Добро пожаловать в Фир Болг! Волшебный мир драконов, принцесс, рыцарей и магии открывает свои двери. Вас ждут коварство и интриги, кровавые сражения, черное колдовство и захватывающие приключения. Поспеши занять свое место в империи.
Вверх Вниз

Fire and Blood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » [03.09.3299] happily ever after


[03.09.3299] happily ever after

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

happily ever after
- Папа, я замуж не выйду, я с вами жить буду!..
- Не смей угрожать отцу!

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

03.09.3299 ❖ Авалон, Асхейм, замок герцога Авалона ❖ Беатрис, Идунн, Реджина и Гэбриэл (НПС) Корбу.
https://i109.fastpic.ru/big/2019/0208/85/_30275f91a628ea2b4433b7d005c48485.gif?noht=1 https://i109.fastpic.ru/big/2019/0208/af/_c2b48da959cac741a522c3c4349516af.gif?noht=1
https://i109.fastpic.ru/big/2019/0208/70/_05a849cf08f25a979c51cd6a20d47d70.gif?noht=1 https://i109.fastpic.ru/big/2019/0208/47/_57944358cc19aa99171a8445074eec47.gif?noht=1

Когда у тебя две дочери-красавицы, которых нужно выдать замуж - это прекрасно. К тому же, что их вовсе не обязательно спрашивать о желании замужества и перспективах возможного брака. Плохо, когда у тебя сестра-ведьма, которая считает себя их матерью и готова разорвать тебе глотку голыми руками, если ты будешь обижать ее девочек.

+1

2

- Держу пари, сегодня нашему герцогу точно не выжить, - бормочет глава личной охраны Реджины, когда они спешиваются у герцогского замка в Асхейме, куда вслед за собой Верховная притянула свинцовые тучи и ледяной дождь, крупными каплями заливающий предместья столицы.
- Заткнись, Горлуа. Или отправишься вслед за ним, - отрезает Корбу, поправляя платье. Не то, чтобы ее старый друг был не прав и не сказать, чтобы он вообще часто ошибался, но свои предположения ему следовало держать при себе. Особенно теперь, когда Реджина была в таком настроении, что владычица Хель могла бы оказаться не у дел.
Ведьма окидывает внутренний двор тяжелым взглядом и решительно шагает внутрь замка, на ходу кидая в огонь письмо, что прошлым вечером пришло от брата.

Реджина никогда не была против замужества. Для других женщин, разумеется. Сама она была замужем за Всеотцом и это ее здорово оправдывало, потому что брак и несвободу Корбу рассматривала всегда с одной и той же точки зрения: с точки зрения тяжелой формы умственной отсталости.
Очевидной в контексте этого факта оказывалась причина, по которой своим девочкам, своим любимым племянницам, главным сокровищам Авалона она не желала участи расчетливого и грубого брака, лишенного не то, что любви, но даже согласия дочерей герцога.
Позиция эта была нелепа для общества, в котором они все находились и слышавшие это, в лучшем случае, снисходительно улыбались, полагая, что грубить Верховной Жрице Авалона – себе дороже. Близкие, однако, знали, что Реджина не шутит, и последняя попытка придумать партии для замужества девочкам привела к порче на чесотку, вшей и лишай, а потому, брат темы больше не поднимал и оставил ее детей в покое и благости холостой жизни.
Иногда, впрочем, Гэбриэл напоминал сестре, что Беатрис уже девятнадцать, а она все еще не замужем и Реджина лишает ее женского счастья. Бесчувственное бревно в лице брата не понимало, что племянница уже потеряла одного жениха и это не то, чтобы проходит мимо человека, который способен хоть что-то чувствовать. И этот человек на самом деле отец?!
Впрочем, не стоило наговаривать на брата. Он был хорошим отцом, особенно для герцогца, потому что Корбу прекрасно помнила своего собственного. Абсолон был жестким, даже жестоким человеком и это распространялось, в том числе, на его детей. К Реджине он был мягче прочих, но в целом, Корбу помнила его скорее как хорошего герцога, чем как хорошего отца.
Что до Гэбриэла, то он правда старался. У девочек, равно как и мальчиков, всегда было все самое лучшее: лучшее образование, одежда, еда, няньки, покои, лучшая мать из тех, что он мог придумать, причем относилось это в равной степени и к биологической матери племянников, и к самой Реджине.
Да, быть может, он не был сентиментально ласковым, быть может, он не был трепетно нежен к детям, но он давал им лучшее, и в этом выражалась его любовь. Корбу знала. Он ведь любил и ее тоже. Проблема же состояла в том, что иногда Гэбриэл не знал, что будет лучше для его детей. А Реджина знала. Потому что она их воспитала. Она была их матерью, защитником, наставником и учителем и она была готова отстаивать их интересы даже в ущерб своим.
Надо же, как интересно вышло с Теобальдом.
Впрочем, мысли о племяннике сейчас были не к месту и Корбу отмахнулась от них, как от назойливой мухи, оглашая коридоры звуком собственных шагов. Зря он позвал ее. Если хотел выдать девочек замуж, надлежало скрывать эту информацию в тайне от Реджины так долго, что дальше ей бы осталось только сделать девочек вдовами.

Тяжелая деревянная дверь распахивается с такой силой, что кажется, будто ее толкали трое мужчин. Но это всего лишь Корбу. Злая, полная гнева, но в одиночестве.
Она заходит в кабинет брата, когда их маленькое семейное собрание уже в полном сборе. Свет ее очей, ее девочки и этот бесчувственный болван, что смеет называть себя их любящим отцом.
- Здравствуй, дорогая сестра, тебя-то мы и ждали, - эти никчемные любезности бесят обоих и потому, на лице Гэбриэла не отражается и тени озвученного. Не ждали. Не дорогая. И если бы она не здравствовала, были шансы, что здравствовать удалось бы ему. Увы, не сложилось. И кислая мина Гэбриэла говорит об этом лучше всего. И что с того? Она тоже не рада его видеть.
- Ты что – идиот? – без лишних предисловий спрашивает Реджина, когда дверь за нею плотно закрывается. Конечно, она будет орать на него и, возможно, выковыряет ему глаза. Но слугам об этом знать не обязательно, ибо пред глазами общественности авторитет герцога был нерушим и абсолютен. Корбу знала это и не намеревалась оспаривать. Но здесь их всего четверо. А значит, можно было говорить все, что думаешь.
- Тебя в детстве головой вниз роняли, Гэб? Почему до тебя с первого раза не доходит? – она приближается и заглядывает ему в лицо, прищуриваясь, с такой силой, что кажется, будто они вот-вот соприкоснутся носами.
- Читай по губам, - отстранившись и отойдя на пару шагов, говорит Корбу, - Мои. Девочки. Не. Выйдут. Замуж. Пока. Сами. Этого. Не. Захотят. Какое слово из сказанных тебе непонятно? – интересуется Реджина почти миролюбиво, опускаясь в кресло и наливая себе вина из графина прямиком в серебряный кубок.
- Не смей говорить со мной в таком тоне, - холодно отзывается Гэбриэл и женщина вздыхает. Она и не говорила, привычно. Но теперь ей казалось, что по-другому и нельзя.
- Или что? Опять всыплешь мне плетей, как тогда, когда Теобальд сбежал на континент? – короткая усмешка касается губ Реджины и она отпивает из кубка. Гэб смотрит на нее тяжелым взглядом, а она не смотрит на него вовсе. Потому что они оба стыдились тех дней. Но все еще были вместе и заодно во всех вопросах, кроме сегодняшнего.
- О, мои славные девочки, - как будто только заметила дочерей, произносит Реджина, расцветая в искренней улыбке. Она ставит кубок на стол и протягивает руки, гладя девочек по затылкам, - Как дела у главных драгоценностей Авалона? – спрашивает она, как ни в чем не бывало, вновь отпивая из кубка.
- Отец уже рассказал, каких женихов вам нашел? Не бойтесь, мои птички, никто не выдаст вас замуж, пока вы сами не захотите, - она улыбается сначала одной племяннице, затем другой, а затем откидывается на спинку кресла, делая еще глоток вина.
- Сын Буйона, Артур и граф Этель из Аргайла.
Услышав ответ, Реджина от неожиданности выпрыскивает вино изо рта прямиком в лицо брату.

+2


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » [03.09.3299] happily ever after