Добро пожаловать в Фир Болг! Волшебный мир драконов, принцесс, рыцарей и магии открывает свои двери. Вас ждут коварство и интриги, кровавые сражения, черное колдовство и захватывающие приключения. Поспеши занять свое место в империи.
Вверх Вниз

Fire and Blood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » Навет — не помеха, покуда есть Вера!


Навет — не помеха, покуда есть Вера!

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Навет — не помеха, покуда есть Вера!
Коварно небо, как хамелеон,
У чаши неба свой всегда закон.
Нет вечности для знатных, для царей,
Нет верности для счастья жизни всей.

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

13 ноября 3329 ❖ Роднев. Гардарика ❖ Ярополк и Рогнеда
https://66.media.tumblr.com/0dd93750f1000acff3ed9ea4d4021dc7/tumblr_on368mCoUq1somsreo1_250.gif

Уже месяц, как Ярополк Галирадский томится в застенках у Рогнеды, обвиненный недругами в убийстве Великого князя Ярослава. А Великая княгиня все с решением его участи откладывает. И дабы решение принять, должно разговор повести. А вот к чему он приведет никому, кроме Богов, неведома.

0

2

Где-то назойливо скреблась крыса. Вот уже несколько часов от возни грызуна не было спасения. Ярополк лежал тюфяке из гнилой соломы, стараясь не обращать внимания на это шуршание, доносящееся из угла, где обычно охранники оставляли для него еду. Кусок хлеба, да жидкая похлебка из репы, в котором иногда плавало что-то отдаленно похожее на кусок мяса. Есть его князь не рисковал, предпочитая в такие дни обходиться лишь хлебом, да кувшином воды. Камера его была небольшая с окном-бойницей из которого было видать разве что землю, да мимо пробегавшие ноги, все больше в сапогах на кованной подошве. Из окна тянуло ноябрьским холодом и Ярослав ни раз уже взнес хвалу Богам за то, что его схватили прямо на улице, да как был в плаще мехом медведя подбитым, так в эту камеру и запихнули. Успей он в терем княжеский войти, успей плащ снять и в одном кафтане остаться, давно бы уже простуду, али чего похуже в этаких «княжеских палатах» подхватил.
Да только не болезни князь Ярополк боится. Да и казнь ему не так страшна, как должно быть недруги его теперь думают. За жену-голубушку, за сыновей, за дочь еще не рожденную, сердце его болит. Кто о них позаботиться, коли его не станет? Вдовицей Святослава долго ли вынесет? Да и княжичи с клеймом отца-предателя и изменника, какую судьбу себе выстрадать сумеют. Разве что в наемники пойдут, да не к такой жизни их готовили, не такую судьбу пророчили. А Галирад? Кому княжество его достанется, кто хозяином в его доме ходить станет, коли и прям недуги убедят Рогнеду в том, что он тать вероломный, законы гостеприимства презрел и на своего князя и друга оружие поднял. Наветы то все. Наветы. Не было такого, чтобы князья Галирадские в изменниках, да предателях ходили. Чтобы они подле трона интриги супротив Великого князя плели. Не было такого и впредь не случиться. Боги тому свидетели.
А крыса все скребется, точно и нет ей не усталости и не иных забот, кроме как в том углу шуршать. И кинул бы в нее чем-нибудь Ярополк, да ничего под рукой нет, кроме одной единственной свечи, что ему каждое утро приносят вместе с похлебкой, да хлебом и кувшином воды. Вот и все, что заслужил княжеский окольничий за годы верной службы. Да только нет в Ярополке обиды на Княгиню и ее советников. Что обижаться, коли сам не уследил и супостата в доме своем не заметил. Не бывает наказания без вины, знать и его эта кара в застенках этих топиться, судьбы своей ждать, раз не сумел уберечь Ярослава, жизнь ему свою доверившего.
Да только нету кары горше пустого ожидания. Нет для любящего сердца ничего тягостней разлуки с той, для кого бьется оно. Нет для отца страха большего, чем страх за детей. Денно и нощно думает о семье своей Ярополк, молитвы Богам посылая, дабы уберегли они жену его, что девятый раз уж беременна, и на этот раз, если верить волхвам, так дочерью. Жаль князь, что так и не увидеть ему дочки, не подержать на руках, не увидеть, как она станет красавицей в матушку, не изведать гордости родительской, когда пора придет, и женихи толпами у терема выстроятся. Обещал он Святославе, что к родам вернется, да видать не судьба. Нет у него доказательств в своей невиновности, кроме слова княжеского, так что разве что сами Боги заступятся. Верно он им служил, никогда супротив воли или знака не действовал, так может и они теперь не оставят его своей благодатью.
Только подумал так, как за дверь его тяжелые шаги послышались. В замке дверном ключ повернулся, да засов отодвинулся. Встает князь, гостя своего на ногах встречая, на щурясь, признать пытается. Тускл дневной свет ноябрьский, а свечу зажигать жаль, ночь то еще темнее будет.
- Здрав будь, князь Ярополк, - голос знакомый. И тревожно с того и радостно. Радостно, потому что ожидание его кончилось. А тревожно… так всякому тревожно станет, коли судьба сама в двери стучать будет.
- И тебе здоровым быть, воевода, - отзывается Ярополк, да подходить к Мстиславу не спешит. Пусть и доверенное лицо он Рогнеды, и говорят друг первейший, а только Великого князя Ярослава тоже друзья окружали, да не спасло то его от смерти лютой. – Не спешил ты ко мне до сели. Зачем же теперь пожаловал?
- Великая княгиня Рогнеда тебя видеть желает, князь. Говорить с тобой будет. Так что ступай за мной. В кандалы и цепи тебя ковать не стану, только дай мне слово княжеское, что сбежать не попытаешься и глупостей не наделаешь.
- Чай не молодец я безусый, - усмехается Ярополк, кафтан на себе поправляя, да соломинки с него стряхивая. – Даю тебе в том свое княжеское слово, воевода, добром с тобой пойду.
- Всегда то ты был мне по сердцу, Ярополк Изяславович, - кивает Мстислав, прежде чем они из камеры выходят. – Надеюсь, и впредь так останется.

+1

3

Ножки, обутые в мягкие вышитые бисером сапожки, по кошачьи бесшумно ступали по деревянному полу. Ни одна половица не скрипела под ногами девушки, а ходила та из угла в угол, подобно ирбису в тесной клетке запертой.
- Нет! Не желаю я! Не желаю, слышишь! - ее голос звонко отозвался в покоях, а стоящий у окна мужчина тяжело вздохнул. Он уже привык, что Великая Княгиня сдерживает огненный нрав лишь на людях, а вот когда они остаются наедине - позволяет себе выплеснуть эмоции. За то Рогнеда так ценила своего Воеводу - лишь с ним одним она не боялась говорить в слух что думает, теперь он один на целом свете ее защита и опора. Ее и сына любимого долгожданного Ратибора. Никогда в жизни Рогнеда еще не чувствовала себя столь беззащитной, как после смерти мужа - Великого Князя Ярослава Владимировича. Сколько ночей бессонных провела, сколько слез выплакала - одной Мокоши ведомо. А вот теперь, теперь Ее Воевода, первый и верный ближник советует отпустить предателя, просит за убийцу!
- Немыслимо! - девушку буквально трясло от гнева, скрестив руки на груди, она недовольно смотрела на Мстислава.
- Не мог он, не мог. - тихий низкий голос, словно опережал мысли Великой Княгини.
- А кто тогда? - в голосе звучало такое отчаяние, и мольба, словно мужчина и правда скрывал великую тайну, скрывал намеренно, изводя ее неведением.
- Слово тебе даю, Рогнеда, - здесь, в ее личных покоях, он мог позволить обращаться к Княгине на ты, а не как положено по титулу, - выясню кто сгубил Ярослава Владимировича, но не верю я, что друг его Ярополк мог нарушить завет Богов, поднять руку на Великого Князя. Не верю. - и что-то в его голосе заставило Рогнеду поверить.
- А кто тогда? Что если не он, а по указанию его, по навету? Что если так? - Великая Княгиня приблизилась, они стояли на расстоянии полу локтя и девушка с мольбой смотрела на наставника снизу вверх.
- Позволь, Княгиня, приведу окольничьего князя, не гоже это, друга мужа твоего покойного, да в темнице держать, - он уже не спрашивал, знал - не станет с ним спорить.
- Веди, - она сдалась, наконец, спустя месяц этих диалогов, которые почти всегда ни к чему не приводили, она сдалась. Вот только не была бы Рогнеда Великой Княгиней, если бы не умела усмирять свой гнев и эмоции. Так и сейчас, когда мгновение назад пред Воеводой стояла убитая горем вдова, теперь на него смотрела Великая Княгиня, чей взгляд холоден и суров.
- Веди, Ярополка, Воевода, а мне нужно привести себя в порядок, я поговорю с ним в приемной Великого Князя. - она так и не научилась за месяц говорить о муже в прошедшем времени, она так и не смирилась. Это все еще была Его приемная, почему то ей казалось, что если она будет говорить - Княжеская приемная, то она предаст его память...
- Дарёна! - повелительный тон правительницы и в следующее мгновение любимая служанка уже покорно стоит склонив голову у двери, ожидая приказаний Великой Княгини.
- Платье мне темно синее, - дополнительных указаний не требовалось, теремная девка не зря была ключницей самой Пресветлой Княгини, она все исполняла в точности.
Мстислав покинул покои Рогнеды. Торопиться не следовало, она прекрасно знала - мужчины не появятся раньше положенного времени. А значит можно спокойно пройти в спальню, чтобы облачиться в тот наряд, в котором она собиралась разговаривать с опальным князем. Это было ее любимое платье - темно синее, вышитое серебристыми нитями, изящное, из плотной теплой ткани, выгодно подчеркивающее красоту и стать Великой Княгини. Вместо любимых кремовых сапожек - пришел черед кожаных, черных. Плечи княгини украсил плащ из песца. Волосы уложены в тугую косу, длинные, красивые, она замерла у огромного зеркала, вспоминая о том, как Ярослав любил собственноручно расплетать ее косу...
Рогнеда покачала головой, прогоняя воспоминания, и отошла к столику с украшениями. Как любая женщина, украшения она конечно же любила, но не понимала моду боярских жен, обвешиваться ими, отчего знатные девушки становились похожими на безвкусно украшенные куклы.
Дарёна помогла застегнуть на шее правительницы тонкой работы сапфировое ожерелье. Перстень с таким же сапфиром, подаренный  любимым мужем итак всегда был при ней.

Каблучки кожаных сапог гулко отзывались каждым шагом по каменному полу. Стражники распахнули двери приемной перед Княгиней, а затем тихо затворили за ее спиной. Девушка выдохнула, приводя в порядок мысли. Ей предстоял ох какой не простой разговор.
Рогнеда заняла высокое кресло, больше похожее на трон, и опустила руки на столешницу, словно деревянная поверхности еще хранила воспоминания о том, как за этим самым столом Ярослав Владимирович подписывал указы. Вот тут пятно от чернил... А здесь выскобленное дерево от пролитого из кубка вина.
- Князь Ярополк прибыл, Великая Княжна, - стражник оповестил о прибытии гостей и Рогнеда кивнула, мол пусть входят.

Отредактировано Rogneda of Ergerund (2019-02-06 15:27:06)

0

4

Знакомы Ярополку коридоры в тереме великокняжеском. Знакомы не хуже, чем во дому собственном, так что идет он за воеводой не оглядываясь и дороги не спрашивая. Да и зачем, коли хоть и не одели на него цепей, да кандалов, а все одно узником по ковровым дорожкам ступает, где прежде свободно шагивал. И думать никогда не смел, что вот так служение его Великому Князю обернется. Тоскует сердце по другу, с которым вместе в детские игры играли, в битву плечом к плечу ходили, да на пирах веселись. Да уж поди, скоро им свидится придется, коли Рогнеда ни единому его слову верить не хочет, а только наветы и сплетни слушает, что враги князя ей в уши нашептывают.
Бросает Ярополк взгляд на широкую спину воеводы, что впереди него идет. Всегда они были в мире, ни власти, ни положения делить им не доводилось, да только нынче для князя Галирада нет ни друзей, ни соратников, раз уж в родном дому татя не приметил и Ярослава Владимировича погубить позволил. Корит себя Ярополк, да что проку в пустых словах и мыслях. Тать та тот все одно в доме его остался, нет для него теперь места надежнее. А как не станет князя, так и вовсе что у Богов за пазухой окажется. Да только не бывать тому, чтобы князь Ярополк Изяславович, имя отца и предков запятнал, да чужие грехи на себя вешал. Есть у него средство вину свою опровергнуть, коли будет на то воля Богов, да не ко времени средство. Послушает он сперва, что княгиня Рогнеда обо всем этом думает. Ну, а уж коли и слушать его не захочет, так все одно и терять ему будет нечего.
А вот и двери в приемную Великого князя. Быстро же вдова освоилась, власть свою ему показать желает. И то правда. Смотри мол убийца-изменник, не бывать в Гардарике иной власти, кроме власти Великого князя, а пока тот мал, есть кому его трон оборонить. Что ж, похвальное рвение, и Ярополк бы первым за тем троном встал, защищая власть Ратибора Ярославичи, от того, знать, и томиться теперь в застенках, оклеветанный, да опозоренный.
- Ну, смотрит, князь, - наставляет его Мстислав, прежде чем двери распахнуть, да в приемные палаты его впустить. – Шанс тебе дается честь и голову свои спасти. Рогнеда теперича никому не доверяет, а на тебя и вовсе в гневе, да только негоже это, как по моему разумению. Князь наш почивший, Ярослав Владимирович, тебя всегда выше других ставил, другом считал и надежнейшим из слуг своих, от того, мне думается, ты теперь в темнице и томишься, окольничий. Нехорошо. Князь наш больно мал еще. Ему сила нужна, а не распри.
- Не виновен я, воевода, - тихо отвечает Ярополк, на резную дверь в приемную князя глядя. И странно ему, что вот сейчас откроются, а за столом-то вовсе не Великий князь Ярослав сидеть будет. – Знаю я, что разговором этим тебе обязан. И благодарен, оттого, что нет худшего наказания, чем пустое ожидание. Да и теперь ждать негоже.
Сам Ярополк хочет привычно двери толкнуть, да останавливается и на шаг отступает, вспоминая о теперешнем своем положении и на воеводу то ли хмурый, то ли смущенный взгляд кидая. Тот лишь ободряюще кивает, да двери отворяет.
- Дозволь, Великая Княгиня, как ты того и желала, привел я к тебе князя Ярополка Галирадского.
Входит князь в приемную Великого князя. В поклоне перед вдовой его склоняется. Величава Рогнеда, на белой шее сапфиры блистают, тонкий стан синим сукном обтянул, серебряная нитка в нем так и блещет. Мех в песцовой накидке искрится, точно только что с мороза пришла. Коса тугая на плече лежит, да только на нее князь Ярополк и смотреть не смеет, ибо негоже то, чтобы замужняя, тем паче вдова, себе одну косу плела, да с непокрытой головой других мужчин встречала. Во всем облике ее северную принцессу за версту видать, а вдову Великого князя и в упор не разглядишь. Куда только воевода смотрит? Хвала Богам, что разговор их приватный, да только не Ярополку теперь учить Рогнеду законам и обычаям страны, которой править ей за сына придется. Вновь бросает он взгляд на воеводу, теперь уж точно хмурый. В опале он и советы его здесь без надобности, так Мстислав то обласкан княжеской милостью, что ж помалкивает?

Отредактировано Yaropolk of Galirad (2019-02-15 12:49:59)

+1

5

В приемную вошли двое - Воевода Мстислав, единственный человек которому Рогнеда доверяла после смерти супруга. Вторым же был князь Ярополк, в чьем доме оборвалась жизнь Великого Князя. Колким, холодным взглядом Рогнеда оглядела своего пленника. В душе ее боролись противоречивые чувства, те самые, что подобны двум несовместимым стихиям образуют ураган эмоций и в тоже время растерянность. Вот только внешне не выказала правительница ничем своих сомнений.
- Здрав будь, Князь, отчего же не в глаза мне глядишь, а все вскользь, словно есть тебе что скрывать? - девушка нахмурилась, - аль не по нраву образ Великой Княгини? - особенно выделив свой статус, спросила она.
- Дурные времена настали на земле Гардарики, коль в доме ближника своего лишают жизни Великого Князя, в твоем, Ярополк доме! - в голосе стальные нотки, выжидающий взгляд в сторону "гостя". Мстислав же молчит, но по виду его Княгиня замечает - недоволен Воевода, не нравятся ему речи правительницы, ох не нравятся. Уголки губ дрогнули, пряча хищную улыбку.
- Мы еще после поговорим, и про недовольство твое... И про вид, про все поговорим.
- Однако, Князь, хоть совет наперебой добивается казнить тебя как предателя, Мой Воевода уверен в твоей невиновности, по его прошению ты здесь. Помню я, Князь, муж мой всегда был добр к тебе, ценил, уважал, другом считал. Так ответь же мне, Князь, как вышло, что мужа моего возлюбленного в ТВОЕМ доме убили? Понимаю я, ты так глуп, чтобы изложить все, что я хочу знать, вот только должен понимать, жизнь твоя теперь в моих руках. Не станет тебя и что будет с супругой твоей Святославой, а с детьми? А пока присаживайся за стол, Князь, в ногах правды нет, - Рогнеда взглядом указала на кресло со второй стороны ее стола.
- Воевода, прости мое невежество, но слугам я велела убраться, и страже в приемной, придется мне тебя просить распорядиться, чтобы подали нам сюда кушания, а затем присоединяйся к нам вновь, а мы с Князем пока побеседуем.
Мстислав замешкался, раздумывая стоит ли оставлять Княгиню наедине с человеком, которого по велению последней держали в темнице, но все-таки решился.
- Ты слово дал, Князь! - тихо произнес он, покидая кабинет Великого Князя.
- Вижу я не по нраву я тебе, Ярополк, ох не по нраву, что ж, дела мне до этого нет - что до остального, я лишь одного желаю, чтобы сын мой Ратибор Ярославович не отправился вслед за отцом, чтобы правил кровь моей крови по праву рождения Гардарикой, когда придет тому возраст и знания. Останешься ли ты верен своему Князю, или примешь сторону убийц его и заговорщиков, али примкнешь к покушающемуся на престол Рогволду, то дело твое конечно.. Но помни, Князь одно - убийцам мужа я деяния не спущу, награда их всех одна ждет - смерть... - и то как говорила Княгиня никак не соответствовало образу двадцатилетней девушке, столь рано овдовевшей. В голосе ее была сила и власть, а в глазах вера и знание - так и будет.
- Вижу много времени на раздумья было у тебя в темнице, надеюсь тебе есть о чем поведать, Князь.

Отредактировано Rogneda of Ergerund (Сегодня 10:02:42)

0


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » Навет — не помеха, покуда есть Вера!