклясться, этот дурень сначала не поверит, а потом как девка, разрыдается от счастья. - мужчина громко рассмеялся, представив данную картину.
Вздрогнул от неожиданности и резко обернувшись к входным дверям, брюнет вмиг растерял все былое веселье. Суровым взглядом окинув влетевшую в помещение девушку, он почувствовал, как просыпается волнение внутри. Нужно быть дураком, чтобы не понять - она принесла скверные вести. Подтверждений догадки не пришлось долго ждать. Каждое слово кололо шилом в брюхо - не столь болезненно, сколь сильно вызывало злобу. Но он молчал, перебрасывая взгляд с одной говорящей на другую, нервно щелкая костяшками пальцев, сгибая по очереди один за другим. Конечно граф помнил о том, что земли Авалона постоянно кипят восстаниями, несмотря на осведомленность и видение воочию его истории, для деда стала шокирующей подобная дерзость. Рассуждать о том, что на месте герцога он давно бы вырезал всех мятежных графов, не было в тот момент как желания, так и времени. Если верить словам юной девы, совсем скоро город будет охвачен отнюдь не радостным настроением по причине дня рождения его внуков. Нервы стали натягиваться подобно тетиве самого жесткого лука, а в по ушам ударил звон хрусталя, который исчез на нет в считанные секунды. Возраст дает о себе знать и с каждым годом он все тяжелее переносит внезапные кардинальные изменения в эмоциональном состоянии. Переживания били по его сознанию сильнее всего.
Вальтер - громко, но спокойно произнес граф, призывая к себе оруженосца, пытавшегося обольстить прислужницу за дверьми.
Вальтер - восемнадцатилетний парень уже готовый стать рыцарем Ордена, достойно прошел обучение у графа, что, стоит заметить, было под силу не каждому. Не каждого и брал Бергтор, а если еще точнее, то этот парень второй. Всего месяц оставался до его экзамена, и наставник решил взять ученика с собой на Авалон, дабы тот развеялся. К сожалению, или к счастью, даже на этих землях парню придется попотеть. Когда в дверях показался довольно высокий, хорошо сложенный парень, брюнет молча поднялся с пола и жестом подозвал того ближе. Оруженосец уступал графу в габаритах не сильно, а если учесть, что парень молод, это его никак не принижало.
- Ваше преосвященство, милорды… Миледи. - Ной поклонился жрице и выразительно улыбнувшись, склонился перед детьми, поцеловав маленькую ручонку Адоры, как госпожи.
С детьми парень был знаком давно, порой даже играл роль няньки, если никого путевого не находилось рядом, а графу срочно нужно было отлучиться. Ответственный малый, Мар бы даже сказал, что лучше многих женщин, в чьи обязанности входил присмотр за мальками.
Брюнет не мешал Реджине отдавать приказы, и дождавшись ухода девушки, серьезно посмотрел на жрицу. Смолкшие дети, заставили сменить гримасу и придумывать развлечения на ходу, однако в голову не лезло ничего. Мысли о том, что внукам грозит опасность и что нужно что-то делать буравили разум, не оставляя больше не для чего места. Кроме него и молодого всадника на Авалон никто не прилетел. Хотя, знай мятежники о драконах, они вряд ли решились на штурм. Внезапность была бы кстати. Но дети... Прежде было необходимо обеспечить им безопасное укрытие.
- Реджина. Не думаешь ли ты о той игре, в которой храбрые воины и прекрасная дева отправляются верхом на могучем драконе к герцогу, дабы передать важнейшее послание? - продолжал смотреть в глаза женщине, граф, артистично натянув загадочную улыбку.
Он знал лишь одно, что детям нельзя оставаться в городе. Самое безопасное место на тот момент было в небе, а самый надёжный страж - дракон!

Вальтер и его дракон Нала

http://s5.uploads.ru/t/1cRjN.jpg http://s5.uploads.ru/t/EeFjr.jpg

+1


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » Свечи из факелов на праздничный торт


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC