Добро пожаловать в Фир Болг! Волшебный мир драконов, принцесс, рыцарей и магии открывает свои двери. Вас ждут коварство и интриги, кровавые сражения, черное колдовство и захватывающие приключения. Поспеши занять свое место в империи.
Вверх Вниз

Fire and Blood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » [12.11.3279] all of them


[12.11.3279] all of them

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

all of them
Свою свободу в крови омоем, вплетем в искусную вязь легенд.
Готовься к долгому злому бою — он может грянуть в любой момент.

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

12 ноября 3279 ❖ Военный лагерь у города Форц ❖ Гэбриэл и Реджина
https://i109.fastpic.ru/big/2019/0224/bf/_e26af3991815bc3017909113be28b4bf.gif?noht=1 https://i109.fastpic.ru/big/2019/0224/ec/101f737faa325ad70bacfdc23693b1ec.gif
https://i109.fastpic.ru/big/2019/0224/db/_7357e91cd2d8ea736c15a9db97b83cdb.gif?noht=1 https://i109.fastpic.ru/big/2019/0224/70/_fcc72ee633231cead1c850e3b4827470.gif?noht=1

Это его первый бой после смерти отца. Бой, который должен поставить точку в слишком затянувшемся мятеже. Он либо отстоит свою власть, либо падет, сраженный вражеским мечом. Но разве побеждает не тот, на чьей стороне Боги? На стороне Гэбриэла - его сестра. И пусть ей совсем немного лет, в эту ночь перед боем, она и есть Бог.

0

2

Кровавый закат плавно сменяется вечерними сумерками, а затем и ночной тьмой. На небе одна за другой загораются серебристые звезды. Прохладные порывы ветра забираются под меховой плащ, напоминая о том, что темное полугодие уже успело вступить в свои права и власть его все сильнее и сильнее с каждым новым днем, но что вернее – с каждой новой ночью. На дорогах нет-нет, а скользнет тень какой-нибудь злой силы, чья воля могла бы сломить многих людей, но Реджине, что видела сотни этих существ и сотни дорог, не страшно из-за этого.
Ей страшно из-за другого.
Мятеж был ожидаем, почти предсказуем, потому что графы, что претендовали на власть ее отца, едва ли имели причины, чтобы отступить перед ее братом. А потому, почти захлебнувшееся сопротивление герцогской власти, вновь обрело силы, когда герцог Абсолон пал в бою. Гэбриэл принял власть и занял его место. Но это было лишь формальностью. Потому что Корбу, как и все, знала, что если он не сокрушит их, то падет. Победа, или смерть. Они не могли потерпеть поражения.
Реджине одиннадцать и она в пути уже почти сутки. В полном одиночестве на землях врага, что, конечно, немыслимо ни для сестры герцога, ни для девочки, ни для будущей жрецы. Она невероятно устала, потому что сделала всего две остановки, более всего остального, боясь не успеть. Форц был стратегически важным городом и войска брата смогли его занять, но теперь в эту местность свои силы стягивал враг, и сражение было неизбежно.
Сражение, которое должно было положить конец всему.
От результата этой битвы зависело многое. На взгляд Корбу, слишком многое. Потому что если брат падет, его наследником окажется Теобальд, что захлебывался плачем на руках у матери уже третьи сутки. И Реджина не была уверена, что ей достанет сил склонить жрецов на сторону несмышленого ребенка и она сможет отстоять его власть. Но говоря честно, она не была уверена в том, что после смерти отца сможет пережить смерть еще и брата. Это было выше ее сил.
Серебристый диск луны россыпью мелких лучей осыпает дорогу до холма. Конь Реджины тоже устал, и они оба выдыхают, когда видят лагерь, что раскинулся в низине. Расставленные вокруг него дозорные присматриваются к Корбу, потому что белый ворон, вышитый на темной ткани ее дорожного плаща не слишком-то виден во тьме. Однако, одинокий всадник едва ли вызывает у кого-то опасения. Реджина натягивает поводья, и конь спускается к лагерю, освещенному факелами. Корбу спешивается под взгляды дозорных и передает поводья коня подоспевшему оруженосцу.
Маленькая фигура девочке в черном плаще, на фоне военного лагеря смотрится странно и вызывает вопросы, но герцогский герб на одежде не позволяет встать у Реджины на пути никому, кроме охраны шатра брата.
- Прочь, - шелестит она пересохшими губами и в голубых глазах мелькают отблески факелов. Узнают ли они ее по взгляду, или по голосу, видят ли белого ворона на одежде, Реджина не знает. Но спустя мгновение, она переступает порог походного шатра и входит внутрь, плотно закрывая за собой полог.
Юная ведьма оглядывается, хотя видела этот шатер не единожды, потому что раньше им пользовался отец. Обстановка все та же. Человек, что его занимает, другой.
Корбу впивается взглядом в брата, силясь заметить что-то, что подскажет ей его настрой. Готов ли к битве? Готов ли побеждать? Знает ли, за что бьется? Сможет ли справиться без отца? Быть может, у самого Гэбриэла нет ответов на эти вопросы. У Реджины есть. Готов. Знает. Сможет. Именно для этого она здесь.
- Князь мой, - беззлобная усмешка касается губ юной Корбу и она склоняется в реверансе перед братом. Им ни к чему эти формальности. Она знает. Они нужны герцогу, каким он уже является и каким станет, когда победит. Возможно, в будущем это их разделит. Но сейчас она приехала к нему. Она на его стороне. И не найдется Бога, что смел бы оспорить ее волю и что смел бы не благословить брата на победу.
- Брат мой, - уже куда мягче произносит Реджина и снимает с головы капюшон, что надежно скрывал ее лицо все это время. Корбу сбрасывает плащ и укладывает его вместе со свертком куда-то в угол. Она ступает к брату, прежде чем коротко, но крепко обнять его. Живой, не ранен. А грядущая победа – лишь вопрос времени.
- Я здесь по воле наших Богов, жрецов Сангреаля, наших предков и сердца сестры, что радеет за брата больше, чем мог бы кто угодно другой, - хрипло произносит ведьма, поднимая взгляд светлых глаз на брата.
- В битве на рассвете ты одержишь победу, сокрушишь тех, кто смеет оспаривать твою власть и прославишь наш род, как все те, кто был до тебя. Я приехала благословить тебя на эту победу. И сказать, что Боги на твоей стороне.

[icon]https://i109.fastpic.ru/big/2019/0224/e5/_aedc78b3cc288c2a419f6ee6c84213e5.gif?noht=1[/icon][LZ]<div class="lz2">• • • • • • • • • • • • • •</div><div class="lz1"><a href=link">Реджина Корбу, 11</a></div> <div class="lz2">• • • • • • • • • • • • • •</div><div class="lz3">Дочь павшего герцога Абсолона. Сестра правящего герцога Гэбриэла. Будущая жрица, нынешняя послушница Главного Храма Сангреаля, ученица Верховного Жреца и весьма перспективная юная ведьма. </div>[/LZ]

+1

3

Время - самый опасный хищник любой истории. Оно забирает близких, разделяет родных и никогда не знаешь, чем завершится тот или иной момент жизни. Время накладывает свой отпечаток на все, чего касается и никто не в силах противиться его влиянию. Можно искать множество способов сбросить с себя оковы, но рано или поздно - именно ты окажешься добычей.
Гэбриэлю этот фокус тоже не удался. Прошло совсем немного времени с момента смерти его отца и навалившиеся проблемы давили своей тяжестью на его плечи. Но он был силен. Духом и телом. Смерть его матери в детстве не подкосили, лишь закалили и укрепили волю. В какой-то мере - это можно было бы считать удачей. Неизвестно, как сложилась бы ситуация ныне, будь он не таким, как ныне. Вот и сейчас он прокручивал в своих воспоминаниях недавний военный совет, который впервые провел самостоятельно.

***

Этот ноябрьский вечер был холоден. Действительно холоден и даже закатное солнце более не согревало землю. Оставались какие-то дни до первых снегов, а значит и вступления в первые ряды хозяйки зимы. Но это сейчас было маловажным событием. Впереди новоиспеченного герцога ждал бой. Самый важный и самый опасный в его жизни. Больше не было за спиной отца, который мог прикрыть. Только люди, которым придется доверять свою спину. Оставалась только вера в богов и их желание не пустить Гэбриэля под нож вслед за отцом. А ведь там, в столице под его ответственностью есть сын и жена. Он просто не имеет права проявлять слабость и проигрывать.
Старшие офицеры теперь уже его армии заполняли палатку, где и должен был проходить совет. Они пришли как раз вовремя. Этот вечер и ночь будут последними отголосками спокойствия перед важным событием. Гэбриэль молчаливо наблюдал и ждал, когда каждый и присутствующих и приходящих займут свои места и только после этого дал отмашку на начало совета.
Его взору открывались важные детали, которые он запоминал и откладывал в недолгий ящик своей памяти. После конца сражения под Форцем нужно будет решить еще несколько дел разом. Он оглядел тех, кто должен будет вести войска под его знаменем и читал в их глазах множество эмоций: страх, что молодой герцог не справится, легкое презрение тех, кто не был знаком с ним в бою, переживание. Все те человеческие эмоции, когда впереди может ждать смерти за спиной стоит лишь юный новичок в этих делах. Но герцог не был бы герцогом, будь он действительно слаб, как его считали некоторые из присутствующих.
- Мои дорогие друзья! Завтра, на этом поле, под Форцем, решится судьба многих из нас. - Произнес Гэбриэль величественно-снисходительным тоном. Разумеется он ни раз репетировал этот момент. Он знал, что рано или поздно ему пригодятся те навыки, которые он отрабатывал перед зеркалом в Асхейме. Все шепотки сразу же стихли и внимание было окончательно привлечено к одной единственной персоне в этой палатке. Его голос вновь зазвучал баритоном: - Я знаю о ваших разговорах за моей спиной и о том, что многие из вас переживают за мою юность и неопытность. Возможно, некоторые из вас даже презирают, что такие "опытные"... - Он специально выделил это слово, дабы выделить всех, кто считает конкретно его слабым командиром. И даже не прогадал, когда некоторые мало заметно дернулись. Улыбка окрасила уста Гэбриэля и он продолжил свой монолог прежде, чем кто-то смог начать роптать: - Да, это ваше право, но я напомню вам одну истину, мои дорогие. Завтра победа будет за вашим герцогом, а предатели с той стороны падут и преклонят колени пред тем, кто казнит их, даже не давая шанса искупить вину. Поэтому, я уверен, что выбрав сторону единожды, вы будете верны своему выбору до конца. Я вас собрал не для того, чтобы что-то обсудить или изменить наши планы. Просто дал вам пищу для размышления над тем, кому доверяют этот остров Боги. - Он отошел от стола и все офицеры мигом переглянулись. Они прекрасно знали, что их новый герцог очень серьезен в отношении предательства и не менее скор на расправу. Некоторые даже рискнули в уме предположить, что сейчас кто-то отправиться в свой последний путь в чертоги Вальхаллы, однако все обошлось вполне мирно. Герцог ни слова больше не говоря, сделал жест рукой и покинул палатку совета, оставив за своей спиной тех, кому сейчас оруженосцы разносили небольшие пакеты с приказами и планом боя, которому все должны будут следовать. Вот и сейчас, покинув палатку, он встряхнул головой, сбрасывая с себя образом опасного врага и направился в личную, ту, что ранее принадлежала отцу.

***

Оставшись один, молодой герцог подошел к жаровне, что горела в центре, согревая воздух внутри этого самодельного дома и позволил себе хоть немного, но расслабиться. Он щелкнул застежкой мехового плаща и тот рухнул наземь. На самом деле удобством это место не блистало, но того и не требовалось. Но все же какие-то отличия от местных "бараков" имелись. Здесь даже присутствовала добротно сбитая, крепкая кровать. Стол, письменные принадлежности, ковры из шкур животных. Даже место отдыха, где можно хоть немного расслабиться и сбросить накопившийся ком усталости. Чуть в стороне от входа на манекене располагались боевые доспехи, но оружие всегда находилось при нем.
Это действительно непросто, оказаться столь неожиданно герцогом. Интересно, как с этим справился в свое время отец? Такая мысль скользнула в его голове. Вот только наедине с собой он оставался недолго и уже через какое-то время полы его временного убежища распахнулись и внутрь вошла миниатюрная фигурка в плаще с гербом герцога. Только один человек может быть столь безумен и столь любящим, что ее не остановила ни непогода, ни вражеская территория, ни сам жрец-наставник. Видимо такое появление тронуло Гэба и он смог позволить себе легкую улыбку, которой и одарил вошедшую, после формального приветствия.
- Знаешь, моя милая сестренка, червяки сомнения уже начинали грызть мой разум. Честно признаться, я думал, ты прибудешь еще раньше. - Он позволил себе небольшую слабость и ответить на объятья сестры. Родная плоть и кровь, да? На Авалоне - это единственное сокровище, которое стоит ценить. В месте, где брат идет на брата ради пары золотых монет, такая связь превыше всего. И он, и его сестра это чувствовали.
- Я бы хотел кое-что тебе поведать, Реджи. - Голос его не дрожал, в нем не было страха, только предвкушение и небольшое напряжение от того, что ему предстоит. Небольшой недосып и стресс, все же выматывали не меньше, чем изнурительные тренировки. Он сделал приглашающий жест в сторону его места отдыха. Даже в полевом лагере такое можно было соорудить из шкур. После чего и сам подал пример, как можно расположиться в этом уютном местечке. - Это касается предстоящей битвы и того, что меня тревожит. Но сперва... - Он на мгновение замолчал и прикрыл глаза, словно вслушиваясь в треск костра жаровни и окружение в целом. Давно он не мог себе позволить такого. После всего этого он выдохнул и уже более тепло обратился к сестре, как когда-то в детстве. - Ты голодна?

[icon]https://pp.userapi.com/c848520/v848520384/137bb1/Wg9gv_w8W60.jpg[/icon][LZ]<div class="lz2">• • • • • • • • • • • • • •</div><div class="lz1"><a href=link">ГЭБРИЭЛЬ КОРБУ, 19</a></div> <div class="lz2">• • • • • • • • • • • • • •</div><div class="lz3">Потерявший отца. Единственный наследник и новоиспеченный герцог острова Авалон. Молодой, но уже готовый пойти до конца ради своих амбиций</div>[/LZ]

Отредактировано Gabriel Corbeau (2019-02-24 21:31:57)

+2

4

В Реджине нет и тени сомнения. Ее брат не мог проиграть, Боги не могли их оставить, Авалон не лишится еще одного герцога. Корбу решительна настолько, что если бы не ее возраст и не избранный ею путь, она бы непременно сама взялась за меч и сражалась рядом с братом. Но для нее это невозможно. И все, что она может – вести свою собственную битву и свою собственную борьбу. И борьба эта будет дорого ей стоить.
Брат никогда об этом не узнает. Она не скажет ему об этом сегодня, не скажет, когда он победит, не скажет в далеком будущем, потому что посчитает это неважным. Но на путь черной магии, такой опасный и такой скользкий, неизменно ведущий во тьму и лишающий надежды, она ступила три ночи назад ради него. Ради его победы. Ради его власти. Ради его будущего. Его враги уже прокляты и не имеет никакого значения, будет ли бой, или другая причина, они уже не жильцы. Нет. Реджина не сделала этого в одиночку. Она была перспективной ученицей, но не настолько, чтобы в одиннадцать лет проклинать сразу нескольких взрослых командиров и их предводителя. Но она стала инициатором. Она приняла участие. Она знала, что пути назад не будет. И она не сожалела об этом, потому что семья – самое важное, а может быть, единственное, что у нее было на свете. Лишиться надежды для того, чтобы подарить ее брату? Это был достойный обмен.
- Мы с Форсом итак ехали почти без остановок, Гэб, - заявляет Реджина, глядя на него с прищуром, что выдавал ее напускное возмущение его замечанием, - И сокращали через вражеские земли. Так что, твои замечания к нам несправедливы, - она тихо смеется, хотя внутреннее напряжение все равно не дает веселиться искренне. Они обязательно будут хохотать и радоваться, когда он победит. А пока Корбу затихает всего через несколько мгновений, расправляет складки на платье и следует за братом, садясь рядом с ним. Она смотрит на него предельно внимательно, готовая слушать все, что он захочет сказать. В мыслях ее нет и намека на сомнение в его победе, и потому она не думает о том, что это может быть их последняя встреча. Конечно же, нет. Она встретит его, когда он омоет руки в крови предателей и вернется домой с победой. Она уже делала так много раз с отцом. Время меняло лица. Но не обстоятельства.
- Да, - честно отвечает Реджина, что ела в последний раз вчера утром и потому была бы не против разделить трапезу с братом, - Но куда больше хочу пить. Налей немного вина, пожалуйста, - тихо и вежливо просит девушка, подгибая ноги под себя и садясь поудобнее. В тепле, безопасности и рядом с братом она позволяет усталости взять верх, а потому может позволить себе чувствовать голод и жажду, равно как и просить их удовлетворить.
- Айна и Теобальд в Главном Храме, в Сангреале, - рассказывает Реджина, убежденная в том, что брат должен быть спокоен за свою семью, не думать ни о чем, кроме боя и сосредоточиться на сражении, а не о тревогах какого бы то ни было толка, - Я приказала им приехать, потому что в Асхейме в твое отсутствие может быть небезопасно. Но даже на Авалоне не найдется ублюдка, что решился бы нарушить покой обители Богов. Не тревожься, я присмотрю за ними, - она улыбается и становится не вполне понятно, всерьез ли говорит Реджина. Она была в том возрасте, когда в иных обстоятельствах, за нею самой пришлось бы присматривать и в том осознании, когда сотня смертных мудрецов не смогла бы переубедить ее действовать иначе. Корбу знает, что нужно делать. Она проходила это сотню раз за свою недолгую жизнь, еще когда герцогством правил отец. Они тоже были вынуждены покидать Асхейм детьми и они тоже ждали победы отца в укрытии, потому что это было безопасно. Тогда охраняли их. Теперь охраняли они, потому что род Корбу успел пополниться продолжением и маленький Теобальд должен был быть в безопасности. Будет. Реджина костьми ляжет, если понадобится защищать племянника. Брат не должен был в этом усомниться.
- Что ты хотел мне рассказать? – принимая из рук Гэбриэла кубок с вином, спрашивает ведьма и глядит на мужчину со всем вниманием, неторопливо принимаясь за свою трапезу, не замечая вкуса еды и не придавая этому никакого значения.
- Что бы ни было, ты можешь мне сказать. Я сделаю все, чтобы помочь, если от меня что-то зависит, - твердо произносит девочка, не отрывая внимательного взгляда от брата. Ей тоже нужно было многое с ним обсудить. Но что важнее – ей нужно было кое-что ему подарить.
В битве, в которой пал герцог Абсолон, их знамя было повержено и затоптано конями. Реджина знала, потому что это рассматривали, как волю Богов, что указывали на падение династии Корбу и весть разнеслась чуть ли не на весь Авалон. Но это не было волей Богов. Ее всем злопыхателям лишь предстояло узреть во всей красе в грядущем сражении. Девочка жалела, что не сможет узреть лица ублюдков, когда они увидят, что знамена Корбу вполне себе живы и никуда не делись. Это было даже символично. Новый герцог. Новый стяг. Впрочем, говорить об этом Реджина не торопилась. Она ждала слов брата, потому что знала, что ему следует выплеснуть все свои тревоги прежде чем начинать бой, что решит судьбы всех, включая самого Гэбриэла и его сестру.

[icon]https://i109.fastpic.ru/big/2019/0224/e5/_aedc78b3cc288c2a419f6ee6c84213e5.gif?noht=1[/icon][LZ]<div class="lz2">• • • • • • • • • • • • • •</div><div class="lz1"><a href=link">Реджина Корбу, 11</a></div> <div class="lz2">• • • • • • • • • • • • • •</div><div class="lz3">Дочь павшего герцога Абсолона. Сестра правящего герцога Гэбриэла. Будущая жрица, нынешняя послушница Главного Храма Сангреаля, ученица Верховного Жреца и весьма перспективная юная ведьма. </div>[/LZ]

+1

5

- Да, Реджи. Мне доносили разведчики о приближении странного, маленького всадника в облачении плаща с гербом герцога. Видимо я ошибался в них, раз даже любопытная донельзя Реджи не смогла их вычислить. Так что да, знаю. - Гэбриэль искренне улыбнулся и отсалютовал своим кубком в знак примирения после своего замечания. Ссориться, пусть даже и в игре, совершенно не хотелось, тем более его сестра проделала такой путь, ради этой встречи. Не мальчик, но уже муж смотрел на нее, пока та уплетала принесенное блюдо и передавала последние новости с тыла. Приятно, когда есть такие люди, а если они еще и твоя родня - прекрасно вдвойне. Он не прерывал ее разговоров, как и не мешал наслаждаться отдыхом, после столь резвого путешествия.
- Спасибо тебе, что прикрываешь меня и свою новую семью, которая ныне пополнилась. - Герцог улыбнулся вновь, так же искренне и ласково в сторону своей сестры.
Вне шатра, в это время, ночь уже полностью вошла в свои права. Дозорные и часовые расставлены, меж палаток ходят несколько человек с факелами и высматривают даже малейшие намеки на диверсию. И за всем этим следят его люди, с которыми он совершенно недавно говорил. Честно признаться, он не знал, как именно отреагировали на его замечания военный совет, однако где-то в глубине души надеялся и верил, что все прошло именно так, как и задумывалось. Гэбриэль вновь пригубил вино, вслушиваясь в слова Реджи и улыбнулся, когда уловил в ее интонациях ту самую заботу, как и в детстве. Приятно, Хель возьми! - Пронеслось в его голове, когда он поставил кубок на стол и взглянул в глаза Реджи.
- Это касается общего положения, сестренка. Люди есть люди, в каких бы богов они не верили. - Сам Гэбриэль говорил неспешно. Вся ночь была впереди. Сон все равно не шел, а значит и спешить было некуда. Реджи все еще ребенок, пусть и считает иначе, но если ее сморит сон, он вырубится в любом положении, даже сидя. - Не каждый готов признать нового герцога, пусть я и укрепляю власть своими способами. Они так привыкли к старшинству нашего отца, что я на его фоне выгляжу цыпленком. - В его словах не было горечи или сожаления. Мужчина, а тем более герцог не должен жалеть себя. Только руководствоваться интересами своих владений мыслить как правитель. К сожалению так, где как правитель ты решаешь хорошо, то как человек поступаешь плохо. Но разве это может тебя отвлекать от того, что важнее для народа? Нет и еще раз нет. В первую очередь он должен решать именно как новый герцог Авалона. В первую очередь семья и народ и только потом жизни людей вне острова. Какие-бы хорошие эти люди не были.
- Вера должна быть не только в Богов, сестра. В первую очередь должна быть вера в человека, за которым ты следуешь и чью спину прикрываешь. Мы все лишь муравьи, относительно Высших, но именно мы живем здесь и завтра судьба людей решится от правильных решений того, кому ты доверил собственную жизнь. - Он на какое-то время замолчал, словно вслушиваясь во что-то. В глазах его воспылал огонек и тот самый любящий брат словно временно сменился на хищника. Кажется, показалось. Вновь сбросив эту маску опасного охотника за своей добычей, он вернулся к разговору с сестренкой. И пусть она была еще мала, но именно в этом разговоре его могла понять только она.
- Новому правителю нужен символ этой самой власти. То, что поведет людей на смерть ради этого символа. У отца было знамя, у меня же - пока только собственные навыки. Но этого недостаточно. - Герцог наконец-то замолчал. В этой тишине было слышно все. И легкий треск жаровни, и завывания ветра, что поднялся снаружи. Словно будущее поле боя уже предвкушает свою жатву будущих смертей. Когда-нибудь, в будущем это место станет силой для некроманта любой масти. От мала до велика, но не сейчас. Сейчас то было лишь девственное место, которое пользовалось особой популярностью у молодых парочек, которые любили сбегать сюда от пристального взора взрослых. Сами понимаете, чем именно облюбовано это место молодежью.
Тишина продолжалась еще какое-то время. Герцог не торопил Реджину, позволяя осмыслить то, что он только что выдал в своей тираде, да и сам обдумывал сказанное. Надо же, опустил богов на землю, сказав, что здесь и сейчас их судьба зависит не только от игрищ кого-то извне. - Он лишь тихо хмыкнул своим мыслям, позволяя себе очередную улыбку, но в этот раз немного напряженную. Нет, он ее не выдавил из себя, но все таки улыбка была не то, которую он дарил своей сестре.
Где-то вдали слышалась ругань солдат, которые жаловались на пробирающий до костей ночной ветер. Чуть ближе были слышны фырканье лошадей.. Скорее всего где-то там была и лошадка Реджи. Ветер усиливался, а костерок в жаровне начинал затухать из-за того, что никто не подкидывал тому новой пищи. Гэбриэль поднялся на ноги и сделал несколько шагов в сторону обогревателя, подкинув внутрь пару веток и дровишек. Негоже будет остаться в холоде или же раздувать источник тепла по новой.
- Может быть я себя слишком накручиваю и переживаю попусту? - Задумчиво произнес Гэб, глядя, как огонь с голодом начал пожирать новую пищу. Он повернулся к сестре и взглянул той в глаза, ожидая, сможет ли ему дать ответ и развеять сомнения сестра, которой всего лишь одиннадцать.

[icon]https://pp.userapi.com/c848520/v848520384/137bb1/Wg9gv_w8W60.jpg[/icon][LZ]<div class="lz2">• • • • • • • • • • • • • •</div><div class="lz1"><a href=link">ГЭБРИЭЛЬ КОРБУ, 19</a></div> <div class="lz2">• • • • • • • • • • • • • •</div><div class="lz3">Потерявший отца. Единственный наследник и новоиспеченный герцог острова Авалон. Молодой, но уже готовый пойти до конца ради своих амбиций</div>[/LZ]

+2

6

[icon]https://i109.fastpic.ru/big/2019/0224/e5/_aedc78b3cc288c2a419f6ee6c84213e5.gif?noht=1[/icon][LZ]<div class="lz2">• • • • • • • • • • • • • •</div><div class="lz1"><a href=link">Реджина Корбу, 11</a></div> <div class="lz2">• • • • • • • • • • • • • •</div><div class="lz3">Дочь павшего герцога Абсолона. Сестра правящего герцога Гэбриэла. Будущая жрица, нынешняя послушница Главного Храма Сангреаля, ученица Верховного Жреца и весьма перспективная юная ведьма. </div>[/LZ]

Сомнения брата были понятны Реджине. Понятны, потому что она и сама испытывала подобные много раз. Не в отношении брата, разумеется, потому что в нем она никогда не сомневалась, а в отношении самой себя. В решениях, которые она должна принять. В том, что сумеет справиться со всем, что выпадет на ее долю. Она справлялась, вопреки всему. И знала, что брат тоже справится, потому что у него не было никакого другого выхода. Ему предстояло доказать свою состоятельность, как герцога, пути назад не было, все возможности к отступлению были закрыты. Либо победа, либо смерть. Выбор для Реджины был очевиден. А что насчет Гэбриэла?
Возможно, на этом самом месте теперь должна была быть другая женщина. Его жена. Возможно, даже с их сыном. Что может мотивировать мужчину на победы больше, чем его собственная семья? Но Корбу никогда бы не выпустила их из Сангреаля и не позволила бы проехать половину Авалона, чтобы встретиться с Гэбриэлом. Ради их безопасности и будущего, но что гораздо важнее – ради самого Гэбриэла. Потому что Айна была северной красавицей и, как говорили, совсем неглупой женщиной. Реджина могла судить об этом по тому, с какой торопливостью и решительностью женщина выполнила ее приказ, прибыв в жреческий город. Но все-таки за пределами этого у нее не было ровным счетом ничего. Она не знала своего мужа. Она не знала законов края, в котором жила. Она не знала семью Корбу. Она не знала, как думает Гэбриэл, чем он дышит, чем он живет. Она ничего не знала.
А Реджина знала. Потому что она была с ним одной плоти и крови. В их жилах разливался один и тот же яд, что пьянил властью над островом благословенных, близостью к их Богам, древней магией. Это было гораздо больше, чем кто бы то ни было мог себе представить. Именно поэтому здесь была она, а не жена брата. Именно поэтому она рисковала своей жизнью, даже не удосужившись сменить белого ворона на своем плаще на что-то нейтральное. Похищение? Убийство? Насилие? Реджина слишком хорошо знала, что Боги на ее стороне, хранят и защищают ее путь, а это было куда больше, чем любые человеческие и мирские планы. И никто не мог встать у нее на пути, покуда она защищала власть своей семьи, своего брата и своей династии.
- Это все глупости, - отрезает Реджина категорично, особенно с учетом того факта, что перед герцогом находилась одиннадцатилетняя девочка. Да, ей пришлось очень рано повзрослеть. Служение Всеотцу в Главном Храме не предполагало ничего иного. Но Реджина ничего иного и не хотела. В противном случае, она не смогла бы быть здесь теперь, говорить с братом и быть уверенной в его победе, как если бы ей о том сказали сами Боги. Не говорили. Она просто знала, что другого пути нет и верила в брата так сильно, как Гэбриэл, возможно, и сам-то в себя не верил.
- Тебе не нужен ни символ, ни их вера, ни их готовность за тобой следовать, Гэб. Тебе нужен лишь ты сам и никто больше, - она тычет пальчиком ему в грудь, глядя на брата чрезвычайно решительно и жестко, - Ты – герцог Авалона, Гэбриэл Второй из дома Корбу. Ты – полноправный властитель этих земель, а они – предатели, ублюдки и мятежники. И они заплатят жизнью за то, что посмели восстать против тебя. Их головы будут красоваться на пиках, а вороны выклюют им глаза. И они никогда не попадут в Вальгаллу, потому что клятвопреступникам там делать нечего, - в глазах ее отражается пламя факелов, когда Реджина на одном дыхании произносит все, что думает. Она знает, что брату это нужно, но вместе с тем она действительно безоговорочно и всецело ему верит. Могло ли быть иначе? Он ее брат. Они выросли вместе. Они были едиными так долго. Мыслимо ли, что он сомневается в себе теперь, когда у Реджины никаких сомнений в нем нет и быть не может?
- В битве на рассвете ты одержишь победу. Ты сядешь на престол нашего отца. И я сама возложу венец на твою голову. И никто никогда не узнает, что ты сомневался в себе в эту ночь перед боем, потому что не найдется у Авалона князя более достойного, смелого и безупречного, чем ты сам, - Реджина вздыхает, поднимаясь со своего места. Ей кажется, что она сказала достаточно, но на самом деле, это не так и Корбу нуждается лишь в коротком перерыве, прежде чем продолжить. Она подходит и достает сверток, в котором лежит их знамя. Брат нуждался в символе? Корбу могла его дать. И должна была. Раз уж она не могла сражаться за брата и их династию с мечом в руках, она должна была приложить свою руку к этой победе.
Девочка разворачивает сверток и достает из него черную ткань, аккуратно сложенную в квадрат несколько раз. Реджина не торопится, она аккуратна и сосредоточенна, когда разворачивает знамя перед братом и со всей осторожностью кладет его на шкуры на полу, не давая испачкаться.
- Тебе нужен был символ? Воронье знамя, Гэбриэл. Я знаю, что прежнее было утрачено нашим отцом в бою. Я изготовила для тебя новое и готова поклясться, что оно даст фору прежнему, потому что над ним потрудились лучшие колдуны Сангреаля и я сама. Главное из его свойств – оно видно людям из любой точки битвы. Все прочие составляющие, ты оценишь уже в утреннем бою, - она отходит, глядя на свою работу с гордостью и некоторой задумчивостью.
- Ты и без этой вещи победил бы. Но теперь ты не можешь проиграть вовсе. И не смей сомневаться в том. Потому что ты был рожден, чтобы стать герцогом Авалона.

+1

7

Слова Реджины вселяли надежду и уверенность. Разумеется, ему не время раскисать и давать слабину, особенно в тот момент, когда через несколько часов должна состояться решающая для его власти битва. Нет, он не мог себе позволить такой роскоши, как сомнения. Но все же чувства бушевали в нем. Ни один человек не способен принять все напасти разом, каким бы сильным он не был. В определенный момент ломаются все. Гэбриэль не был исключением их правил. Он просто держался. Держался на вере в него сестры, на надежде жены, что была сейчас далеко. Он должен был справиться не смотря ни на что. Ради семьи и ради отца, что покинул их. Он молчаливо отпил из кубка и протяжно выдохнул. Его сестра была права и пусть она всего лишь одиннадцатилетня девочка, но в ее словах было зерно мудрости, что некоторые люди не приобретают и за десятки лет жизни. Это заставило его усмехнуться и согласно кивнуть на предоставленную поддержку. Кто, если не он сможет справиться с той бурей, что надвигалась на них в целом и их семью в частности? Не было таких людей, по крайней мере нынешний герцог таких не знал.
Сколько еще будет таких событий, потрясающих саму суть? Уверен, что множество. Вот только если на каждое из них позволять душе метаться, то какой он правитель? Именно, что никакой. Мыслить можно по-разному, но итог один. Он должен справиться с любой напастью, что настигнет род Корбу или же Авалон. Врагов нужно встречать оружием, сомнения - спокойствием. Он сделал глубокий вдох и прикрыл глаза. В руках его все еще находился кубок с вином, но он словно забыл о нем, когда Реджина начала разворачивать свой сверток. Подарок для него. Он был ценен не только своим значением, но и тем, что его сделала сама Реджи специально для него. Наверное это играло даже большую роль, чем то, на что этот подарок был способен.
Он взглянул на знамя, что сейчас спокойно лежало на шкурах внутри палатки и с удивлением отмечал искусную и тонкую работу над материей ткани. Оно было прекрасно и этого не отнять. Тоже самое он мог сказать и магическом фоне, что пропитывал этот стяг. Действительно лучшее, что он мог видеть за свою недолгую, но насыщенную жизнь. Да, он не был знаком магии, не обучался ей в полной мере, но даже основ хватит, чтобы ощутить ту палитру красок магии, что таилась в этом куске магии.
- Ты права, сестренка. Они предатели. Они покушаются на богатство этих земель, даже не зная, какую цену приходиться платить тем, кто ею правит. - Он кивнул на ее слова и легко коснулся узора. Это был герб их рода. Белый ворон на черном полотне. Тот самый символ, что так нужен был ему и его воинам. Его лицо окрасила улыбка и он одарил ею свою сестру. - Ты права в том, что мне не нужен символ, но он нужен солдатам, что сложат головы во славу нашего рода. И теперь он у нас есть. Я благодарен тебе, сестра, за этот дар. - Он присел рядом с ней и обнял за плечи, как в те времена, когда они еще были детьми. И пусть разница в их возрасте была существенной, но дети остаются детьми до сильных ударов судьбы. И эти удары они испытали вместе в полной мере. Гэбриэль тихо дышал, продолжая обнимать сестренку. Лишь спустя несколько секунд этих выплесков чувств, он тихо прошептал:
- Мы покараем тех, кто осмелился выступить против нашего рода. Я уничтожу любого, кто посягнет на нашу честь и жизни. Запомни, сестренка. Каждый, кто осмелится поднять на нас руку, лишиться ее, но тот, кто будет верен - окажется счастлив. Вот какой путь путь правления я избираю и надеюсь пройти по этому пути вместе с тобой. - Но шептал тихо, но уверенно. В его голосе не оставалось ни доли сомнения, что одолевали в течении вечера. Наверное ему просто требовались те слова, что сказала Реджина, а может просто напоминание о том, ради чего он пошел на все это. Он знал, что сестренка его поддержит, знал и то, что он не пойдет против нее и будущем. Слишком уж многое их связывало вместе. Не только плоть и кровь, не только родство, но и то, что каждый из них всеми силами старается защитить другого. Самый важный и самый нужный человек для другого.
Они провели так еще какое-то время, после чего Гэбриэль наконец поднялся на ноги и вышел на несколько мгновений из палатки. Вслед за ним прошли двое солдат, те самые, что в итоге станут его лучшими бойцами. Ллойд и Дитрих. Те самые, что потом вместе с Фареем пройдут не одну битву и с которые будут его личными телохранителями. Эти двое, поклонившись Реджине согласно этикету, аккуратно взяли стяг и вынесли наружу, где прикрепят к крепкому шесту и это знамя поднимется над полем брани, дабы внушить надежду в сердца людей и направить их на верный путь.
- Мы слишком увлеклись моими сомнениями, сестренка. Не думаю, что это стоит дальнейшего упоминания в летописях - Герцог ухмыльнулся собственным словам и помог сестре подняться, после чего пригласил вновь сесть за их импровизированный банкет. Сам же Гэбриль поднял свой кубок со стола и протянул сестре, чокаясь с ее. - За наше долгое правление, Реджи. - Шепнул он и сделал глубокий глоток, после чего взглянул на прорезь в палатке, что заменяла дверь. Ночной холод становился все более неприятным. Но природу обмануть было под силу только верховным жрецам или же самим богам. Жаловаться на это не имело никакого смысла, к тому же сам Гэбриэль уже давно привык к климату Авалона. Он задумчиво повертел кубок в руках.
- Когда все закончится, я хочу попросить тебя об одолжении, дорогая сестра. - Он говорил негромко, ни к чему были крики. Он были достаточно близко. чтобы слышать даже громкий шепот друг друга. Вот только интонация Гэбриэля изменилась. Он вновь стал напоминать хищника. Словно сам Ёрмунганд снизошел из легенд. Он и раньше проявлял такую натуру, особенно после смерти матери, но насколько он помнил, Реджи этого еще не видела. - Используй кровь лидера повстанцев и заставь весь их род страдать, пока последний из их плоти, будь родной брат или племянник через двадцать три колена, не исчезнет с лица этого мира. Никто из них не заслужил Вальгаллы. - Голос его был шипящим, противным. Исчез тот бархат баритона и сейчас он скорее напоминал хриплого ворона. Он знал, что его сестра с этим справиться. Быть может ее даже и просить об этом не стоило. Однако он не мог упустить момента, чтобы напомнить даже самому себе, кто он такой. Последний раз он это ощущение испытывал в одном из предпоследних боев под предводительством отца. Именно тогда он лишил глаза одного из нынешних военачальников. Но такие люди не предают, он нет. Такие люди не трусы, в отличии от тех, что решили восстать. И именно потому их участь в посмертии была пострашней любой другой.

[icon]https://pp.userapi.com/c848520/v848520384/137bb1/Wg9gv_w8W60.jpg[/icon][LZ]<div class="lz2">• • • • • • • • • • • • • •</div><div class="lz1"><a href=link">ГЭБРИЭЛЬ КОРБУ, 19</a></div> <div class="lz2">• • • • • • • • • • • • • •</div><div class="lz3">Потерявший отца. Единственный наследник и новоиспеченный герцог острова Авалон. Молодой, но уже готовый пойти до конца ради своих амбиций</div>[/LZ]

Отредактировано Gabriel Corbeau (2019-03-06 01:44:33)

+1

8

[icon]https://i109.fastpic.ru/big/2019/0224/e5/_aedc78b3cc288c2a419f6ee6c84213e5.gif?noht=1[/icon][LZ]<div class="lz2">• • • • • • • • • • • • • •</div><div class="lz1"><a href=link">Реджина Корбу, 11</a></div> <div class="lz2">• • • • • • • • • • • • • •</div><div class="lz3">Дочь павшего герцога Абсолона. Сестра правящего герцога Гэбриэла. Будущая жрица, нынешняя послушница Главного Храма Сангреаля, ученица Верховного Жреца и весьма перспективная юная ведьма. </div>[/LZ]

Реджина улыбается, слыша слова брата. Если бы он только знал, как сильно она теперь им гордится. Если бы он только знал, как сильно она за него радеет. Если бы он только знал, что отец и все их предки сейчас смотрят за ними из Вальгаллы. Но достаточно того, что этого знает Реджина, что с задумчивым видом наблюдает за тем, как знамя Корбу водружается на стяг и реет над их лагерем. Все сделано. Теперь брату нечего было опасаться, незачем было сомневаться. Отец говорил, что сила была в единстве. Сейчас Корбу были едины как никогда. И хотя помощь маленькой девочки в делах ее старшего брата могла показаться незначительной и пустой, еще придет время, когда ее магия будет в полной мере защищать брата и всех его детей, гарантируя им безупречное будущее, силу и совершенную во всех отношениях власть. А пока…
- Помни эти слова. Ты мне пообещал. Выжить, вернуться с победой, защитить нашу власть, - она улыбается, давая понять, что в этом есть доля шутки, потому что никакие обещания юной Реджине не нужны. Она знает, что брат итак справится. Она знает, что ей даже не обязательно было приезжать. Потому что сила, что крылась в нем, все равно бы привела его к победе. Просто в суете последних дней, в подготовке к сражениям, в тоске и злости по павшему отцу, он забывал об этом. Реджина не сердилась. В конечном счете, она была здесь именно для того, чтобы напомнить об этом. И хотя Корбу считала, что лучшим было бы сделать это его жене, Айна была теперь слишком слаба и слишком напугана, чтобы куда-то ехать. Да и Реджина могла справиться с этим куда лучше. Потому что она хотя бы умела колдовать.
Объятия брата отдаются в груди глухой тоской, которой Корбу давно уже, казалось, не знала. На самом деле, не так уж и давно. Когда отец почил, она ощущала, как сердце ее разрывается на куски и это было ужасающе. А после у них не было времени на чувства и эмоции. Власть Гэбриэла оспаривали, сражения, мятежи, новые сражения, забота о жене брата и племяннике, все это отнимало много сил и времени. Они не позволяли себе чувствовать и держаться той привязанности, что объединяла их с детства. А теперь? Теперь Реджина подается вперед, на выдохе обнимая брата в ответ, как если бы она боялась, что этих объятий вообще может не случиться. Но они оба здесь, живы, дышат и вскоре сокрушат своих врагов раз и навсегда. Как жаль, как же чертовски жаль, что Реджина не может взяться за меч, хотя мужества у нее больше, чем у предателей, что пошли против власти брата.
Девочка садится, поджимая под себя ноги – совсем некрасиво для дочери герцога, но вполне приемлемо для любимой и любящей сестры. Реджина принимает из рук брата кубок, чокается с ним и отпивает напиток, соглашаясь с тостом брата. Да. Сегодня под сенью этого неба и этих звезд начинается их власть. Его власть. И как бы кощунственно это ни звучало, теперь Реджине казалось, что именно этого она ждала все это время. Отец сдавал в последние годы и очень сильно. Она заботилась о нем. Они оба заботились, но искра в нем угасала, а человека, в груди которого не было огня, можно было только жалеть. Что им было делать? Наблюдать за тем, как он чахнет? Смерть в бою была для Абсолона лучшим выходом, чудом, что обеспечило его попадание в Вальгаллу. И хотя Реджина злилась из-за смерти отца, она признавала, что гибели более достойной, чем эта, для него не существовало. Корбу надеялась, что когда придет время, они с братом уйдут точно так же. С таким же достоинством, с такой же силой, с таким же мужеством. И отправятся прямиком в обитель Всеотца, а не в Хельхейм и будут пировать вместе с предками.
Но пока они были живы. И будут еще очень долго. Им надлежало думать о ближайшем будущем, а не о таком далеком.
- Я сделаю все, что ты прикажешь, или о чем ты меня попросишь, Гэбриэл, - уверенно и твердо говорит Реджина, глядя брату прямо в глаза, - Ты – мой герцог, мой господин и мой брат, отныне и до конца наших с тобой дней. Не обещаю, что буду во всем тебя слушаться, - она тихо смеется, ведь они оба знают ее характер, - Но обещаю, что сделаю все, чтобы защитить тебя и твою семью, твои интересы и твое будущее. Что бы ни случилось, я – твой самый верный друг, ближайший союзник и опора. И даже если весь мир будет против нас, мы обязательно справимся, - откуда эта уверенность в одиннадцатилетней девочке? Реджина была убеждена в том, что в эти мгновения через нее говорили их Боги, что благословляли брата на его будущие победы и свершения. Но еще в ней говорила сестра. Горячо любящая, верная и преданная брату и семье до самого последнего вздоха. Он должен был это знать. Их ведь воспитывал один и тот же человек, что говорил им о чести, честности, верности и благородстве. А еще о семейных узах. О том, что не найдется силы, что могла бы их разорвать.
- Позволь мне остаться, Гэб, - просит Реджина, вновь отпивая из своего кубка, - Позволь мне не уезжать до окончания сражения и побыть здесь. Мне так будет спокойнее, - вряд ли так будет спокойнее ему, ведь случиться могло всякое. Если враг окажется в тылу, если им придется отступать, если они проиграют сражение, чтобы неизменно выиграть войну – все это могло угрожать Реджине, ее жизни, чести и свободе. Но этого она не боялась. Только оставить его и быть настолько далеко от битвы, что не сумеет помочь в надлежащий момент.

0


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » [12.11.3279] all of them