Добро пожаловать в Фир Болг! Волшебный мир драконов, принцесс, рыцарей и магии открывает свои двери. Вас ждут коварство и интриги, кровавые сражения, черное колдовство и захватывающие приключения. Поспеши занять свое место в империи.
Вверх Вниз

Fire and Blood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » [21.04.3299] Родственные узы


[21.04.3299] Родственные узы

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Родственные узы
fortiter ac firmiter

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

21.04. 3299, вечер ❖ Драконий остров, город Хархайд ❖  Theobalt Corbeau, Idunn Corbeau

Наконец настал тот знаменательный день, когда наследник герцога Корбу отмечает свой двадцать первый день рождения. И вот, когда празднование постепенно стремится к своему завершению, брат и сестра решают пройтись и немного поговорить...

Отредактировано Idunn Corbeau (2019-02-04 21:17:51)

+1

2

В день рождения о человеке должны говорить либо хорошо, либо никак. Это неизменная постоянная этих счастливых суток, когда именинник становится объектом действительно повышенного, искреннего внимания. Сравнимой может стать лишь его кончина. Неприятное сравнение, это так. Тем не менее, оное является таким же постоянным и неизменным. В жизни вообще меньше всего мгновений, когда не ты создаешь атмосферу, настроения, открываешь свою душу и сердце, а перед тобой открывают, тебе создают. Тебя делают счастливым, радостным и улыбающимся. И наслаждаться ими надо так, словно завтра может и не наступить. Конечно, бывает и такое, что в день твоего появления на свет вокруг просто нет тех, кто мог бы каждым своим словом и поступком напомнить тебе, как же это замечательно, что ты родился. Человек может быть сиротой, потерянным. Каверзы богов не угадаешь. Никогда не знаешь, на кого в следующий раз упадет их немилость. Однако, хуже всего, когда ты одинок при живых родителях, братьях, сестрах, дядях и тётях. Сначала ты задаешься простым, но таким сложным вопросом: "Почему?" Затем, начинаешь ковырять собственные запертые комнаты и потаенные чуланы, ища проблему в самом себе. Или не задаешься никакими лишними, несущественными вопросами и уж точно не истязаешь внутреннее "я", а просто принимаешь реальность за данность.

Было ли что-то подобное в союзе домов Корбу и Аркелл? Если только зарытое очень глубоко в пределах отдельных членов семей. И уж точно не во взаимоотношениях последних. Если ты - Аркелл, то где бы ты ни был, что бы с тобой не случалось, ты остаешься частью вселенных Аркелл и Корбу. Если ты - Корбу, ничего не меняется. Ты остаешься значимой частью обеих династий. Конечно, нельзя сказать, что только эти семьи могут похвастаться подобными сплоченностью и любовью к близким, но когда ты ходишь в ближайших родственниках у Первого Маршала Драконьего Ордена и Верховной Жрицы Авалона, это прибавляет веса твоим имени и положению, правда? А когда каждый твой день рождения для них - особый праздник, когда ты знаешь, что ради твоего благополучия может быть перевернута сама ткань реальности, пересечены острова и материки, а королевства сметены в прах, ты начинаешь ощущать, что способен на всё.

Тео свои двадцать первые именины праздновал в Хархайде, в родовом гнезде Аркелл, кое стало близким и для него за прошедших три года. Старший наследник как раз и был из числа тех, кто в себе особо никогда не копался. С ранних лет он старался мыслить не так, как от него ожидали. Заглядывать за горизонты, не соответствовавшие его долгу и обязанностям, выполнения которых от него ожидали и требовали. Даже в своем проявлении светлой магии он видел большее, чем просто целительство на благо Авалона. Которое, между прочим, его отец, Гэбриел, мягко говоря, не признавал. Удивительный парадокс, ведь младшая сестра Трисс тоже владела светлой магией, и герцог вполне свыкся с этим фактом. Может, все дело было в ее особом, "пророческом" даре? Спакуна, умеющая исцелять! Воистину, божественная причуда, обернувшаяся великим чудом. Кто есть Тео на фоне такой колдуньи? И все-таки, он оставался наследником, старшим в семье, а природные любопытство и, не побоюсь этого выражения, пристрастия к бунту, не могли проявиться в Теобальде просто так. Ко всему прочему, как бы тяжело и нехотя отец не сходился с наследником, а каждый их новый день был для него испытанием, Тео нет-нет, да становился примером младшим Корбу. Бунтарство - значит стояние на своих убеждениях, идя они даже поперек не только позиции владыки Авалона, но и самим устоям Острова Благословенных. Свои убеждения - признак сильного, свободного от оков стереотипов. На такого стоило ровняться. Хотя бы в чем-то. Правда, Теобальда в этой ситуации всегда удручал факт, что за ширмой его недостатков старшие члены семьи порой забывали, на сколько он был предан семье, и каждый свой поступок и решение сначала накладывал на кальку судьбы его семьи, близких и всего Авалона, коим он был предан безраздельно и навсегда.

Интересовала ли вся эта демагогия его сегодня? Точно нет. Тем более сегодня. Он был вдали от Авалона, следуя своим настроениям и желаниям, был в кругу семьи. Все отложили свои дела или прибыли по счастливому стечению обстоятельств ради него. Хотя бы сегодня. Дядя Кайден, тетя Катриона, Риган, названый брат, уже мужчина по меркам всадников, хоть и младше Тео на четыре зимы. Наконец, Редвульд и Идунн, любимая младшая сестра. Я намеренно опустил характеристику родного брата, потому как если Тео называли "темной стороной" семьи Корбу, что подтверждалось каждым новым годом его жизни, сомнительными устремлениями, поступками, вызывающими в лучшем случае много вопросов, то Редвульд был компасом со стрелкой, указывавшей в диаметрально противоположную сторону: этакий приверженец правил и канонов, смотрящий на большой мир с таким же интересом, как и Гэбриел. Нет, братья друг друга любили и готовы были умереть друг за друга, но Ред, вкупе с Риганом, кстати, всегда находили повод поддеть старшего брата, заходя с фронта и тыла, ведь Риган был плоть от плоти его отец, первый Маршал, такой же патриот своей родины. Обеих. Не такой же была Идунн, хотя и она всегда более тяготела к младшему брату Теобальда.

Однако, все это смазывалось, стиралось. Сегодня они все были вместе с ним, их родичем, говорили хвалебные слова, произносили заздравные тосты, отпускали светлые пожелания "доходяге и бунтарю Тео, господину Ретелю, мейстру Авалонскому". Таким он был для братьев, чьи воинские навыки и любовь к военным наукам в целом всегда превосходили способности Теобальда на голову. И которые очень хорошо знали о репутации и могуществе небезызвестной Милдрит Райс, которую Тео должен был перепрыгнуть, как он однажды заявил во всеуслышание на одном из семейных ужинов. И если не при старших, то наедине дружеские насмешки время от времени давали о себе знать. А что Теобальд? Он улыбался, смеялся вместе с ними, спарринговался и просто отвешивал братских тумаков, при необходимости.
- Да озарит твой путь Фрейр, господин солнца и мира. Пусть тебя ведет его воля, - произнесла Катриона, выдержанная и властная, герцогиня Драконьего Острова.
- Пусть ведет тебя впредь и Бальдр, дорогой племянник - взял свое слово Кайден, Первый Маршал, некогда наставлявший Тео в боевом искусстве.
- Пусть не оставит тебя и Херьян, Тео, граф Ретель, -  поддержал Риган, подняв рог.
- Благословение Хеймдалля тебе, братец, - улыбнулась Идунн, как и Трисс Корбу, знавшая лучше братьев, что Тео всегда отдавал больше предпочтения именно ему, стражу Радужного Моста. Опять же, удивительно, но при всей привязанности к Редвульду, много места в ее сердце и мыслях находилось и для старшего брата, которому она была предана не меньше. И Теобальд Корбу отвечал тем же.
- Господину будущему верховному мейстру Авалона - долгий и светлый путь под сенью Фреи! - продекларировал Редвульд девятый или десятый по счету свой тост в сторону именинника. Просторную обеденную залу огласил смех и звон бокалов и рогов, затерявшись где-то в высоких потолках родового замка Аркелл. Они пили и ели, пели песни и рассказывали баллады. И неизменно улыбались, хотя бы сегодня, в этот вечер. И более всех улыбался и хохотал Теобальд. Возможно, так он старался скрыть некогда принятое решение, cвязанное с этим праздником, а сейчас время подошло к нему вплотную, и он просто-напросто устрашился, усомнился в своих силах, потому всячески отодвигал охватывавшую его разум и сердце смуту. Тонкие, но цепкие девичьи пальцы коснулись его огрубевших в бесконечной череде опытов, исследований, врачевания, ритуалов и воинских тренировках рук, утягивая за собой.
- Просим прощения, но имениннику следует немного освежиться, неправда ли, братец? - лукаво улыбнулась Идунн, взглядом показывая на дверь.
- А? Что? - Тео будто вытянули из тонкого мира назад, в смертную реальность. Впрочем, перемены в его лице были столь незаметны, что заметила их только сестра и как умудрилась, если даже дядя Кайден и тетя Катриона, умудренные опытом лидеры...
- Дядя Кайден... тетя Катриона... - каждому старшему родичу Теобальд отвесил отдельный поклон.
- Братья! - а вот перед ними Корбу издевательски изобразил что-то навроде "книксена". Нахально растянув губы в усмешке, он ретировался прежде, чем те успеют достойно парировать его выпад, уводя сестру в лабиринт коридоров крепости.
- Уж не знаю, как ты догадалась, но это то, что мне сейчас было необходимо! - cпустя время заговорил Теобальд, окинув взглядом девушку. Пройдемся, сестренка?

Отредактировано Theobalt Corbeau (2019-02-05 19:51:58)

+1

3

В жизни Идунн ещё не было того дня, когда девушка не благодарила богов за дарованную ей семью. За братьев и сестру, за отца и тётю Реджину, за всех Аркеллов, что, хоть и не были одной с ней крови, но всегда были роднёй для Идунн. Девушка искренне, всем сердцем считала, что ей повезло с родными, любившими и оберегавшими её. И Идунн старалась отплатить им той же монетой, не желая стать огорчением для своих близких.
Ещё с самого детства, проживая при Главном Храме Авалона, она каждый день просила богов защитить всех своих родственников. Идунн долго стояла перед статуями Одина, Фригг, Тора и прочих богов, и с почтением взирала на их суровые костяные лики. Каждый раз она медленно и сосредоточенно проговаривала про себя те фразы и слова, что взросли-поселились у неё на сердце – и не вырвешь их, как не старайся. И взывала Идунн к богам о том, чтобы оградили они её родных от болезней и опасностей, никогда не оставили без своего заступничества, не отвернулись от них в сложные времена (и лучше бы, чтобы те времена и не настали никогда вовсе). И хоть подобные просьбы и превратились у Идунн в каждодневный ритуал, он, ритуал этот, вовсе не стал рутинным и будничным – каким обычно становится любое действо, повторяемое из-за дня в день. Нет, он продолжал оставаться таким же горячим и искренним, какой была и вера Идунн в богов.
Сегодня, в день рождения брата, Идунн не стала изменять своему обычаю. Даже больше того, с утра она гораздо дольше, чем обычно, провела перед статуями богов, прибавив к своим каждодневным мольбам с десяток других. За Тео… Сегодня Идунн очень много молилась за Тео. Колдунья просила богов защитить брата от злых сил, даровать ему спокойную и счастливую судьбу, сберечь Тео от меча, болезней и чёрной магии, направить его во всех делах, и осветить для него тот тернистый путь целителя, что решил избрать для себя старший брат.  К Тео Идунн относилась хорошо и была искренне к нему привязана. Да, пусть они были и не так близки, как с Редом, которого Идунн знала и понимала, как ей казалось, даже лучше, чем себя, но Тео всегда был важным для колдуньи человеком, занимавшей в жизни девушки довольно большое место.
К этой дате колдунья тщательно готовилась. И хотя Идунн никогда не придавала огромного значения нарядам, сегодня она принарядилась, надев чёрное с золотом платье и дополнив его парочкой украшений. Подарком же для Тео Идунн озаботилась ещё давно, приготовив его ещё неделю назад. Она долго думала, что следует ей вручить на двадцатиоднолетие брата, и наконец решила сделать ему подарок сама. Немного поразмыслив, Идунн взяла небольшой брусок ольхи, нож, и принялась за работу. Колдунья аккуратно отсекала и скалывала лишнюю древесину, чтобы образ, возникший у неё в голове, воплотился в жизнь.
Фигурка получилась небольшая, длиной с её указательный палец. Орёл, расправивший крылья. Идунн зачаровала его, сделала так, чтобы деревянная птица снимала лёгкую усталость, если долго держать её в руках. Не сказать, чтобы сильная магия, но девушка всё же надеялась, что Тео фигурка как-нибудь да пригодится. Или, на худой конец, просто понравится.
О чём Идунн не преминула сообщить имениннику, вручая подарок и поздравляя брата.
Она сидела рядом с Редвульдом и Риганом, улыбалась их шуткам, ела праздничную трапезу, что была сегодня на столах. Настроение у Идунн было хорошее, оживленное,  и она с удовольствием поддалась на уговоры Реда рассказать что-нибудь. Слегка прикрыв глаза, девушка поведала историю о волшебном мече, что Один воткнул в росшую посреди пиршественного зала одного из эргерундских родов яблоню, и о том, как никто из присутствовавших на пиру так и не смог вытащить тот меч. Кроме, конечно, наследника ярла, через много лет ставшего великим героем. Почему, среди многих других историй, Идунн сегодня вспомнилась именно эта? Девушка и сама того не знала. Может, потому, что Корбу и Аркеллы, как и герои сказания, собрались сейчас в пиршественной зале, или из-за того, что Тео тоже был наследником правителя – и меч, в числе прочего, ему сегодня дарили тоже.
Завершив свой рассказ, Идунн перевела взгляд на Тео. Сегодня брат был весёлым и радостным – как и полагалось быть порядочному имениннику, праздновавшему свой двадцать первый день рождения. Но сейчас, глядя на брата, Идунн показалось, что нечто промелькнуло на секунду в глазах Тео. Что-то странное, не соответствующее его весёлой улыбке. Решив, что брата несколько утомило празднество, в голову девушки пришла мысль ненадолго вытащить Теобальда из-за стола - прогуляться и освежиться.
Поднявшись своего места, Идунн расправила складки платья, выпрямилась и неторопливым шагом подошла к старшему брату. Выйдя вместе с Тео из пиршественной залы, девушка расправила слегка закосневшие плечи.
-Ты же знаешь, брат, иногда я много что замечаю, - произнесла Идунн, подстраивая свой шаг под шаги брата. – Видимо, празднество, каким бы весёлым оно ни было, всё же утомило тебя? Скажи, Тео, каково  это, ощущать, что тебе уже двадцать один год? – на лице колдуньи появилась лёгкая улыбка – последний вопрос она задала брату наполовину в шутку, наполовину всерьёз. Идунн поёжилась  - в коридорах, в отличие от главного зала, было слегка прохладно.

+1


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » [21.04.3299] Родственные узы