Добро пожаловать в Фир Болг! Волшебный мир драконов, принцесс, рыцарей и магии открывает свои двери. Вас ждут коварство и интриги, кровавые сражения, черное колдовство и захватывающие приключения. Поспеши занять свое место в империи.
Вверх Вниз

Fire and Blood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fire and Blood » Будущее » [03.03.3300] Два ворона, одна голубка


[03.03.3300] Два ворона, одна голубка

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Два ворона, одна голубка
Женщина - спасение или гибель семьи

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

03.03.3300 ❖ Графство Эпсул, замок графини ❖ Матильда Савастано, Рэдвульф Корбу, Гэбриэль Корбу
http://sg.uploads.ru/t/SnjWg.gif http://s8.uploads.ru/t/uC6qP.gif

После ранения, лорд Рэдвульф долго не приходил в себя, из-за чего графиня Савастано сильно переживала. Но вот лорд наконец-то очнулся и теперь они могут обсудить все, что накопилось за эти несколько недель, что они провели вместе. Однако планы рушит внезапный приезд герцога...

0

2

Матильда не находила себе места, ходя из угла в угол в покоях Рэдвульфа. Несмотря на то, что с ядом удалось справиться, он был все еще слаб и никак не мог прийти в себя. Это до безумия пугало графиню: во-первых, спустя время она осознала, что Корбу полез в драку не просто так. Он защищал ее и сына. По сути совершенно незнакомых ему людей. И это конечно же произвело впечатление на графиню. Правда в то же время в ней боролось совершенно дикое чувство, что это она не смогла защитить Корбу, хотя должна была. В сотый раз прокручивая у себя в голове все случившееся, Матильда просто не понимала, где совершила оплошность и почему ее люди так плохо сработали.

Радует одно, расследование указало на нашего конюха и его сегодня на заре четвертовали. Боги нас упасут, если в этом деле был замешан только он, - замерев около окна, Матильда вглядывалась в сумрак улицы. Вид из спальни Рэдвульфа выходил прямиком на гору, вершина которой сегодня, как и большую часть времени, утопала в облаках, от чего становилось немного страшно для не привыкшего глаза. Но графиня не боялась. Она знала, что вся гряда гор очень часто оказывается польза: для сильных фронтов с севера горы - это преграда, что защищает весь Эпсул от не прошенного дождя или снега. Другое дело, когда неприятности заходят с юга... вот тогда часто туча задерживается над графством, из-за чего или дожди, или снег может идти больше суток без перерыва. Особенно сейчас, на заре марта.

Она стояла и смотрела,  сложив руки у себя на груди. На губах не было привычной доброжелательной улыбке, пленяющей сердца, лишь серьезность и сосредоточенность. Матильда выжидала, когда же очнется герцог, поэтому все это время даже не смела уходить их его спальни. Первые несколько часов она боролась за его жизнь, изгоняя и нейтрализуя яд, дальше применяя все возможные отвары и мази, чтобы рана затянулась. И ведь у нее все вышло, вот только Рэдвульф никак не открыв глаза, хоть и дышал размеренно.

Если его тело сильно так же, как и его дух, открыв глаза он скорее всего даже сможет более менее спокойно ходить. Но он не просыпается... И это пугает. - нервно думала про себя графиня Савастано, не желая верить в худшее. Все же было бы немного досадно сообщать в случае чего лорду Корбу старшему, что его сын, посланный на правление в Эпсул, немного... поранился. Если ни чего хуже. Матильда сразу же отогнала эти мысли, молясь богам о скорейшем выздоровлении Рэдвульфа.

С другой стороны, - она уже не выдержала, произнося вслух и отходя от окна, - От глубоких ран минимум три дня отходят... А тут еще и яд. Я слишком много требую от него...

Она подошла мягкой поступью к кровати, на которой мирно спал Рэдвульф, и присела на краешек, вглядываясь в его черты лица. Матильде даже показалось что за эти несколько дней он стал будто старше. Слово ужас что они пережили оставил на его лице следы, сделав Рэдвульфа... сильнее. И почему-то от этой мысли Матильда ощутила гордость, словно ее сын совершил нечто удивительное. Неужели она настолько привязалась к этому мальчишке за эти две недели, что теперь словно мать переживает за него? Странное ощущение, но такое приятное.

Не думала, что смогу переживать за кого-то так же, как за Дженнаро...А ведь я даже не мать Рэдвульфу, - без капли укора подумала про себя Матильда. Ей нравилось это чувство, и сейчас она как никогда раньше была уверена, что ее герцог справиться с напастью и уже в ближайшее время очнется.

Отредактировано Matilda Savastano (2019-03-04 17:52:08)

+2

3

Яркие сны окутывали сознание Редвульфа плотной пеленой забвения, не выпуская из своих объятий, уводя разум все дальше и дальше в забытие. Сон - прекрасное лекарство от многих болезней, если конечно они не смертельны и не требуют быстрого вмешательства. Вот только когда человек спит, он знать не знает требуется ли вмешательство извне, или же нет.

Если бы лорд Корбу был в сознании, он бы конечно сразу сориентировался, что когда в тело входит (и выходит с другой стороны, но не до конца) стрела, то вмешательство требуется - вот прям здесь и сейчас! Но он был не в сознании, по-этому мечтательные образы то и дело появлялись перед глазами.

Мелодичный и такой приятный голос, словно издалека, словно за пределами его внимания о чем-то сообщал Редвульфу. А может и не ему вовсе. Но голос был знакомый, определенно знакомый. Мужчина, видящий себя во сне, в этом же сне замер, насторожился, словно силясь что-то вспомнить, что-то очень важное. Сколько прошло времени? Минута, а может час?
- Графиня... Графиня. Графиня?! ГРАФИНЯ!!!!!!!! - внутри его разума словно что-то взорвалось, рассыпалось на тысячу осколков, отчего сразу заболела голова, так неприятно остро и в тоже время тягуче тяжело. Юноша, лежащий на мягкой постели поморщился и приоткрыл глаза.

- Потолок... отлично - собственно потолок это единственное что ему виделось более менее понятным. Все остальное было непривычно размыто, какое-то чужое. Словно не здесь, не с ним вовсе.
Воспоминания нахлынули неожиданно, вызвав еще один приступ резкой боли. Лорд Корбу заскрипел зубами, чай не девка - стонать от боли, надо терпеть. Он вспомнил, вспомнил карету, страх графини, его бой с бородатым детиной и лучника... А вот и боль раны на ноге добралась до сознания липкими щупальцами страха. Судорожно сглотнув, Редвульф распахнул глаза, силясь скорее отогнать дурные воспоминания.
- Джен... Дженнаро! - хрипло прошептал он, чуть приподнимаясь на постели, чтобы посмотреть на графиню, а то что именно она сидит на краю его постели, юноша не сомневался - этот облик он не перепутает ни с кем.
- Он? С ним все в порядке? А ты? - и почему такие простые слова отнимают столько сил?
- Мой... кулон, здесь, - еще тише попросил Редвульф, зная что кулон, который лежит в полке у кровати должен помочь справиться с головной болью.

+2

4

Минуты превращались в часы, нагнетая обстановку все сильнее и сильнее. Даже слуги перестали стучаться и справляться о здоровье Рэдвульфа, ведь Матильда еще с утра довольно грубо рявкнула на всех, чтобы не смели заходить в спальню герцога. Почему? Не хотела чтобы видели сына Корбу в таком состоянии. Да и ее саму, склонившуюся над ним в ужасе. Это плохо как правило влияет на слуг. Это дает им возможность разглядеть слабость в хозяевах, а такого графиня не могла допустить даже под страхом собственной смерти.

Она сидела на краю кровать и нервно теребила пальцами подол своего голубого платья. Сил почти не осталось. Вся эта история настолько сильно вывела Матильду из колеи, что сейчас она еле держала себя в руках. СЛишком боязно было и страшно, а главное - она не знала, что будет завтра. И этот страх смерти будто ледяная рука сжимал ее горло, стараясь задушить. И виной всему была она.

Ведь чувствовала же, что не надо было ехать на прогулку! - в сотый раз корила себя девушка, еле сдерживая слезы. Она уже дошла до стадии кипения, просто не в силах все держать в себе. Да и впрочем... Матильда давно не плакала. Даже на похоронах мужа не проронила ни единой хрустальной слезинки, а тут Рэдвульф. Неужели привязанность к мальчишке настолько сильна? Матильда не знала, только догадывалась каким может быть ответ и это тоже вгоняла ее в смятения.

Но Матильде пришлось отложить слезы на более "благоприятный" момент, поскольку вдруг Рэдвульф зашевелился. Графиня метнула свой взгляд к герцогу, подсаживаясь ближе, не веря, что его глаза открылись и теперь он судорожно смотрел в потолок, приходя в себя. Кажется, что в тот момент все нутро ее переродилось: она наконец-то смогла глотнуть воздух за эти несколько дней и задышать нормально, ведь... Рэдвульф Корбу выжил!

-Тише, Рэд... Все хорошо, и с Дженнаро, и со мной, - склоняясь над мужчиной, Матильда успокаивающе положила ладонь на его волосы, заботливо поглаживая голову. Она так всегда делала, когда Дженнаро болел.  То ли старалась подарить заботу, то ли поддержку, а может быть все вместе. И сейчас это происходило как то слишком натурально.

This feeling is so... natural (c) Borgias

- Мой... кулон, здесь, - было видно как даже хрип дается ему тяжело и сейчас нужно было проявить всю свою чуткость, чтобы помочь Рэдвульфу справиться с болью. Матильда, как только услышала про кулон, сразу же начала искать глазами на тумбочке около кровати что-то, что могло его напоминать, но как по закону подлости на предмете мебели ничего не оказалось. Тогда она резко дернула ручку тумбочки и открыла полочку, в которой были всякие мелкие вещи. Среди них поблескивал небольшой кулон. Матильда аккуратно вытащила его и поспешила надеть на Рэдвульфа, чтобы хоть как-то облегчить его состояние.

-Ты что творишь?! А ну быстро ложись! Я не для того из тебя яд выгоняла, чтобы ты в первые же секунды вскакивал после 2 дней полуобморочного сна!, - увидев что герцог поспешил сесть на кровати, Матильда возмущенно прикрикнула на него, словно мать, помогая тому лечь. Вскоре на все же успокоила себя и уже более спокойным тоном продолжила:

Если все хорошо, то через полчаса должно стать легче. Ты сможешь дажеподняться, но пока - лежать.

+2

5

Ласковая ладонь опустилась на его голову, чуть поглаживая, так трогательно заботливо, что Редвульф невольно замер, совсем как ребенок, убаюканный ласковыми касаниями близкого человека. Кулон коснулся груди юноши, и будто прилип, как и раньше забирая головную боль в себя. Постепенно становилось легче, разум прояснялся, чувства обострялись.

Но главное она здесь, она с ним, касается его... Неожиданная догадка смутила юношу, который уже успел сделать вывод, что раз на нем нет рубашки, и он был ранен в бедро, то вероятнее всего и остальных частей одежды так же ожидать не приходилось. Стыдно то как... А с другой стороны, что он мог поделать, если с ее же слов он два дня провалялся в беспамятстве? Но от этих мыслей спокойнее не становилось.

- Ты? - переспросил юноша, вспоминая о том, что именно эта хрупкая на вид девушка, проявила изрядную стойкость и силу, ведь это именно она вытащила Редвульфа после поединка, дотащила буквально на себе до кареты. А что было дальше - он не знал, сознание померкло когда тело юноши оказалось затащенным в карету.
- Боже, Дженнаро видел меня в таком состоянии, - Лорд Корбу вздохнул, задумываясь о чем то своем, но вовремя спохватился, когда голос графини с искренней тревогой заставил его лечь обратно.
Он чуть заметно улыбнулся уголками губ, так приятно было слушать ее голос.
- Не знал, что у тебя дар к целительству, спасибо, - голос постепенно возвращался к юноше, в нем снова появилась твердость и спокойствие. Кулон, подаренный любимой тетушкой воистину - волшебная вещица.
Калейдоскоп воспоминаний завертелся с новой силой, лорд Корбу нахмурился, а затем произнес:
- Конюх, он похоже был с ними заодно иначе как карета оказалась не на своем пути? Его допросили? Я больше не покину комнату без оружия, кто бы что не говорил, но если эти твари посмели совершить покушение на наследника Эпсула средь бела дня, они не перед чем не остановятся, - Редвульф благоразумно не стал добавлять на тебя и юного наследника, ей итак хватает переживаний за сына, чтобы теперь еще искать кто мог желать лично ей зла. А таких людей несомненно было немало. Женщинам редко доводилось держать власть в своих руках, а вот Матильда была из тех кому удалось, и разумеется многим мужчинам такой расклад был не по душе.

- Мне лучше, правда, - он ободряюще улыбнулся обеспокоенной графине. Все-таки приятно, когда о тебе заботятся и волнуются. Неожиданная догадка заставила Реда нахмуриться:
- Мой камзол? - в потайном кармане слева у сердца была запрятана продолговатая обтянутая бархатом узкая коробочка с кулоном, по идее подарок не должен был выпасть, но Редвульф не знал что с ним самим происходило в последние двое суток, что уж говорить про камзол. Однако беспокоился он зря, темно синее одеяние аккуратно висело на спинке кресла.
- Возьми пожалуйста, там, в кармане слева, - юноша проводил Матильду взглядом, и когда та вернулась на кровать с коробочкой в руках, тихо прошептал - это тебе...

Свернутый текст

https://a.radikal.ru/a21/1903/68/4c708f707b13.jpg

За дверью послышался шум, кто-то что-то требовал, а слуга робко отвечал. Голос был знакомый, но Редвульф не сразу сообразил кто это. Точнее сообразил то сразу, не мог поверить в то, что это наяву.
Дверь распахнулась и на пороге возникла мужская фигура.
- Отец? - удивленно воскликнул Редвульф, пытаясь сесть в кровати.

Отредактировано Redwolf Corbeau (2019-03-05 09:05:39)

+2

6

Солнце уже закатывалось за горизонт, отдавая свою власть над сутками ночи. Четверо мужчин двигались по заснеженному тракту, заставляя лошадей передвигаться ускоренно. Не сказать, что им это удавалось без каких либо трудностей, но они давно уже привыкли к таким нагрузкам. Вот и сейчас, закутанные в меховые плащи с вышитыми на них белыми воронами, знаками отличия герцога и его доверенных лиц, и в полном боевом облачении двигались вперед. Туда, где должен был находиться замок, столица графства Эпсул.
Среди них не было новичков или зеленых юнцов. Трое из них были личной гвардией, и солдаты самого герцога, которым он доверял безоговорочно. Не одна битва была пройдена с ними плечом к плечу и такие люди были на вес золота. Именно с ними он множество раз тренировался в Асхейме и именно они были той самой боевой силой, что создавали впечатление отлаженного механизма. Еще ни разу Гэбриэль не смог прервать слаженность их действий и ни разу не побеждал, когда эта троица выступала против него вместе.
Они продолжали свой путь, заставляя изможденных от дороги лошадей двигаться дальше, несмотря на усталость. Не самое лучшее решение в условиях погоды и самого сезона, но времени у него было не так много. Он обещал Реджине отправиться вместе с ней в Эргерунд, но так же ему требовалось посетить сына и Матильду, чтобы выяснить об их прогрессе, отношении друг к другу и удачливости данного мероприятия в целом. Разумеется, он помнил о том, что происходило между графиней и им самим ранее, однако не привязывался в полной мере. Да, она была красива и энергична, но у каждого из них был свой путь, которого им следовало придерживаться. Правда смерть графа была несколько неожиданной, из-за чего пришлось сделать небольшую рокировку внутри семьи. Теобальд сбежал, благодаря сестре, а Редвульф еще не был готов к чему-то большему, а значит эта самая песочница под руководством молодой графини была ему в самый раз.
- Мой лорд, не кажется ли вам, что вышли мы несколько поспешно с последней стоянки? - Проговорил один из троицы. Его звали Ллойд и он был старшим из них. Разумеется, они были равны между собой, однако поправка на возраст самого Ллойда делала его несколько авторитетнее в глаза остальных двух. Гэбриэль же разумеется понимал, что имел ввиду этот воин и лишь сжал губы, вновь кутаясь в плащ. Да, последний их привал был множество часов назад, но им требовалось добраться до замка к этой ночи. Время поджимало и терять его было излишней роскошью. Да, была ошибка в том, что лошади еще не вернули свой запас выносливости, вот только это было сейчас меньшим из возможных проблем.
- Да, Ллойд, мне так кажется, но мы должны поспешить, чтобы закончить все дела, как можно скорее. - Голос его был уверенным. Конечно, некоторые слова сдувало ветром, но в целом посыл был понятен. Это прервало дальнейшие расспросы о данной спешке. Никто особо и не сопротивлялся, ибо доверяли своему господину, вот только усталость брала свое. Даже натренированные воины не могут без определенных последствий переносить такие нагрузки. И пусть эти последствия выражались лишь в усталости, голоде и плохом настроении, но это куда лучше ,чем то, с чем сталкиваются не готовые юнцы.
Дальнейшее путешествие продолжалось в тишине. Тьма уже давно вступила в свои права. Ночью это не назовешь, глубокий вечер, но темно было так, что оперение ворона сливалось с небом. Редкие проблески ночного светила - единственный источник света, что отражался от снегов и давал путникам возможность не сойти с дороги. По ощущениям, но не точно, время приближалось к той отметке, когда жрецы начинают свою последнюю службу богам. А значит приближалось к полуночи. Еще каких-то два-три часа и вот она, полноправная хозяйка этого времени суток. Полночь.
От этих размышлений герцога отвлек голос Фарея, который рукой указал вперед. Да, впереди уже виднелись огни замка Эпсула и то было отличной новостью, ибо задница на морозе и в седле уже становилось сродни каменной. Не самые приятные ощущения, смею вас заверить. Остаток пути прошел довольно быстро. Видимо лошади, почувствовав скорый привал, ускорили свой шаг и вот уже все четверо входят внутрь при замковой деревеньки. Люди уже давно разбрелись по домам, не желая отмораживать свои конечности и только парочка одиноких стражников стоит у ворот, а в бойницах видны тени. Появление четверых всадников хорошенько всполошило людей на стенах, а из-за темноты невозможно было столь легко разглядеть их принадлежность. Ухмылка окрасила лицо Гэбриэля, когда он поравнялся со стражниками и остановился, скидывая заснеженный капюшон. Давно он не посещал этих мест и не каждый стражник мог знать своего герцога в лицо, но вот герб на плаще невозможно было спутать ни с чем. Это даже ввело парочку солдат в ступор от увиденного и те не сразу сообразили об открытии ворот. Пришлось даже мягко намекнуть, что если они сейчас не придут в себя и не исполнят свой долг, то следующим утром их тела будут отличным кормом для голодных свиней.
- Ну вот и молодцы. - С хищной улыбкой проговорил стражникам мужчина в плаще, когда те наконец-то открыли ворота и впустили их внутрь. Те даже несколько вздрогнули и потупили взгляд, но этого Гэбриэль уже не видел, ибо путь его лежал во внутренний двор. Именно там он оставил коней, чтобы о тех позаботились. Трое мужчин, что сопровождали его поступили точно так же. После завершения всех формальностей, герцог с охранной без приглашения направился внутрь жилища графов. То, что не было фанфар и встречающих его насторожило, но не более того. Он понимал, что прибыл без какого-либо предупреждения, а значит винить прислугу совершенно не за что.
Войдя в замок и отдав свой плащ одной из служанок, чтобы та почистила его до отъезда, он сделал несколько шагов вглубь помещения, правда случилось легкая неожиданность. Из закутка, что был в стене и походил на небольшой проход куда-то в складские помещения вылетел маленький вихрь в плаще и с деревянным мечом в одной рук и фигуркой феникса в другой. Лица его было не разглядеть, как видимо и ему было трудно разбирать дорогу из-за того, что запутался в собственном плаще. Другого объяснения, почему мальчишка на полном ходу врезался в Гэбриэля и, получив ответную реакцию, по инерции плюхнулся на задницу, пытаясь сорвать с лица подол плаща.
- И кто тут у нас рыцарь ордена “Феникса”? - Без злобы, но и особой теплоты в голосе произнес герцог. Нет, он не злился на мальчишку, что так увлекся собственной игрой, что перестал различать дорогу. Разве можно винить дите за детское поведение? Нет. Вот и сейчас герцог не винил молодого парнишку в случившемся. Вслед за ним, с небольшим опозданием выбежала служанка из того же самого прохода. То, что та не была его матерью было понятно по внешнему виду. Нянечкой она была или кем, но ее переживание за ребенка читалось на обеспокоенном лице.
- Лорд Нуволетто! Ну куда же вы убежали! Вам надо готовиться ко сну! - на плечи служанки Эмили часто выпадала жутейшая ноша укладывания спать юного графа. Дженнаро был довольно трудным ребенком в этом плане: чтобы уложить его в постель во время, надо было приложить немало усилий, а чаще всего просто взять, что называется, на слабо. Это негодник часто устраивал подлянки няням, прячась по всему замку. Вот и сейчас он видимо сбежал от Эмили, упоительно играя в защитников Эпсула со своей новой фигуркой.
Правда встреча гостей не входила в планы юного графа. И уж тем более он совершенно не собирался врезаться в новоприбывшего гостя со всех ног. Придя в себя после падения, Дженнаро поднялся на ноги, поправляя то самый злосчастный плащ тети Эрментруды, который Матильда всегда пытается спрятать куда подальше от сына:
- Граф Дженнаро Ольвьере Нуволетто, наследник графства Эпсула! - На одном дыхании выпалил малыш, задирая голову, чтобы вглядеться в лицо новоприбывшего гостя. Тот оказался совершенно незнакомым ему типом, поэтому мальчишка тут же направил свой деревянный меч на лорда Корбу, принимая боевую стойку:
- А вы кто? Мы гостей не ждали!
Выглядел он очень серьезным, будто старался защитить свою территорию. Особенно в свете последних событий. Случай с Рэдвульфом настолько сильно повлиял на юнца, что тот резко начал воображать себя храбрым рыцарем и одновременно в полной мере графом, указывая всем и проверяя всех. Он даже хотел присутствовать на казни конюха, но… Матушка не разрешила. Хотя сама принимала в этом непосредственное участие!
- Милорд Корбу Добро пожаловать в Эпсул… - разглядев в ночном полумраке лицо прибывшего гостя, с ним наконец-то поздоровалась нянечка Дженнаро, склоняясь в реверансе, - Мы Вас не ждали...  Леди Савастано не распорядилась о том, что вы прибудете.
- Лорд Корбу?! Он же у нас валяется на втором этаже и уже несколько дней не приходит в себя! - тут же встрял ребенок, хмурясь и недоумевая, - Эмили, это какой-то самозванец, ты что - то явно путаешь! Он вообще не похож на Рэдвульфа!
Мальчишка ступил ближе к Гэбриелю, одаривая того ехидным взглядом.
- Да и не похож он даже на Рэда! Стража! Вы кого впустили?!
Реакция мальчишки в целом была понятна герцогу. Еще бы, незнакомый мужчина находится в главном холле из родового замка, а отличительных особенностей при нем и не было, так как плащ уже был сдан. Единственное, что привлекало к себе лишнее внимание - это полное боевое облачение самого герцога и его людей. Вот только это было лишь малой частью, что можно было выловить из их разговора. Мало того, что парнишка был подозрительно похож на молодого Гэбриэля или же Теобальда, да тут еще и новость о случившемся с сыном. Все слишком резво смешалось в едином потоке мыслей и герцог, не совершенно не обращая внимания на юного мальца, обратился к служанке.
- Где он? - Проговорил он медленно, отчетливо сдерживая в глубине души эмоции и возможный гнев. С мальчишкой он разберется после, сейчас его больше интересовало, что случилось с сыном.
-Пройдемте за мной, милорд. Я отведу вас к вашему сыну. - голос Мэридит привел в чувство всех присутствующих. Правая рука Матильды как всегда появилась внезапно, но вовремя. Женщина уверенно подошла к лорду Корбу, приглашая того подняться на второй этаж, а юному графу тихо проговорила:
-Марш в кровать, молодой человек, а то матери все расскажу.
Эффект был потрясающий, мальчишка моментально подобрал все свои вещи и подбежал к Эмили.
Гэбриэль же направился наверх, дав указание следовать за ним только Ллойду. Фарей и Дитрих должны были все подготовить к ночевке и вообще разобраться с делами, что здесь произошли. Разумеется, он не собирался оставить все на самотек там, где ситуация слегка вышла из под контроля. В его голове уже сформировался определенный образ и вероятность того, что покушение было на самого сына герцога, а не графиню с сыном - крайне мала. Он не так много времени провел здесь, чтобы все возможно было спланировать. Скорее всего юнец решил поиграть в защитника и при этом не имел возможности даже изобразить из себя рыцаря. Неподготовленная жертва и такой же телохранитель. Удачное стечение обстоятельств для убийц.
Пусть покушение и не удалось, но зато будет уроком для самого Вульфа.
- Ллойд, ты не заметил ничего странного в мальчишке? - Задумчиво проговорил герцог, когда они уже поднялись на второй этаж и продолжали следовать за служанкой.
- Кроме того, что он вылитый Теобальд лет пятнадцать назад? Вроде бы ничего. - С небольшим ехидством и издевкой произнес старший из телохранителей и замолчал, словно ничего и не произошло. Герцог кивнул своим догадкам, когда они уже подошли к двери, где должен был находиться Редвульф.
- Чего желает господин? - Усидчиво произнес служка, который видимо “охранял” двери.
- Не мешайся, сейчас мне не до любезностей! - Произнес Гэбриэль и потянулся к ручки двери, когда вновь заверещал служка. Мэрэдит в этот момент куда-то делась или отвлеклась, оказавшая не способная помочь решить все мирным путем.
- Но графиня никого не велела пускать! - Пытался он было исполнить свой долг и наказ, когда ему со стороны прилетело кулаком в скулу и тот осел на пол. Ллойд постарался на славу, отправив излишне верного слугу в забытье на пару-тройку часов. Не обращая внимание на досадливую помеху, мужчина открыл двери и вошел внутрь.
- А кто еще, кроме твоего отца или же убийц способны войти в покои под защитой усердного слуги? - Проговорил Гэбриэль проходя внутрь комнаты. За ним тенью проскользнул Ллойд. И пусть они были облачены в легкие, боевые одежды с металлическими вставками, что защищают важные органы, однако те весили не слишком много, а благодаря зачарованием сестры, хранили жизнь своему носителю не хуже тяжелых доспехов.
- Графиня. - Гэбриэль склонил голову в учтивом приветствии, однако не настолько, чтобы показывать свою слабость. Просто, чтобы не прослыть невежей. Он был выше ее как по положению, так и по власти, но нормы приличия соблюдать все же стоило, пусть даже в таком положении. - Расскажете мне, что произошло с вами и моим сыном? - В голосе его можно было различить нотки беспокойства за собственное чадо да и сама графиня не была ему безразлична в той мере, чтобы можно было не обращать на нее внимание. Он не каменный и не стальной. Даже не было намека на такой титул. Однако его хватка власти вкупе с магией давали возможности и власти. Именно благодаря этому он смог столь долго усидеть на троне Авалона. К тому же, пока он пытался разобраться в произошедшем здесь, двое других уже начали свое собственное расследование.
- Не хотелось бы повторения уже случившегося. - В конце концов и слабость проявлять тоже нельзя. Воронята взрослеют и чтобы те научились летать - их выталкивают из гнезда. Вульф попал конечно в неприятную ситуацию, но ведь выжил малец, а значит усвоит определенные уроки и станет сильнее. Это не могло не радовать и не вызывать гордости, как у отца.

+2

7

То, что юный герцог еще толком не прийдя в себя соизволил присесть на кровати Матильде абсолютно не нравилось. Смерив его взглядом, она помогла ему улечься обратно на кровать, утопая среди подушек. Взгляд ее хоть и был строгим, все же в нем можно было прочитать отзвуки материнской заботы. Да и как без этого теперь, если этот храбрец Рэдвульф полез в драку, лишь бы защитить ее и Дженнаро? Конечно, Матильда была благодарна юнцу, вот только его мотивы смущали графиню. Разве может человек спасать по сути совершенно незнакомых людей, рискуя своей собственной жизнью? Звучит как - то мало вероятно. Однако Рэдвульф почему-то это сделал, и тут было два варианта объяснения: либо Матильда имеет дело с самым что называется сорвиголовой, лишь бы мечом помахать да пару голов срубить (что точно нельзя было подумать о Рэдвульфе!), либо...

Семья превыше всего. Кажется, это мне говорил когда-то давно Гэбриель, - смутно припоминая диалоги с отцом Рэдвульфа, Матильда пыталась понять причину такого поведения герцога. И то, что возможно лежало в основе его действий, совершенно не радовало графиню. А вдруг юнец решил попытать счастье и ненароком проникся симпатией к графине?... Но в таком случае Матильда просто обязана была это заметить! В конце концов она женщина и подобные чувства должна улавливать просто на подсознательном уровне. Правда за столько лет, что она провела в под крылом графа, кажется, сама Тильда уже и забыла, что такое горячность молодости. На смену этому пришел здравый смысл, холодный расчет и совершенно иные приоритеты, в число которых входила любовь к сыну и только к нему. Для всех, включая Гэбриэля, Матильда навсегда закрыла сердце. По крайней мере она искренне в это верила до сегодняшнего дня.

Кажется в глазах юноши пробежало некоторое недоумение, поскольку тот как-то странно поерзал в кровати, будто пытаясь понять двигается его тело или нет. А потом как - то совершенно растеряно выдохнул это легкое "ты...", от которого... должно было забиться сердечко любой юной девушки, но не Матильды. Она лишь все ее обеспокоено глядела на сына герцога, пытаясь понять, что он имеет ввиду:

-Не беспокойтесь о своей одежде, милорд, Мэридит ее сняла и уже давно все почистила, - поспешила успокоить Тильда юношу, видя как-то немного краснеет от ее слов. Она правда не поняла от чего, поэтому в привычной своей манере продолжила рассказывать, что с ним было:

-Вы оказались сложным больным, Рэдвульф. Я, конечно, заживляла глубокие раны до этого. Знаете, у мужа была привычка часто наживать себе врагов, - говоря это она про себя добавила:

Да и у вашего отца тоже. - мелькнуло у нее в голове и она вновь взяла слово:

- Однако все было бы ничего, если бы не тот факт что стрела была отравлена. Задачка была не из легких, милорд.

На последней фразе Тильда буквально уголками губ улыбнулась, то ли радуясь скорому выздоровлению Рэдвульфа, то ли собственному триумфу, ведь сварить так противоядие в короткие сроки было большим мастерством, к которому она к ее удивлению же оказалась готова. Это придавало уверенности, ведь теперь в случае, не дай боги, повторения подобной ситуации она сможет защитить свою кровь - Дженнаро.

- Не знал, что у тебя дар к целительству, спасибо, - все же даже после таких тяжелых двух дней Рэдвульф оставался настоящим джентельменом, что определенно радовало Матильду. В конце концов он подавал прекрасный пример стойкости и искренности для сына, а это в наше суровое время ох как не хватает. Особенно когда все вокруг, как оказывается враги, и готовы при любом случае засадить нож в спину.

Как целитель, Матильда мягко положила свою ладонь снова на голову Рэдвульфа, но на это раз она хотела проверить есть ли у того температура. Ладонью мягко соскользнула на лоб, проверяя горячий тот или нет. Жара как такового не было, что определенно радовало Тильду. При этом она внимательно слушала догадки герцога, про себя оценивая его способность к расследованию подобных ситуаций, и Рэдвульф приятно удивил ее, ведь сразу же вычисли виновного. В момент взгляд графини из привычного доброжелательного превратился в холодный и даже какой-то жестоки, а потом она произнесла фразу, которая скорее всего должна была напугать сына герцога:

Конюха уже наказали. Лично при мне четвертовали. - довольно жестко проговорила Матильда, привставая с кровати, - Однако он наверняка был исполнителем, Вульф. Как правило, за подобными нападениями стоят куда более влиятельные личности, и уж поверьте я выясню кто. И избавлюсь от них.

Эти слова звучали в тишине комнаты особенно четко, от чего казалось что каждый звук будто пронзает и разрезает со свистом воздух. Наверное, услышав сейчас графиню, кто-то бы усмехнулся, однако в Эпсуле знали, что подобные слова для их Матушки далеко не пустой звук. Матильда никогда не остается в долгу и всегда платит по счетам, каких бы жертв ей это не стоило.

Всё в государстве, ничего вне государства, ничего против государства, - отчеканил у нее в голове голос почившего мужа. Федерико конечно по-своему понимал эту фразу, однако для Матильды она означала одной: "во что бы то ни стало враги должны быть повержены. Особенно если это касается графства". И пожалуй все эти годы она прекрасно следовала этому правилу.

Тишину нарушил сам герцог, стараясь перевести тему в другое русло. Ему вдруг зачем-то понадобился его камзол, что поселило недоумение на лице Матильды. Но противится такому странному желанию не стала, поэтому покорно подошла к стулу, на котором висело одеяние, и порылась хорошенько в кармане. Тонкие пальчики сразу ж наткнулись на бархатную коробочку, от чего в голове пронеслось тревожное:

Только не это!

Краткий комментарий Рэдвульфа "это тебе" заставил еще больше смутиться Матильду. Но она вовремя себя взяла в руки, справляясь с эмоциями. Неужели малец решил попытать судьбу и на что-то осмелиться расчитывать? Сейчас, когда в руках у девушки была характерная коробочка, ей становилось не по себе, ведь ни к замужеству, ни к чему-то около того она была не готова. Да и о чем речь, ведь она относиться к Рэдвульфу как... как к сыну!

- Рэдвульф, ну что вы... - как будто ничего страшного не произошло проговорила Матильда, открывая совершенно нежданный подарок, которым оказалось до безумия красивое колье и огромным совершенно незнакомым графине, но явно дорогим камне в центре. Конечно, как настоящая женщина она оценила подарок, пробегаясь пальцами по тонко работе огранщика, но принять его... Она не могла. И не должна была.

- Рэдвульф, это слишком дорогой подарок. Я не могу его принять, милорд, - только и смогла выговорить с нажимом Матильда, стоя в другом углу комнаты и глядя на лежащего в кровати юношу. И пусть ее глаза были полны решимости, внутри нее все горело - она впервые в жизни хотела просто провалиться сквозь землю от такого жеста, ведь он был совершенно неуместен, особенно если вспомнить что по сути Дженнаро брат Рэдвульфа! А значит никаких отношений между юным герцогом и графиней и в помине  быть не могло.

Ситуация была настолько не ловкой, что про себя Матильда молилась всем богам на свете, лишь бы ее спасли их подобного положения. Она была рада если бы хоть кто-то зашел уже наконец из слуг, ослушавшись ее приказа, и прервал их разговор. Но нет же как на зло никто не заходил, ведь все боялись гнева Матильды.

Научила же на свою голову! Тепер боятся даже ослушаться! А хотя... стойте-ка, там какой-то шум... - за стенкой действительно слушались стремительные шаги тяжелых мужских сапог. С каждой секундой звук усиливался. Кто - то очень хотел видимо дойти до покоев Рэдвульфа, раз с таким нетерпением рвался в них. Да ещеи похоже накричал на слугу, резко открывая дверь и...

К такому графиня была явно не готова. На пороге комнаты сам собственной персоной стоял немного взъерошенный видимо после дальнего пути и новости о покушении на сына герцог Гэбриель Корбу.

Намолилась, черт возьми. Не такую подмогу я ожидала! - выругалась про себя Матильда, хотя ни одна мышца на ее лице не дрогнула. Она лишь устремила свой взгляд на Гэбриеля, подходя ближе к кровати и самому герцогу, чтобы иметь возможность наблюдать их обоих.

- Графиня. - эффектно появившись, лорд не забыл об этикете, учтиво поздоровавшись с графине. Буквально на секунду их взгляды пересеклись, но даже этого мгновения было достаточно, чтобы Матильда смогла прочесть эмоции Гэбриеля. Пусть он и был холоден и довольно сдержан, в глазах его промелькнула обеспокоенность. И пожалуй, если несколько лет назад она не понимала этого чувства в герцоге, то сейчас она как никто другой осознавала какого это - слышать что на твоего сына было организовано покушение.

-Приветствую, милорд, - она мягко склонила голову и присела в легком реверансе. Кажется когда-то давно они оба так же здоровались друг с другом. Но тогда было другое время, хоть и повод был более чем трагичный.

Матильда все еще держала коробочку с подарком в руках, поэтому мягко подошла к тумбочке Рэдвульфа, оставила там украшению вновь повернулась к герцогу, собираясь как подобает рассказать все герцогу, ведь тот явно беспокоился о сыне. Да и похоже ему про Матильду он хотел услышать тоже. Либо графине просто показалось.

- У нас была запланирована прогулка по Эпсулу, милорд. Все же управлять графством, не зная его территорий, весьма опрометчиво. Однако нам пришлось закончить раньше из-за непогоды. На обратном пути на нас нашу с лордом Рэдвульфом и Дженнаро карету напали.

Ее голос предательски дрогнул. Но Матильда не обратила на это внимания уверенно продолжила дальше:

Ваш сын вступил в битву с нападавшими и вышел победителем, прославляя вашу фамилию, милорд. Однако его ранили отравленной стрелой, которая скорее всего была предназначена не Рэдвульфу. - тут она повернулась к юноше, уже говоря ему, - Лорд Корбу, мы в бесконечном долгу у вас. Та стрела предназначалась либо мне, либо Дженнаро, ведь никто до вашего появления на площади даже не знал о вашем приезде.

Затем Матильда с привычной ей грацией перевела взгляд на Гэбриеля и шугнула ему навстречу, подходя близко, но в рамках этикета.

-Вы знаете, у графа было много врагов, лорд Гэбриель. Но у меня лично их было гораздо больше. По совершенно понятным причинам, - с нажимом ответила Матильда, намекая, что в последнее время играла важную роль в жизни графства, особенно в управлении им. Конечно, многим это не нравилось. Но сейчас она просто хотела обозначить свое некоторое недовольство назначением Рэдвульфа в качестве правителя. Чтобы, раз уж герцог соизволил прибыть, об этом потом побеседовать... в непринужденной обстановке.

И тем не мене все живы. Пару часов и Рэдвульф полностью оправиться, милорд. Я сделала, все что в моих сила ради этого. Да и.. виновные наказаны. Вчера на рассвете при мне казнили.

Матильда вновь обернулась к Рэдвульфа, будто проверяя на месте ли он. Приезд его отца немного с ил с толку графиню, однако цель его визита была более чем понятна. Нужно было поговорить о делах графства, проверить все ли в порядке. В любой другой ситуации пришлось бы разговаривать в присутствии Вульфа, однако сейчас ему был необходим отдых. А Матильда и Гэбриела ждал разговор в ее кабинете.

-Лорд Гэбриель, вашему сыну ещё необходимо отдохнуть. Вскоре он сможет к нам присоединиться, а сейчас прошу вас пройти в мой кабинет. У нас есть много дел, которые необходимо обсудить. - она плавно указала рукой на выход, приближаясь к нему. В конце концов, им просто нужно было сейчас поговорить наедине. После такого долгого времени.

Отредактировано Matilda Savastano (2019-03-06 22:29:13)

+1

8

Он согласно кивнул, после чего взглянул на Редвульфа еще разок, подошел к нему и похлопал по плечу.
- Поправляйся, сын. Это все мелочи. Из-за таких пустяков нельзя раскисать, как барышня. - Он улыбнулся сыну и отвернулся, принимая приглашение графини.
Герцог молчаливо последовал за управительницей этого графства, оставив в комнате с раненым одного Ллойда. Ладно, если графиня что-то желает обсудить, они это обсудят, а пока следует осмыслить то, что он уже услышал. Разумеется, весть о ранении сына была для него неожиданной, но он быстро с этим справился. Тот был в порядке и уже семимильными шагами шел на поправку, что не могло не радовать. Однако само наказание конюха, что завел их в такую западню... Что-то тут не складывалось. Никогда исполнители не были заказчиками, а если было одно покушение, значит за ним легко может последовать и второе и третье. Вопрос только в том, узнали ли враги о прибытии Редвульфа или же это действительно давняя акция, отправить в посмертие графиню с сыном. Сыном, хм, слишком уж сильно он отличался от покойного графа и слишком сильно походил на самого герцога. Возможно ли, что его визит несколько лет назад это графство оставило такой след? Впрочем, почему нет?
Их путь не был долгим, все же они и так были уже в центре этого замка, так что до кабинета графини добрались за пару минут неспешной ходьбы. Пройдя внутрь и прикрыв за собой дверь, он еще раз взглянул на женщину, что была хозяйкой этого дома.
- Вы даже похорошели за то время, что мы не виделись, леди Матильда. Приятно видеть вас в добром здравии. - Голос герцога не отличался особой теплой и избытком чувств, но какая-то нить его души все же дрогнула, когда он вновь вспомнил о мальчишке, что совсем недавно, считанные минуты назад, врезался в него. Он усмехнулся про себя и прошел внутрь кабинета, присаживаясь на одно из кресел, что там стояли. В общем и целом он был хозяином всего герцогства, а графы Эпсула, Буйона и Хестраса - его вассалами, а следовательно все здесь принадлежало самому герцогу в той же мере, что и графине. Вот только заострять на этом внимания было не нужно, да и не имело смысла. Все это прекрасно понимали и так. Именно по этой причине он не стал вести себя вальяжно. Пусть девочка считает, что все здесь принадлежит ей. К тому же, они неплохо справляются на пару с Вульфом. К тому же, они остались один на один и сейчас формальности могли лишь быть для красоты. Не имеет смысла в расшаркивании, если это игра не на публику.
- Тиль, я все прекрасно понимаю и с этим покушением и его последствиями. И уж поверь мне, человеку, пережившему не один десяток из них, на этом все не закончится. Я уверен, что ваши головы только еще больше повысились в цене, а значит и попыток будет куда больше. - Герцог говорил просто, без вычурности. Перешел на ты и отбросил в сторону весь этикет. Не перед кем было кланяться. И он понимал, что его собеседница осознает это не меньше, чем он сам. К тому же, они довольно близко в один момент сошлись, чтобы вот так все перечеркнуть.
Нет, Гэбриэль не испытывал каких-либо чувств, по крайней мере в открытую. Да, Матильда была привлекательной женщиной с приятной фигурой и личиком, но это вызывает влечение, но никак не глубинные чувства. Да и не было у них столько времени, чтобы их проявить. С ней было нечто похожее, он был уверен, где-то внутри себя, хотя и не мог сказать этого наверняка. Вот и сейчас, глядя на нее он не мог сказать, что она в нем что-то пробудила.
Мужчина сидел в кресле, откинувшись на спинку и потянул из чашки на столешнице рядом одну из сладостей, после чего вновь взглянул на свою спутницу и собеседницу, размышляя над тем, что из всего этого последует. Она его позвала с какой-то определенной целью и он даже примерно догадывался с какой. Высказать все по поводу его решения передать регенство над Эпсулом собственному сыну, а не ей. Понять девочку можно, она так глубоко погрязла в интригах, что во всем ищет подвох. Вот только решение было принято, а она... Пусть выскажется, он не против послушать. Правда и молчание затягивать не стоило тоже, а потому герцог вновь начал разговор первым.
- Я уже начал собственное расследование произошедшего. Не скажу, что мы успеем многое выяснить до отбытия, но все, что получится, передам вам. Я сюда прибыл как гость и наблюдатель, а не за отчетом о делах. Но к сожалению, пока в деле собственного сына увидеть не удалось. Что сама можешь сказать о его успехах? - Он вновь взял небольшую паузу, чтобы закинуть в рот кусочек какого-то десерта и выдохнул в задумчивости. - К тому же, я бы не отказался послушать о твоих собственных догадках насчет всего этого действа в целом. Театр событий разворачивается здесь с интересными ролями. Не хотелось бы повторения ситуации с Буйоном, сама понимаешь, что осталось от мятежников. - Он прикрыл глаза и расслабился в кресле. Через какое-то время к ним присоединится и сам виновник этого торжественного прибытия, а пока они могут поговорить с глазу на глаз. Не всегда эти разговоры оказываются удачными, но то, что сейчас ожидает Гэбриэля не должно вылиться в истерику. Хотя, от этого никто и никогда не застрахован. Пусть внешне он и был расслаблен, но внутри, там где практически всегда натянута пружина готовности, он ожидал любого исхода и разветвления ситуации. Только во что это все выльется, выясниться совсем скоро.

Отредактировано Gabriel Corbeau (2019-03-06 23:43:17)

+1

9

Они довольно стремительно зашли в кабинет, в котором царил полумрак. Чуть ли не единственным источником цвета был уютный камин, который по обыкновение разожгли слуги, видимо, надеясь, что Матильда все же покинет покои Рэдвульфа, чтобы заняться делами графства. На стенах таке были зажжены светильники, лишь на столе одиноко стояла не потухшая свеча. Матильда со всей присущей ей грацией прошла в комнату прежде Гэбриэля, чуть улыбаясь от такого короткого, но приятного комплимента в свой адрес. Сложно сказать, сколько эти двое не виделись: скорее легче их встречи наедине пересчитать по пальцам. И пусть Тиль отрицала всегда важность тех мгновений, которые так странно были связаны с герцогом, в глубине души она просто обманывала себя, а заодно и всех вокруг, включая самого Корбу.

Она обернулась на лорда, который по своей давнишней привычке зашел в кабинет, как к себе домой. Что ж, формально это и было так, однако тут он все таки на территории Эпсула. А графство сейчас достаточно сильное, чтобы в случае чего защитить себя, поэтому герцог должен был понимать, что не смотря на его статус, он в замке гость. Однако во всех его движениях чувствовалась власть, что порождало внутри Матильды противоречивые эмоции. С одной стороны как настоящая хозяйка эти мест, она хотела ринуться защищать свое по праву, но с другой - Матильду невольно завораживала такая статность Гэбриеля. Как и тогда. В их первую встречу.

Держись, Тильда. Он здесь ненадолго. - одернула себя Матильда, хотя сейчас, находясь в комнате наедине с герцогом, она кажется невольно теряла контроль над собственными эмоциями. Все, что накопилось в ней за все эти дни с приезда Рэдвульфа включая происшествие с нападением, переполнило чащу, просто ломая холодную Матильду. Но она все равно отчаянно старалась себя держать, хотя от лорда Корбу это вряд ли скрылось.

Тот сразу перешел к делу, начиная задавать вопросы про произошедшее. Пусть он и беспокоился о сыне, все же тот выжил и сейчас приходил в себя. Единственное, что надо было выяснить - есть ли угроза покушения. И к сожалению Матильда могла дать ответ на вопрос герцога. Только вот вряд ли тому может он понравится.

Девушка мягко присела в кресло напротив Гэбриеля, одаривая того внимательным, но серьезным взглядом. Не вооруженным взглядом было видно, как она скрывала в себе многое, и сейчас ей как никогда хотелось поделиться своими переживаниями. Ощутить наконец опору, хотя бы какую-то, ведь после смерти графа ей пришлось остаться наедине с собой по сути.

- Гэб, я конечно понимаю тебя, как родитель. Но, увы, я пока не могу сказать, что Рэдвульф готов к правлению. - без лишних церемоний начала Матильда издалека. Про покушение они еще успеют поговорить, а пока надо обсудить более нейтральные дела и немного повыяснять отношения. Иногда мне если честно кажется, что ему с Дженнаро больше интересно, ежели со мной. Право, я понимаю его горячность. Чуть что сразу за меч - это, конечно, неплохо. Нам это спасло жизнь... Однако для грамотного правления военных навыков недостаточно.

Ее голос звучал довольно ровно, слова она выговаривала четко и ясно, стараясь как моно точнее донести до герцога суть. Все же Матильда понимала, что решение герцога уже принято и обжалованию не подлежит, однако попытать судьба она имела полное право.

Но все же из него будет толк, Гэб. Твои гены, как-никак. Потребуется время, но я смогу передать ему все знания, которыми владею. - подытожила Тиль, беря со столика кубок с вином и отпивая. Горький вкус напитка коснулся ее языка, давая чувство расслабления и какой-то уверенность. ей необходимо было сейчас набраться мужества, ведь то, что она должна была рассказать Гэбриэлю требовало немалых усилий.

-Ты прекрасно знал моего мужа, Гэбриэль, - начала Матильда, устремляя свой взор прямо в глаза герцога, - У него просто не могло быть врагов. Все они были у меня. После его смерти моего почившего Федерико..

Она будто специально выделило "моего", чтобы то ли вызвать ревность у Гэба, то ли себе напомнить, что она как никак была замужем и должна была... а должна ли? Верностью граф не отличался, да и особо теплыми отношения не были меду Матильдой и ним.

... После его смерти враги получили возможность добраться до меня. - она подавила судорожный вздох, набираясь с духом. Она оторвала взгляд от герцога, отводя его куда-то в сторону. Видно было как Матильде даются с трудом слова, она просто напросто не моет их подобрать. Сложно признавать свою слабость. Особенно признавать это перед мужчиной, с которым их связывало гораздо больше, чем герцог подозревал.

Тонкая ладонь коснулась запястья второй руки, начиная расстегивать пуговицы манжета рукавов. Справившись с пуговицами Тиль оголила руку до локтя, являя устрашающий шрам от тонкого запястья до локтя. Рана выглядела еще не до конца затянувшейся, от чего выглядела не совсем лице приятно. Но скрывать от герцога нельзя было правды. Ведь он был единственным, кто мог бы помочь Матильде.

За неделю до того, как я получила твое письмо, ночью на меня напала одно из служанок. Хорошо что я чутко сплю, поэтому сразу же услышала шаги по покоям и приняла удар. Но меня все же ранили. - тихо выдохнула девушка, все еще предательски пряча взгляд. Она пыталась справиться с эмоциями, продолжая говорить ровно и понятливо.

-Та стрела, которую принял Рэдвульф, почти со 100 процентной вероятностью предназначалась мне. Но ладно я, Гэб. Дженнаро... Сын тоже попадает под удар. А я как назло в упор не могу увидеть, кто стоит за всем этим. Спа не действуют. А моя сын... Ты знаешь, что такое дети. И должен понимать. Особенно... Впрочем. Не важно.

Она вовремя себя одернула, опуская рукав голубого платья вновь и застегивая манжеты. Еще немного и с ее уст бы сорвалась еще более страшная правда. Но Тиль удержалась и раскрыла карты. Все же не каждый день невзначай чуть не теряют сына и внезапно узнают о существовании другого.

Отредактировано Matilda Savastano (2019-03-08 10:46:08)

+1

10

Герцог продолжал сидеть в кресле и слушал Матильду, не сводя с нее взгляда. Да, он был согласен с собственными мыслями, что как женщина она была приятной внешности и с этим было трудно поспорить. Даже рождение ребенка не испортило ее фигуру и это было приятным бонусом для любого мужчины, который хотел бы связать свою жизнь с ней. К тому же графиня, что тоже было плюсом. Мужчина смотрел на нее и порою воспоминания проскальзывали в его разуме о том, что случилось пять лет назад. Если совместить эти воспоминания и то, кого он увидел сегодня по приезду, складывалось вполне осознанное ощущение того, что ребенок то может быть и не графским. Но уверенно об этом говорить было рано. Хотя, разумеется, оговорка самой Тильды не прошла мимо ушей Гэбриэля. Он взял это на заметку, но говорить о своих догадках не спешил, сейчас были и другие вещи, которые следовало обсудить.
Мужчина кинвул на все высказывания своей собеседницы, после чего пригубил еще вина. Он не напивался и не распивал. Просто смачивал губы и полость рта небольшими глотками. Улыбнувшись он обратился к Тиль несколько расслабленным тоном, однако в глубине его глаз этой слабости не читалось. Он был все тем же охотником, который не упустит своей жертвы из лап. "Я вижу в твоем напряжении желание вернуть свою власть. Но забирали ли ее в целом?" - Он одними губами усмехнулся и с кивком начал говорить сам. В конце концов превращать их общение в монолог одной Тильды было бы невежливо.
- Я рад, Тиль, что Вульф делает успехи. И так же прекрасно понимаю, что мальчишка еще горит. - Гэбриэль улыбнулся и поставил свое вино на стол и вновь откинулся на спинку стула, рассматривая потолок над ними. Времени было много, все равно до выздоровления мальчика он не собирается покидать этот замок. Да, будет небольшая задержка, но успеть в свое путешествие он сможет. - Только то, что с Дженнаро Вульфу больше интереса веселиться не умаляет того факта, что мой сын подрос и смотрит на женщин иначе, чем прежде. - С уст Гэбриэля сорвался тихий смешок и он взглянул на Тильду так, как это было лет пять назад, но мимолетно, словно показывая, что как женщина она в самом соку и затащить ее в постель, а то и туда не тащить, а прямо на месте свершить акт желания и оттрахать прямо у стены. Но это довольно быстро исчезло также, как и нежданно появилось.
- Я потому и направил его к тебе. Хороший правитель делает все, либо не делает ничего и у него для этого есть люди. А сейчас времена такие, что сбрасывать на советников хоть что-то большее, чем его узкая специализация. - Задумчиво проговорил Гэбриэль и почесал подбородок, где уже отросла щетина, после его путешествия. В целом он прекрасно понимал мысли девушки и ее опасения. Но разве можно обвинять молодого человека в своем отсутствии образования, если большую часть своей жизни он провел с сестрой герцога, которая от политики была так же далека, как Боги от людских проблем. - И меня радует, что он справляться с тем, что ты ему преподносишь в виде обучения. Я благодарен тебе. - Сказав это, он кивком поблагодарил Тильду. Нет, разумеется будь это все официально или где-то в ином месте и времени, н бы смог подарить ей куда больше, чем простой квок головы, но все-таки сейчас было так, как было, а в дальнейшем они смогут разобраться с этим.
Прошло уже довольно приличное количество времени с тех самых пор, как двое зашли в кабинет графини. Нет, они не обсуждали все без остановки, довольно большую часть времени они проводили в раздумьях и у каждого были свои мысли в голове по поводу всех событий, что произошли в последние недели. Слишком много всего навалилось на Матильду, а теперь еще и на герцога. Ибо любой, кто посмеет пролить кровь Корбу должен быть в ответе за свои деяния. А если он того не понимает, то вороны выклюют ему органы любыми способами. Выследят, найдут и тогда будет участь куда печальнее, нежели ты придешь к ним с повинной и тебя просто казнят. Такова была жизнь на Авалоне и изменений пока не предвиделось. Опасное место, опасный остров и самый увязший в пороках людских желаний. То был неоспоримый факт, но многие смирились с этим, а любая попытка искоренить это в сердцах людей порождало еще больше проблем и пороков. Замкнутый круг, созданный самими богами.
В этот момент Тильда оголила свою руку. Она показала шрам, что уродовал прекрасную кожу. Не самое приятное зрелище для обычного человека, но слишком привычное для того, кто видел и куда более страшные вещи. К примеру расхераченного на куски человека, что забрызгивает тебя своими внутренностями и частями плоти. Он конечно поднялся, взя ее за руку и провел пальцем вдоль линии затягивающегося шрама, но сразу понял, что особой угрозы для жизни он не представлял даже в момент нанесения. Иначе девушка сейчас выглядела бы гораздо хуже, нежели столь уверенно. Герцог даже помог ей в итоге скрыть сей презент от покушения. Он достал из сумки, что была замаскирована под карман небольшой флакон и оставил пару капель на самом шраме. Конечно, Матильда и сама была целительницей, но все е она спасла жизнь его сыну, а значит и он отблагодарит ее тем, что через день-другой руке останется лишь тонкая полоска, что будет напоминать о случившемся, а со временем и она пропадет.
- Значит Федерико после себя оставил не только наследника, но и ворох проблем? Неудивительно, конечно, но странно, что кукловоды активизировались столь рано и рьяно. Не думал, что сразу после смерти прежнего графа начнется грызня. Либо кукловоды идиоты, либо уверенны в своих силах настолько, что их можно считать идиотами. Тем более так подставиться. - Корбу вновь прервал молчание, после обсуждения положения дел с Матильдой и размышлял так, как ему казалось верно. Слишком многое стояло на кону. Не только жизнь Матильды, ее сына, но так же и его собственного сына и судьба целого графства. Решить эту проблему требовалось, жаль только времени оставалось не так много, чтобы разобраться в проблеме целиком и составить общую картину. Разумеется, он будет содействовать поимке того, кто тянет за ниточки, но как скоро это произойдет - сказать наверняка было трудно.
- Ты выяснила, что это был за яд, Тиль? - Их разговор вновь перешел в деловое русло и отблески похоти и каких-то желаний плоти улетучились, так и не успев разгореться внутри каждого из них. Да и не к чему это было сейчас. Приятные воспоминания, но пока это все. По крайней мере, пока они не решат, что именно делать дальше. - Начните с поиска поставщика. Самый верный способ выйти на покупателя. Я к сожалению не смогу остаться надолго в ваших владениях, есть и другие дела, которые требуют моего внимания. Однако Дитрих останется с вами. - Это решение он принял сразу, после того узнал о случившемся, времени озвучить его только не было. Он не мог оставить Ллойда, он нужен был ему самому, но любому из этой тройки он доверял как себе. - Это не подлежит оспариванию. Не первый год служит под моим началом и не мало клубком интриг распутал со своими товарищами. Конечно втроем они самый эффективный механизм решения проблем, но даже разделенные они все еще очень способны и сильны. - Он произнес это твердо. Разумеется его решение и так было неоспоримо, на него можно было только поворчать, но все равно утвердить это следовало. Девушка итак на взводе, судя по ее поведению и тому, что регентом стал Вульф, а не она сама, но все таки остудить пыл молодой графини было возможным.
- И Да, Тиль, я знаю, что тебя гложит больше всего. Не переживай насчет регентства. Вульф здесь такой же гость как и я. Он не привязан к этому месту и волен будет покидать его на какие-то сроки. Все это лишь формальности, дабы показать силу другим вельможам. Ты девочка умная, должна была это понять. - Герцог слабо улыбнулся своим словам и сделал глубокий глоток вина, позволяя тому кроникнуть в нутро и разлиться теплом по всему телу, проясняя разум, но к сожалению затуманивая взгляд и рефлексы.

Отредактировано Gabriel Corbeau (2019-03-13 14:48:53)

+1

11

Эти двое сидели друг напротив друга, как ни в чем не бывало. Не было всего этого мучительного долгого промежутка времени, что они не виделись, лишь периодически посылая письма. Матильда всегда знала, как отличить личное письмо герцога - почтой это всегда владел ворон, долетавший почти всегда до плеча адресата. В случае с Матильдой птица чаще всего приземлялась на карнизе окна в спальне графини, тихонько стучась в стекло. Сама е графиня отправляла всегда одного и того же белоснежного голубя с пушистым хвостом. И сейчас, ловя мимолетные взгляды Гэбриеля, которые он изо всех сил старался сдерживать, словно находился на государственно-важно совещании, где чувствам нет места. Однако они были вдвоем. Даже слуги не смели подслушивать их разговор, ибо знали - по отдельности эти двое наводят шорох, а вместе - грядет буря, от которой пострадают все. Ох если бы у графини и герцога было больше времени... они бы точно больше никогда не расставались. А если бы и делали, только для того, чтобы вновь наткнуться друг на друга где-нибудь.

А пока ни одному из них в голову не приходило подобное. Да и питать ванильных мечт по поводу мужчины, пусть даже такого единственного и несравненного во всех смысла как Гэбриель Корбу, она просто не смела. Была ли это воспитанная ей же самой гордость или е природна вредность? Возможно. Ровно как и то, что графиня до сих пор злилась на герцога за их прошлое, которое не стало будущим. Правда, у Гэба всегда была позиция насчет этого, обоснованная и твердая. Тиль не смела этому перечить, хотя ее изворотливый ум всегда мог найти пусть и кривой, но выходи их ситуации.

Правда судьба тут сыграла с обоими злую шутку. Ирония... Да даже сарказм от Богов! Матильда до сих пор не понимала, как та ночь с герцогом кардинально перевернула все. Или же еще только перевернет. Одним только богам это известно!

Насколько же сильно, Гэб, ты сдерживаешь себя в моем присутствии, что превращаешься в камень? - невольно усмехнулась про себя Тиль, внимательно наблюдая за своим собеседником. Тот казался непробиваемым, как броня дракона. Но даже у таких мужчин как Корбу иногда можно было нащупать подобие слабого места. И похоже покушение на Тиль того задело, хотя он старался скрыть свои чувства всеми известными ему способами. Только вот Матильда не первый год живет на этой земле, чтобы не распознать наигранный обман.

Гэб не был многословен. Без лишних колебаний он просто коснулся тонкой нежной кожи Тильды, сжимая аккуратно ее раненую руку. О чем он думал в тот момент - одним богам известно. Исцеление,  которого Савастано даже не просила было более чем красноречиво. Вот только на этом языке говорили исключительно сам герцог и Тиль.

Но это был лишь миг, когда оба дали слабину. И его было достаточно для того, чтобы Матильду осенила страшная вещь: иногда... именно эту эмоции видела она в глазах Рэдвульфа. Да, не настолько глубоко, как в глазах герцога. Но и разница между ними большая: один - всю жизнь как на войне, где нет места слабым, защищая принадлежащее ему по праву, а второй - лишь ученик, знающий как пользоваться оружием, но еще не смышленый в хитросплетениях человеческой души настолько, чтобы скрывать то, что на сердце.

Вот же негодник! - выругалась про себя Тиль, вскакивая с кресла и подходя к огню. Со стороны это выглядело немного странно, но мысль, пришедшая ей на ум по поводу Рэдвульфа не давала ей сидеть на месте. При этом она слушала герцога, стараясь не терять нить разговора. В конце концов, это не вежливо, однако сейчас, наедине с ним, она могла позволить себя немного расслабиться. Особенно в свете событий последних дней.

Яд.... да, конечно, иначе бы не смогла приготовить противоядие, Гэб, - слегка сконфуженно произнесла Тиль, оборачиваясь на мужчину. Он снова пригубил кроваво-красный напиток, из-за чего взгляд того немного заплыл дымкой, а на лице слегка выступил румянец.

Это был обычный яд на заражении раны. Если бы мы потеряли хотя бы несколько минут, последствия были бы страшными, не скрою. Но все хорошо, что хорошо закончилось, мой Лорд, - проговорила она более уверенно, делая шаг навстречу сидящему в кресле Гэбриэлю. Она мягко коснулась кубка с вином в его руках и отставила на небольшой столик, словно запрещая ему это делать. На самом же деле, Тиль просто хотела заставить его смотреть ей в глаза, чтобы у нее не было возможности остановиться:

Я выясню, кто это был, Гэбриэль. Наша жизнь увы никогда не была сладких вересковым медом, поэтому сейчас дело требует просто наблюдательности. Что же меня еще гложет, так это... - она немного запнулась, думая как правильно сказать герцогу о своих догадках. Тиль подавила легкий смешок, набираясь с духом, а потом мягкого произнесла:

Кажется у тебя с сыном схожие вкусны на женщин, Гэбриэль, - на ее губах заиграла легкая улыбка. Нет, она не радовалась, скорее сдерживала возможную истерику, говоря совершенно спокойно и осознанно.

Тиль мягко подступила еще ближе, присаживаясь на подлокотник кресла так, чтобы встретиться взглядом с герцогом напрямую. Затем она грациозно подняла руку и совершенно мимолетно коснулась пальцами знатно заросшей грубой щетиной щеки герцога, тихо произнося:

Это было бы весьма досадно, Гэб... Ведь если Рэдвульф влюбится в меня, увы он не сможет взять меня в жены. - рука ее скользнула чуть ниже, накрывая шею герцога и притягивая того чуть к себе. Затем Тиль тихонько подтянулась губами к ушку Гэбриеля и с ее уст сорвалась та самая страшная тайна, о которой она никому и никогда не хотела говорить:

...Не может, по одной простой причине. Не потому что я стара или не гожусь ему в жены, нет. Даже не потому что было у нас, Гэб. Дженнаро, милый. Он кровный брат Рэдвульфа. И по иронии судьбы твой сын, Гэб. - на этих словах, она резко встала с подлокотника, отходя недалеко от герцога. Отвернувшись к огню камина, Матильда мягко выпрямилась, поправляя платье, а потом через плечо взгляну на Гэбриеля,  добивая окончательно:

Поинтересуйся потом у своей сестры, Гэб, почему Боги так решили, ведь кто знает, но в параллельно вселенной я бы могла быть даже матерью Рэдвульфа и Дженнаро одновременно. А может быть и всех твоих детей.

Отредактировано Matilda Savastano (2019-03-14 22:28:44)

+1

12

Когда тебя отвергают - это не страшно, страшно когда отвергает тебя человек которому ты отдал свое сердце. Редвульф искренне не понимал что творится с графиней, почему она улыбается ему, берет его под руку, а от взгляда пронзительных глаз он буквально тает, но при этом девушка отказывается принять его подарок...
Обидно. Очень обидно. Пожалуй так горько Редвульфу не было еще никогда в жизни.
Юный Лорд с грустью смотрел на собеседницу, положившую коробочку на тумбочку у кровати. Сказать было нечего.
Появление отца в каком-то смысле спасло положение. Вот только кого кого, а герцога Авалона в дверях своих покоев юноша уж точно не ожидал увидеть. Бессменный телохранитель и друг бесшумной тенью скользнул в покои, и замер, подобно изваянию.
Они разговаривали между собой, словно бы и не было лежащего Редвульфа на кровати.
Хоть графиня и обещала, что очень скоро станет легче, что-то пока в это не особо верилось. А эта тяжесть в голове и вовсе была чужой и весьма неприятной для юного организма.
-Лорд Гэбриель, вашему сыну ещё необходимо отдохнуть. Вскоре он сможет к нам присоединиться, а сейчас прошу вас пройти в мой кабинет. У нас есть много дел, которые необходимо обсудить.
Ему хотелось воскликнуть:
- Постойте, не уходите! А как же я? - но он сдержался, подобные возгласы вполне могут быть восприняты как ребячество. К тому же его очень согревало внутри то послевкусие, которое осталось после рассказа Матильды о их "приключении". Когда тебе семнадцать - схватку не на жизнь, а насмерть вполне обыденно считать приключением.
Отец пожелал ему скорейшего выздоровления, одобрительно похлопал по плечу, чем вызвал улыбку на лице юноши.
А теперь было самое время поспать пару часов, что он благополучно и сделал, когда дверь закрылась.

Пробуждение было столь же не приятным как и в прошлый раз. Не ясные тени на грани сознания, тревожность. Ред проснулся в холодном поту. Когда глаза привыкли к свету, и он смог более менее ясно оценивать происходящее, ноша с удивлением отметил, что ему и вправду лучше.
- Мэридит? - тихо позвал он, и буквально через несколько минут дверь в его покои отворилась и вошла служанка.
- Где Миледи, Мэридит?
- В своем кабинете, милорд, - тихо отозвалась девушка.
- Мой отец тоже здесь? - решая поверить не сон ли это, на всякий случай уточнил он.
- Да, Милорд, он так же в кабинете.
- Мне нужно переодеться, - велел Редвульф, желая, чтобы служанка подала ему одежду, а затем покинула покои, что и было выполнено в точности. Она конечно поначалу попыталась остаться помочь, но гневный взгляд в ее сторону и девушка буквально выпорхнула из комнаты.
Новая рубашка с вышитым на груди чуть выше сердца узором. Затем свободные штаны из темно синего материала. Жилетка из шкуры волка, мягкие сапоги с мехом внутри, и меч на поясе в зачарованных ножнах слева, а кинжал справа, вот и весь образ юноши. Самому себе он казался весьма мужественным.

Чуть заметно прихрамывая, молодой воин покинул собственную спальню и направился в кабинет. Коротко постучав, Редвульф толкнул дверь и вошел в комнату, в которой до этого они с графиней провели далеко не один час занимаясь бумажной работой с бесконечными письмами, счетами, расписками. Кресло, то самое, которое обычно занимала Матильда, сейчас было занято его отцом, а на подлокотнике, уютно восседала сама графиня, подобно изящной кошке, волнующей и грациозной.
Редвульф замер, не в силах сразу осознать открывшуюся картину, сглотнул, словно это как-то могло помочь, рот его чуть приоткрылся, но слов не было. С этого ракурса - от двери, ему почудилось, что графиня (Его графиня!!!) целует шею Герцога Авалона а тот, вальяжно устроившись на кресле позволяет ей это действо... В груди юноши все вскипело, от ревности, он едва не зарычал от ярости. Руки невольно легли на рукояти клинков, и лишь где-то за гранью этой вспышки безумия билась мысль
- ты что поднимаешь руку на отца?!
- Он!!! ОН!!! - слов просто не было, этот ментальный диалог с самим собой лишь только распалял его гнев еще больше.
- Извольте... - хрипло, с угрозой прорычал он, - извольте объясниться...
Взгляд полный огня и ненависти замер на собственном отце, словно это он был повинен в увиденном, один лишь он, а графиня здесь не причем.

Отредактировано Redwolf Corbeau (2019-03-19 14:26:17)

0


Вы здесь » Fire and Blood » Будущее » [03.03.3300] Два ворона, одна голубка