Добро пожаловать в Фир Болг! Волшебный мир драконов, принцесс, рыцарей и магии открывает свои двери. Вас ждут коварство и интриги, кровавые сражения, черное колдовство и захватывающие приключения. Поспеши занять свое место в империи.

Fire and Blood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » [30.03.3299] Меньше слов, больше дела


[30.03.3299] Меньше слов, больше дела

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Меньше слов, больше дела
Вероятность выигрыша обратно пропорциональна величине ставки. А
азарт – это состояние, в которое мы входим, выходя из себя

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

30 марта 3299 года ❖ портовый городок в Эргерунде❖ Варнатуар Барди, Рейв Ульварссон

http://s9.uploads.ru/t/kiMsQ.gif

http://s9.uploads.ru/t/IqjMU.gif


Азарт есть всегда, не всегда есть фарт. Вот и Варнатуар не повезло, когда она решила немного отдохнуть в таверне после очередного задания графа. И так уж вышло, что в этот момент там был красавец-викинг

0

2

Чаще всего вылазки с родного Драконьего острова для Варнатуар были крайне утомительны, хотя довольно интересны и продуктивны. Да и от общества графа иногда стоило отстраняться. Нет, конечно, Варя без сомнений любила и любит Сумарлита, но периодически хотелось устраивать себе отдых, добиваться своих личных целей, о которых знал лишь ее лучший друг, да развлекаться, обдуривая местных жителей в карты. Вот и сейчас Барди нехотя плелась по улочкам портового городка в поисках хоть какой-либо таверны. Задание она выполнила вполне успешно. Даже очень хорошо. Хотя чего уж греха таить, как обычно на высоте. И сейчас девушка преспокойно ехала на коне, бережно прижимая к себе небольшую сумку с записями для своего графа. Но, сказать по правде, на самом деле Варя устала от целого дня беготни и слежки после длительного плавания больше двух недель. А Варя не любила корабли. К тому же она проголодалась. А когда она была голодная, она всегда была раздраженной. Еще ей жутко хотелось выпить.
Наконец Барди заметила вывеску нужного ей заведения. Судя по слухам, это была более-менее приличная таверна, которая славилась в здешних местах своей довольно вкусной стряпней и добротной выпивкой. Остановившись у дверей трактира, она в приподнятом настроении спрыгнула с коня, привязала его, оставила с ним Варди, приказав сидеть и охранять, пообещав в награду за это хороший такой кусок мясца, и толкнула дверь. Шпионка провалилась в оглушительный мир алкоголя, веселья и азарта. В нос сразу ударили разные запахи: от вяленого мяса до терпкого хмельного эля. У Вари потекли слюнки. Она любила такие места. Любила посетителей таких вот кабаков, которые уже многие годы неизменно кидались кружками и другой утварью друг в друга. Любила пьяных и трезвых людей. Любила шум, который они издавали, тот неповторимый гомон. И любила невероятное чувство, которым были пропитаны таверны. Чувство, которое невозможно описать словами.
Она выбрала себе первый попавшийся свободный стол практически в самом центре помещения. Плюхнувшись на деревянную мебель, девушка сразу свистнула, чтобы ей принесли еды и выпивки. И пока она ждала, в голове зрели разные мыслишки, бегающие от драки до вакханалии. Варнатуар поглядывала на посетителей заведения, прицениваясь к каждому из них. Она растянула свои губы в ухмылке и шумно втянула носом воздух, пропитанный алкоголем, потом и едой, пытаясь полностью вкусить его. Ей постепенно становилось скучно. Скучно так, что аж кусок в горло не лез. Выпить было не с кем. И в голове созрел некий план, который частенько выручал ее в такие моменты. Рука ловко нащупала под кожаной жилеткой игральные карты. На губах расплылась широкая улыбка, а взгляд тут же зацепил несколько пьяных мужиков, обнимающих каких-то девиц. Видимо, почувствовав на себе взгляд, один из них обернулся и наткнулся на игривый взгляд светловолосой красотки. Варя молча помахала ему колодой потрепанных, но служивших ей верой и правдой, карт и пригласила за свой стол. Вместе с ним к Барди подсели еще трое мужланов, от которых за версту пасло диким перегаром. 
Игра шла просто прекрасно. Варнатуар прелестно улыбалась, строила глазки и виртуозно обманывала своих оппонентов, кидая их на довольно приличные суммы денег. Можно было даже подумать, что она колдовала… если бы умела, правда. А так она просто красиво обводила вокруг пальцев мужиков, читая их, как открытую книгу. Тем более, когда ты больше пятнадцати лет практикуешься в игре на чужих нервах, извилинах и эмоциях, у тебя в арсенале уже имеется множество непомерных трюков, призванных просто поиздеваться над жертвой во имя веселья. Однако закончить свой вечер полным кошельком Варе было не суждено. Кто-то нагло начал тянуть к ней свои потные ладони, пытаясь привлечь ее внимание и утянуть на второй этаж. Естественно, такие попытки натыкались на преграду в виде нецензурной брани, только вот такие меры этот сброд не воспринимал. Барди недобро сверкнула глазами, и от нее повеяло чувство стали, пронизывая всех холодком.
- Жить надоело? – Варнатуар резко вытащила из сапога стилет и приставила одному из мужиков к горлу.
Но уже через секунду у нее выбили холодную сталь и скрутили руки. Барди не понимала, почему первоклассная шпионка не в состоянии после обычного эля дать отпор. Может, что-то подмешали, может, сама Варя была слишком уставшей. Но на самом деле ей просто не хотелось признаваться самой себе, что их было слишком много и она с ними не справлялась. Но в эту секунду она услышала громкий лай и крик с улицы. Добрый и верный пес спешил на помощь. Только вот что он мог сделать с шестью взрослыми мужиками.

+2

3

Поручение было вполне обычным. Всего лишь доставить в порт веление Ярла о сборе провианта для войска. Дело то плевое по сути. Рейв с братьями бросил жребий, кому ехать в роли гонца. Бастарду не повезло.
- Повезет в любви,- хохотнул Асбьерн, хлопнув брата по плечу.
- Ему то? - Хьярвард хищно ухмыльнулся, словно старший из викингов сказал что-то смешное.
- Пошел в трещину, - благодушно отозвался Рейв, ничуть не обижаясь на шутников.
- А вдруг именно там он и встретит ее, свою единственную? - встрял самый младший - Хвитсерк.
- И ты туда же, - зыркнув на говорившего, северянин отправился паковать вещи для не большого путешествия.
- И почему опять я то??? Они явно мухлюют... - как именно можно мухлевать при бросках кубиков Рейв не знал, но тот факт, что ему уже в третий (!!!) раз доводится проиграть, наталкивало на определенные сомнения.

Сколько таких вот портовых городков в Эргерунде, одним Богам ведомо. Конечно же с главным портом им не сравниться, но вот таких - островков жизни у зачарованного моря - было много. Чтобы объехать их все требовалось изрядное время. Благо у Рейва была с собой карта, на которой отец оставил отметку куда именно следует прибыть, а так же четкие указания кому передать послание.

Два дня пути позади, конь, явно почувствовав приближение к жилым местам, прибавил ходу даже не смотря на усталость. Рейв привычно всматривался в местность, чутье воина не позволяло расслабиться и получать удовольствие от поездки. Быть может это излишняя предосторожность, но иначе он просто не могу.
- Тиише, мой хороший, - чуть подавшись корпусом назад, Рейв остановил верного коня. Спрыгнув с широкой спины, мужчина постоял так несколько минут и повел плечами, обретая равновесие на твердой земле. Не то, чтобы два дня пути верхом были выматывающими, не в этом дело, просто если есть такая возможность, то почему нет.
Конь ткнулся огромной головой в плечо северянина, ласково намекая на то, что не плохо бы и что-то вкусное дать. Рейв достал из сумы не большую морковку и скормил коню, который от угощения заметно повеселел.
По правилам конечно нужно было перекинуть повод с шеи коня вперед, и вести его так, но Вольный был обучен Рейвом и следовал за ним словно верный пес. Северянин знал, даже в случае опасности напарник не бросит его, повинуясь инстинкту, и даже атакует в случае необходимости. А удар кованным копытом, знаете ли может быть более смертоносным, чем удар секиры. Кстати о секире, Рейв переложил оружие из-за спины в ножны на пояс. Драться он не собирался, ведь прибыл сюда как дипломат, а не как воин.

Усмехнувшись собственным мыслям, Ульварссон и рыжий конь, дошагали до таверны. В каждой уважающей себя ночлежке естественно имелась конюшня. Распорядившись об уходе за напарником, Рейв оставил груму монетку, и пообещал еще несколько таких же, если с конем все будет в порядке. За состояние Вольного он не особенно беспокоился, знал ведь - рыжий прекрасно может за себя постоять. Просто люди так устроены - они работают намного лучше, если посулить оплату.

В переметных сумах не было ничего особенно ценного, сменная одежда, да овес для коня. Так что оставив верного жеребца на попечение конюшенного мальчика, Рейв уточнил у него же где дом наместника и отправился туда.
Под ногами противно чавкала грязь, все вокруг как-то угнетало и огорчало своей нищетой и запустением. Дорога, раньше мощеная, буквально тонула под слоем грязи и развороченных камней.
Хорошо хоть идти не далеко. Вот и дом наместника, не сильно отличающийся от остальных по улице. Рейв даже подумал, не ошибся ли грум, но все таки постучал в кованные ворота. Хрипло залаял пес. Спустя несколько минут раздались шаги.
- Милорд Шоно изволил отдыхать, если вы не по записи, приходите завтра по утру... - к удаче юноши, их с бастардом разделял кованный забор и стена. Иначе холодные пальцы северянина сомкнулись бы на тонкой шее.
- Передай своему Господину, прибыл сын Ярла Ульвара Инглинга.
- Какой сын?
Рейв просто опешил от такой наглости раба, и выругался:
- Ты оглох что ли?
Слуга что-то пробормотал, шагая обратно к дому. Дверь захлопнулась. Рейв все так же топтался у порога, злясь все больше. Не то, чтобы он считал себя какой-то важной особой, чтобы пред ним кланяясь распахивали все двери, просто такое обращения от слуг - недопустимо.
Дверь снова открылась. Юноша с ворчанием приблизился к калитке, с опаской поглядывая на хмурого викинга. Два поворота ключа и калитка открылась. Точнее открылась она не сама, а Ульварссон толкнул ее рукой, припечатав заодно ворчуна, который от неожиданности свалился в грязь.
- Здесь тебе самое место, - нависая над наглецом, произнес Рейв и зашагал по тропинке в дом. Пес, кинувшийся было на незнакомца, сконфуженно поджал хвост и ретировался, встретившись с викингом глазами.

- Сын ээээ Ярла Ульвара... - пузатый лысый мужичонка в длинном, почти до самого пола, халате, всплеснул руками, встречая воина в гостиной, - какая честь эээ видеть вас эээ в своем доме, зачемс прибылис? Если переправиться куда, то это вы не по адресу эээ корабли ушли не так давно, пару дней назад всего, и пока не ожидаемс.
Рейв прервал поток слов жестом руки и затем, достал свиток из под кожаной жилетки, протянув его наместнику. Тот развернул документ, бегло пробежался по нему глазами. Дверь тем временем открылась и на пороге появился измазанный грязью юноша.
- Ох, Рико, где же ты так вымазался? Милорд Ульваррсон, позвольте представить вам моего младшего сына Рикаро Шокс.
- Сын значит, - Рейв озадаченно посмотрел на исказившееся от злости лицо юноши, который явно не умел скрывать эмоций.
- Мы уже познакомились...
- Отлично! Эм, Ваш отец, Ярл. он требует поставку рыбы, но мы же уже отдавали рыбу не далее как в феврале.
- А новую что до сих пор не наловили? - в глазах Рейва отразился холод и спокойствие, отчего толстяк занервничал еще больше, - сроку вам три дня.
Разговор был окончен, викинг покинул не слишком гостепримный дом наместника, и вернулся на конюшню.
Грум свое дело знал. Конь был накормлен, вычищен и явно доволен жизнью, что не могло не радовать. Пришло время позаботиться и о себе. Рейв вошел в двери таверны, несколько взглядов прошлись по нему, но ему ли обращать внимание на любопытных завсегдатаев с кружками с выпивкой?
Заняв свободный столик на одного в углу, поближе к камину, Ульваррсон велел официантке принести ему поесть и выпить. Мужчина блаженно вытянул ноги и прикрыл глаза. Место было выбрано удачно и выгодно, отсюда он мог видеть как входящих и выходящих посетителей, так и собравшихся, и при этом никто "через него" не ходил, над головой не мелькали подносы и нет суеты за спиной.

Трактиры Рейв не любил, оставаться здесь на ночь не входило в его планы. Он собирался просто поесть, немного отдохнуть и двинуться в обратный путь. Конюшенный мальчик нашел его сам, неловко переминаясь с ноги на ногу, он таки попросил положенную награду. Рейв передал еще три монетки и велел оседлать коня и вывести на улицу минут через двадцать. Именно столько ему требовалось для приема пищи.
Внимание северянина привлекла компания в центре залы. У нескольких мужиков на коленях сидели весьма красивые двеки, которые сегодня непременно окажутся на втором этаже таверны, если конечно у мужиков окажется чем заплатить. Такие связи викинг не одобрял. Одно дело брать женщину по любви, и совсем другое вот так...
Одна барышня разительно выделялась из этой компании, ей словно бы не место было здесь, но вела она себя тем не менее дерзко и смело.
Что и требовалось доказать. Изрядно поднабравшись один из почитателей женских прелестей вознамерился увести красотку наверх. А ей это почему-то не понравилось.
- Может это игра такая? Цену себе набивает? - подумал Рейв, допивая медовуху.
В следующее мгновение чертовка уже приставила к горлу "обидчика" какое-то оружие, какое именно бастард не разобрал. Компании это явно не понравилось. красавицу обезоружили и прижали к столу. Кто-то поганенько захохотал. Девки, сидящие на чужих коленях и вовсе удивленно выпучили глаза, хлопая огромными ресницами.
Тот, чье горло было в опасной близости от стали велел:
- Держите ее, - он обошел чертовку сзади, пинком раздвинул ей ноги и собирался было спустить с нее штаны, чтобы попользовать девку прямо здесь. Та дернулась, похоже что-то сказала, Рейв не расслышал, ведь "зрительный" зал одобрительно загудел, поддерживая наглеца.
Рейв встал со своего места, четыре шага. Пальцы словно клещи сомкнулось на плече пьяницы, и стоило тому убернуться, как короткий удар в подбородок отправил его на грязный пол поспать, часика так на полтора, а то и два. Кулак у викинга был тяжелый.
- Она тебе не рада, - тихо прорычал викинг. Тот что стоял справа, попытался было ударить Рейва кружкой, но удар локтем отбросил его назад. Третий и четвертый были заняты тем что удерживали девушку, которая извивалась как кошка. А вот пятый и шестой из компании уже успели сбросить с колен девок, одна из которых отчаянно заверещала, и выхватили оружие - меч и кинжал. Рейв с усмешкой выхватил секиру. Воистину он был грозен - почти на голову выше любого из них, с блестящей секирой, которой воин явно умел пользоваться.
- Вы уверены господа, что она стоит ваших жизней? - что-то в его голосе было такое, что не позволило сомневаться - жизни он отнимет не задумываясь. Вот только алкоголь явно мешал этим мужикам мыслить здраво. Тот что с мечом полез через стол. Секира играюче рассекла руку горе воителя от локтя до плеча. Рейв до последнего сдерживался - ему очень не хотелось их убивать. Ох как не хотелось... Он ведь прибыл сюда, чтобы выполнить поручение отца, а не чтоб девок глупых спасать. Но раз уж ввязался...

Мужчина толкнул стол на последнего мужика, того самого, который судорожно сжимал кинжал, и глаза его были расширены от ужаса. Кажется он даже протрезвел, глядя на зажимающего рану заляпанного в крови друга, который катался по полу.
В третий раз за сегодня пустив в ход кулаки, Рейв отправил на пол еще одного противника, с четвертым же девица на удивление ловко справилась сама. Схватив девушку за запястье, Ульварссон буквально волоком потащил ее прочь из таверны. Коротко свистнул и верный конь, поседланный умничкой грумом тут же предстал перед хозяином, фыркнув на незнакомку. Белоснежный пес с рычанием бросился на сжимающего железной хваткой руку девушки воина, но был безжалостно отшвырнут прочь тяжелым сапогом.

Лишь на мгновение он выпустил чертовку из рук, чтобы вспрыгнуть на спину верного коня, даже не коснувшись стремени, а затем наклонился вниз, и буквально вздернул девушку наверх, позади себя на спину коня. Тот всхрапнул под двойной ношей.
- Держись! Если конечно не хочешь остаться тут и чтобы местные попользовали тебя и скормили рыбам- велел он, тоном, не терпящим возражений, и сжал бока коня ногами, высылая того вперед. Вольный чуть подсел на задние ноги, и рванул по дороге, разбрызгивая грязь в стороны. Конечно скакать галопом с двойной ношей это не самое приятное, но рыжий справился. Так продолжалось от силы четверть часа. Затем Рейв перевел коня в шаг и остановил.
- Слезай, - велел он. Откуда ни возьмись появился белый пес, тот самый, что бросился на северянина.
- Твой что ли? Извини, не знал.

Отредактировано Rave Ulvarsson (2019-03-05 09:42:56)

+2

4

Варнатуар Барди больше всего любила азартные игры и всегда говорила своим друзьям с улицы: « Будем играть как можно дольше. А наши клиенты пусть всегда возвращаются и снова играют! Ведь чем дольше наша игра, тем больше их проигрыш и наш выигрыш. А в итоге — мы получим все!». Но Варя терпеть не могла, когда все планы шли коту под хвост, а особенно, когда такой исход чреват не очень хорошими последствиями. И сейчас был именно тот случай. Барди ненавидела, когда за нее заступались, и не потому, что она такая сильная и независимая шпионка и капитан разведотряда с Драконьего острова с уличной выдержкой, а потому, что она не любила быть слабой. Ну вот просто не принимала в себе ту самую часть человеческого бытия из-за того, что за слабость тебя каждую секунду могут задавить, удушить, стереть, растоптать. А еще Варнатуар не выносила похотливые взгляды мужиков, встречающихся ей на ее жизненном пути, которые то и делали, что разглядывали ее спортивный, подтянутый зад и миловидное личико, обрамленное золотистыми волосами. А что происходило в душе и голове девушки, когда все это происходило в один момент… Даже представить страшно.
Как только клинок был выбит у Вари из руки, ее суставы пронзила тупая боль. Никогда и никому Барди не позволяла заходить себе за спину. Только Сумарлиту. И то редко. А все из-за того, что девушка ни на секунду не забывала о своей безопасности. А когда такое действие себе позволила непристойная, грязная и отвратительная шайка сброда из какого-то там кабака, Варя пришла в бешенство. Она начала рычать, брыкаться, пытаться ударить мужика за спиной затылком, выламывать самой же себе руки – лишь бы выбраться из цепких лап мужиков. И в какой-то момент Барди почувствовала, как хватка мужика, который заламывал ей руки, ослабла. Девушка вырвалась и слету залепила одному из них кулаком сначала в нос, а потом сразу же в челюсть. И только потом она уже заметила, что остальные переключили свое внимание на кого-то другого. И Варнатуар обернулась.
Глаза от неожиданности расширились до размеров больших сочно-зелёных яблок. Варя смотрела во все глаза на своего спасителя. Почему-то она ожидала многое, но только не это. Обычно в данных местах таких личностей не встретишь. Барди на секунду задумалась, вглядываясь в мужское статное лицо. Светловолосый, голубоглазый, мускулистый… Варя знала его. Она точно слышала об этом парне. В голове промелькнуло:[i] «Надо бы глянуть записи»[i]. Но больше времени думать у нее не было. Она отвлеклась от созерцания красивых голубых глаз, вернулась в реальность и увидела злющие, но затуманенные хмелем глаза мужика, у которого, кажется была выбита челюсть. Варя удовлетворенно хмыкнула и согнула руки в локтях, готовясь в любую секунду давать отпор. Правая рука медленно скользнула к бедру, нащупывая еще один стилет. В эту секунду Барди вспомнила про второй и стала сразу же его выискивать глазами. Клинок благополучно и мирно лежал под столом и ждал, когда его заберут. В это время викинг быстро и просто раскидывал пьяных мужиков, Варя краем глаза наблюдала за мужчиной, не пропуская ни одного движения. Ну что тут поделать, издержки профессии бывают у всех. И в какой-то момент сердце предательски пропустило пару ударов и стремительно ухнуло вниз со звонким ударом в районе живота…
Где-то в глубине закралось неприятное и скользкое чувство тревоги, Барди постепенно становилось очень неуютно. И чем дольше она давала отпор и наблюдала за викингом, тем больше это чувство росло, неприятно подкатывая к горлу большим и противным комом. Лоб покрыла легкая испарина, волосы неприятно прилипли к шее, и Варнатуар пару раз кашлянула, прочищая горло. Чувство тревоги давило на девушку все больше и больше. Внезапно, будто в подтверждение опасения девушки, викинг как-то неестественно дернулся. Варя поежилась. Стало не комфортно. Тяжесть тревоги была уже невыносима. Она вздрогнула и резким движением подняла с пола некогда утерянный стилет. И следовало бы сказать, очень даже вовремя, так как в это мгновение викинг бестактно и бесцеремонно схватил девушку за руку и потащил прочь из таверны, не особо, впрочем, церемонясь по поводу нежности своих действий – Варя не отрицала, что не до того как-то было. Шпионка нахмурилась и глянула в спину мужчине, переваривая данную ситуацию. Она была полностью обескуражена таким поведением молодого человека. Варнатуар не привыкла, когда ее действия кличут беду на кого-то другого. А теперь из-за нее в неприятную ситуацию ввязалось еще одно лицо. Правда, на какое-то время она об этом благополучно забыла, о чем говорило ее поведение – Барди начала возмущенно пытаться вырвать свою руку. Но через мгновение волосы Вари встали дымом, когда этот мужлан нагло и нахально пнул ее пса. Варди растерянно взглянул в глаза хозяйки и, недовольно тявкнув, заметался на месте – с одной стороны ему было приказано следить за Трюггви, а с другой его хозяйку украл как-то неизвестный ему мужик. Все же, верность взяла свое, и псина рванула за горе-парочкой, уже практически скрывшейся на рыжем коне. Варя в то время, уже переварившая все, что произошло за последние минуты, орала во все горло, что у нее остался там конь и что викинг, эдакий хам, - не стоит отрицать, что довольно симпатичный хам, - посмел тронуть ее пса.
Все же конь остановился, и викинг приказал девушке слезать. В эту же секунду их догнал Варди и, недобро сверкнув черными глазами на мужчину, закрутился в ногах Варнатуар. Шерсть на загривке встала дыбом, и теперь пес и хозяйка выглядели в полной комплектации – оба насторожены. На самом деле Варя была благодарна мужчине за спасение, и теперь пришло осознание – девушка расслабилась. А как только она это сделала и как  только ушел адреналин, вернулись все способности чувствовать. Нос пронзила острая боль, девушка слегка отшатнулся, покачнувшись и дотрагиваясь до носа. Потом она убрала руку от лица. Кровь. Шмыгнула носом, чувствуя, как жар растекается по переносице, а на пальцах остаётся тягучая влага. Варнатуар хмыкнула и сплюнула за землю сгусток крови, мешающий нормально дышать и говорить.
- Спасибо.
Варя сконфузилась. Это «спасибо» выглядело не так, как хотелось бы. Похоже, несмотря на принятие того, что викинг действительно помог, Барди все еще не хотела признаваться самой себе, что просто-напросто не справилась своими силами. Она подняла взгляд. Теперь можно было хорошенько рассмотреть своего спасителя. И ей было все равно, что она нагло пялилась на него.
- Нам надо вернуться, – наконец, Варя отвлеклась от созерцания голубоглазого, светловолосого, хмурого, но от этого еще более привлекательного северянина, - у меня там конь остался…и карты.
Говорить о том, что из-за карт она хочет вернуться туда, где была драка, в которой она же и участвовала, было немного странно. Просто она понимала, что ее могут не понять – взрослая баба, а готова снова рискнуть своим здоровьем, - в том, что ее не смогут убить, она даже не сомневалась, - ради каких-то карт, которые можно найти в любом городишке. Ну вот была ей эта колода дорога, с самого детства она была всегда с ней.

Отредактировано Varnatuar Bardi (2019-04-29 23:12:41)

+2

5

Рейв спешился вслед за девушкой, сверху вниз взирая на спасенную девицу. В этом взгляде не было заинтересованности или корысти, как часто можно встретить у мужчин, смотрящих на красивую особу противоположного пола. Скорее викинг был чем-то раздосадован и немного сердит. Во первых, спасать по тавернам чужих баб, хоть и безмерно красивых, для тех кто любит светловолосых и светлокожих, с тонким станом и подтянутой фигурой, в его планы как-то не входило. Ему необходимо было всего лишь передать послание и удостовериться, что рыба готова к транспортировке, а не ввязываться в драки. Но случилось то, что случилось, жалеть об этом бессмысленно.

Что удивительно, но Рейв не припомнил, чтобы он заметил, что девушка пропустила удар в лицо. Откуда тогда кровь? Это было не понятно, но он все таки повернулся в пол оборота, и достал из переметной сумы не большую тряпицу. Опасаться оставлять за спиной девчонку и пса ему не пришло в голову, в конце концов получив один раз увесистым сапогом, вряд ли захочется еще раз? Ну, а во вторых, по напряженной позе коня было понятно - он бдит, и более чем готов съездить копытом по голове тому, что решит обидеть хозяина.
- На, утрись, - грубости не было, но и на заботу это слабо было похоже, скорее констатация факта, не более того.
- Вернуться, я не ослышался? - он хрипло засмеялся, словно девушка пошутила, но осекся - она не шутила.
- То есть мы скакали сюда во весь опор, что вернуться? Ты что кошка, которая скребется в комнату, а как-только ее впустишь, уходит прочь? - сказать, что Рейв обалдел от происходящего - ничего не сказать, ему стало одновременно и смешно и как-то даже обидно.
- Конечно, давай вернемся, не проблема, тебя как, на стол вернуться сразу? Может я зря влез?
Рейв отчитывал незнакомку, словно она была его ученицей, и он нес за нее ответственность не только перед Богами, но и перед семьей. Откуда вообще взялась такая опека - не понятно. Просто он не мог иначе.

В своем негодовании от ее высказывания, Рейв даже не сразу расслышал последнюю фразу.
- О Локи! - мысленное призвание к Богу коварства не помогли настроиться на еужный лад, но хотя бы дали немного времени остыть. Ульварссон был вспыльчивым человеком, но не глупым и не бессердечным.
- Конь это святое, за конем надо вернуться, а вот с картами ты точно погорячилась. Пошли. Рейв молча зашагал обратно по дороге, по направлению к городу. Садиться обратно верхом не хотелось, хоть Вольный и ткнулся мордой тому в спину, мол хозяин, ты чего? Но скакуну необходим был отдых, а лучший отдых - это спокойный размеренный шаг.

Пес, которого после скачки по грязище уже нельзя было назвать белым, все так же с подозрением косился на сурового северянина, но благоразумно держался подальше. Когда девушка нагнала его и пошла с мужчиной бок о бок, викинг тихо сказал:
- Меня зовут Рейв Ульваррсон.

+2

6

Варнатуар Барди, шпионка высшего класса, картежница и обманщица, сейчас чувствовала себя маленьким ребенком. Будто она снова восьмилетняя девчонка, которая впервые сбежала из дома на улицу и теперь слушает нарекания нерадивой тетки. Варя никогда бы не подумала, что какой-то мужик будет ее отчитывать, особенно незнакомый. Но на этот раз ей было как-то все равно. Все, о чем она думала, были конь и карты. Ей нужно было их забрать. Заодно, она вновь порадовала свое эго. Дело в том, что Барди, кажется, находила особое удовольствие в том, чтобы на корню рушить все чужие планы и совершенно не оправдывать ожиданий. И, как говорится, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало. Хотя ситуация становилось немного хуже, уверенно пытаясь преодолеть предел «неудобно» и «упс, не свезло тебе, парень». Но это понесло свои плоды – викинг действительно развернулся и направился обратно в таверну. От взгляда Вари, конечно, не ускользнули такие мелочи, как протянутая тряпка или, например, внезапно отсутствующая грубость, сменившаяся, не то, чтобы любезностью, но уж точно более или менее приемлемым тоном. Это польстило, и девушка в приподнятом настроении духа засеменила вслед за северянином в попытке с ним поравняться. И вот когда она, наконец, нагнала его, возник вопрос – а что дальше? Но данная проблема была быстро решена, когда с уст спасителя вылетело его имя. Барди удовлетворенно хмыкнула, что не надо первой начинать беседу. Сказать по правде, заводить новые знакомства и друзей она никогда не умела. Обманывать – да, обводить вокруг пальца своей симпатичной мордашкой и обескураживать обворожительной улыбкой – да, располагать к себе людей, притворяясь совершенно другим человеком – тоже да. В данной ситуации этого делать совершенно не хотелось, все же этот Рейв Ульваррсон, как он себя назвал, был ее спасителем, проявил к ней хоть каплю сочувствия и так далее и тому подобное. В общем, теперь просто оставалось плыть по течению, отдавая себя без остатка.
- Варнатуар Барди, – на тот же манер произнесла шпионка и, почувствовав рядом с собой Варди, окончательно расслабилась.
Вести непринужденную беседу было сложно, учитывая то, что задавать более личные вопросы, чем положено при знакомстве, не тактично и неуместно, а общие сведения о Рейве Варя уже знала. Не досконально, как она обычно выявляла информацию, нет, а в общих чертах: откуда, сколько годиков, чей сынок, да и в принципе все. Вот почему этот человек показался ей знакомым. После того, как викинг назвал свое имя, Барди было даже незачем лезть в свои записи. Она просто хорошо запоминала информацию. И ей как-то уже рассказывали о бастарде с земель викингов. Мимолетом. И тогда даже Варнатуар показалась эта информация ненужной. Причем ненужной настолько, что она даже не соизволила сделать на будущее пометки в своей книженции. Кажется, именно поэтому она и вспомнила эту информацию.
Пошел дождь, и дороги становились более грязными, чем были ранее. Золотистые волосы неприятно липли ко лбу, щекам, шее, плечам. Было противно, а плащ, скрывающий добротную женскую фигуру, превратился снизу в одно коричнево-черное месиво и кусками засохшей грязи. Хоть Варя и относилась к дождю более чем равнодушно, сейчас он был совсем не к месту. Да и путь к тому же проходил не то, чтобы в молчании, скорее в перебрасывании парой стандартных и прикинутых фраз типа: «Кто такой?», «Откуда?», «зачем влезла в драку?» и «Нахрена ты ее собственно вообще устроила?». Ну что-то примерно в этом духе. Но, несмотря на такой очень веселый и экспрессивный диалог, дорога прошла не так мрачно или тускло, как планировалось. И в итоге вывеска той самой таверны наконец-таки показалась. Варди весело тявкнул и, замахав белым пушистым, как у волка, хвостом, рванул по направлению к коню. Варя весело дернула плечами, наблюдая за псом, и повернула к двери кабака. Кажется, тех пьянчуг успешно выгнали из заведения, - ну или они сами ушли, - и теперь можно было без препятствий пройти к некогда своему столику и забрать раскиданные по всему столу карты. Что, собственно, Варнатуар благополучно и сделала. На выходе она подкинула хозяину заведения несколько монет в виде извинений за устроенную потасовку и вышла. Там она забрала своего верного коня, который опять оказался под наблюдением и охраной верного пса. Она улыбнулась, похлопала по шее Трюггви, почесала за ухом Варди и обернулась к северянину.
- Что ж, – но договорить ей не дали, грубо схватив за локоть. А так хотелось поблагодарить и направиться искать нормальный ночлег. Уже смеркалось.
Варя устало обернулась и вскинула правую бровь. Позади нее стоял какой-то малец намного младше нее в окружении кучки таких же щенков. А еще утром у Варнатуар Барди была, конечно, надежда, что сегодня все пройдет гладко, но очень и очень слабая - не зря ей говорили в детстве, что нужно сильнее верить, и тогда все сбудется, потому что оборачиваясь опять на столь грубый жест, Варя опять мысленно брала в руки карты - видимо, плохо она верила.
- Ты еще кто, парень? – рука незаметно скользнула к холодной стали, пес в ногах хозяйки зло заворчал выбегая перед ней, защищая саму Барди и Ульваррсона.

Отредактировано Varnatuar Bardi (2019-04-29 23:16:01)

+2

7

Она представилась в ответ и Рейв чуть заметно кивнул, запоминая, попутно раздумывая над тем какое сокращение приемлемо в данной ситуации, и будет удобно на слух и для разговора.
- Стоп, какое сокращение? - сам себя пресек викинг, - ты что действительно собрался с ней идти дальше? А почему бы и нет? - вот такой занятный мысленный диалог добавил хмурости и без того не радужному дню. Ко всем невзгодам добавился противный мерзкий дождь, добирающийся до кожи холодными каплями.

Разговор особо не клеится, это, пожалуй была его вина - северянин предпочитал дела словам.
Вольный напомнил о своем присутствии, толкнув Рейва в спину, не сильно, но более чем ощутимо. Кажется в глазах коня застыл немой вопрос:
- На кой черт мы возвращаемся? Ты видел, сверху капает? Хочу домой...
Ульварссон развел руками, погладив коня по мощной морде, мол:
- Прости, брат, сам в шоке...

Вот и таверна. Рейв предпочел остаться снаружи, справедливо решив, что если начнется какая-то потасовка, он всегда может войти, а пока следовало немного переместить вещи, чтобы сверху оказалось то, что менее жалко. Жальче всего, конечно было овес, но делать нечего, если испортится - выбросит по дороге, авось прорастет. А Вольный - он молодец, он и траву поищет и веточки. Это конечно не рацион боевого коня, но он непременно восстановится дома.

Некогда белый пес умчался в конюшню, откуда раздалось ржание. Варнатуар вернулась с "добычей", судя по довольному лицу, ее карты, ценности которых Рейв искренне не понимал, оказались на месте. Пришел черед забрать лошадь. Вороной жеребец оказался крупноватым для всадницы, мощный, статный, с роскошной гривой и мохнатыми очесами, в холке почти так же могуч, как и рыжий напарник викинга. Вольный же неодобрительно покосился на чужого скакуна, но боевой конь на то и боевой конь, чтобы не лезть к кому попало с выяснением отношений. Так что недовольными фырканиями и зажатыми ушами все ограничилось.

Ульваррсон стоял в тени, со стороны вообще могло показаться, что поседланный рыжий конь стоит совсем один посреди улицы, а его всадник исчез. Но это лишь казалось. Сам же Рейв чуть сощурившись наблюдал за компанией юнцов, которые окружили его новую знакомую.
- Не женщина, а магнит неприятностей, - устало подумал он.
Несколько шагов и он уже возвышался над юношами каменной глыбой недовольного молчания.
- Тыыыыыы, - зло прошипел стоящий ближе всего к Барди подросток, чей клинок сейчас упирался девушке под ребра с правой стороны, - бросай оружие, или я убью её!!! - уверенности в его голосе не было, а вот визгливые нотки проявились.
- А, последыш наместника, ты мало искупался в грязи сегодня? - голос Рейва походил на рычание, только вот если белый пес рычал грозно, то сейчас пред компанией стоял самый настоящий волкодав. Сколько их было? Шесть, семь? Все примерно одного возраста, все при оружии, жаль только что без разума. Сидели бы дома, а не приключений искали.
- Где ты увидал оружие, малыш? - сын наместника побагровел от ярости, кольнув девушку мечом, не сильно, скорее даже кожу не проколол, просто от нервов дрогнула рука. В тоже мгновение (а кто мог ожидать от дюжего северянина такого проворства?), тот правой рукой схватил парня за шею, поднимая вверх. Тот захрипел и засучил ногами. Меч выпал и "утонул в грязи".
- Я ж тебе жизнь спасаю, - с удивлением подумал Рейв, осознав, что перехватив мальца, тот не дал Барди его прикончить. Швырнув парня в компанию дружков, Рейв произнес недовольное:
- Пошли вон отсюда, и грязевого "князя" заберите, ему пора переодеться...
- тыыыыы, я убью тебя!!!!! - взревел юнец, оказавшийся подхваченный дружелюбными руками собратьев, которые не смотря на наличие оружие благоразумно не вступали в бой.
- Мы уходим. - это уже было адресовано новой знакомой, Рейв взглыдом велел забираться на конскую спину, и удостоверившись, что Барди заняла место в седле, подозвал Вольного, но на этот раз не стал бравировать, и воспользовался стременем.
- И не смей возвращаться! Иначе я убью тебя!!! - грозно эхом отдалось позади, Рейв же усмехнулся про себя, вспомнив занятную поговорку: "наглость - второе счастье".
- Чтож, похоже придется обойтись без рыбы, но это ничего, - зачем он сказал это вслух не понятно, но сказал и сказал. Значит пусть будет так.
- И как это у тебя получается? Неприятности словно ищут тебя? - кони шли шагом по ровной дороге, недобро кося друг на друга глазами, но выяснять отношения не смели - оба всадника были против.

+2

8

Увидеть перед собой шайку неопытных и неимоверно глупых мальчишек Варя не ожидала. Глаз в который раз нервно задергался. А когда она почувствовала, как ей в ребра стала упираться холодная сталь,  блондинка и вовсе не смогла удержаться от того, чтобы не закатить глаза. Ну это уже ни в какие ворота не лезло. Тут даже она одна могла с легкостью со всеми справиться меньше, чем за двадцать минут. Очень не хотелось тратить свое драгоценное время на таких, как они. Барди уже хотела было достать стилет, аккуратненько пригрозить им одному из них, для профилактики пару раз врезать по смазливому личику и гордо с поднятой головой оттуда уйти в поисках ночлега. Но этому случиться было не суждено. Кажется, ее новоиспеченный знакомый и один из самоубийц знали друг друга. Варя окончательно выпала в осадок и, поведя в недоумении плечами, зыркнула на викинга. Ульварссон, похоже, как-то напакостил главному мальцу. Резко захотелось приложить руку ко лбу и спрятать лицо от смеха. Это даже звучало смешно и нелепо. А когда северянин с легкостью оторвал парнишку от земли, Варнатуар больше не могла сдерживаться. Она шумно и со свистом выдохнула, зарылась лицом в черную гриву друга и задрожала от смеха плечами.
- Кажись, пора нервы лечить, – мрачно про себя изрекла блондинка в душе, а внешне все еще истерично содрогалась.
Услышав, что пора двигать, Варя на пару мгновений успокоилась, резво вскочила на мощную конскую спину и, последний раз устремив взгляд на, как она поняла, сынка наместника, дернула волосами и снова разразилась хохотом.
- Точно пора лечиться, - Барди кивнула сама себе и нагнала викинга.
Слова Рейва про то, что Варя умело находит на свою пятую точку неприятности, совсем не задели, не обидели и не разозлили девушку. Она лишь задорно повела плечом и повернулась к блондину. Где-то рядом счастливо бежал Варди, изредка подпрыгивая, в надеждах на то, что скоро они найдут ночлег, и можно будет спокойно поваляться в тепле и сухости и погреть белоснежное пузо у камина. Пес временами останавливался и брезгливо сбрасывал с себя куски засохшей грязи, мешающие ему свободно передвигаться по грязным дорогам.
- Между прочим, – почему Варнатуар решила парировать северянина, она сама не поняла и такого от себя никак не ожидала, - в этот раз ты притянул к нам этих щенков, – слово «нам» едко засело на языке, и девушка произнесла его еще раз практически одними губами, словно смакуя, в надеждах, что Ульварссон этого не заметит.
Где-то внизу раздалось утробное недовольное рычание и фырканье. Кажется, псу не понравилось данное сравнение. Барди вскинула левую бровь и скосила глаза вниз. Увидев недовольный и в какой-то даже мере растерянный взгляд четвероногого друга, девушка хмыкнула и вернулась в прежнее положение, мол, ничего, потерпит.
Дождь прекратился, оставляя после себя неприятную весеннюю свежесть и все такую же отвратительную грязь. Варя подняла голову, солнце практически скрылось за линией горизонта. Пора было искать ночлег, но теплые комнаты после такой шумихи уже путникам не светили удачей, и Барди сделала для себя привычный, однако все равно не утешающий вывод:
- Не хочется говорить, но ночевать будем в лесу.
Было непонятно, кому это было адресовано: резко помрачневшему псу от столь противной новости или порядком уставшему от просто невообразимых приключений спутнику.

Отредактировано Varnatuar Bardi (2019-04-29 23:18:33)

+1

9

- Как же, притянул, - подражая интонации девицы, отозвался Рейв, - разве это мои ребра пощекотал чужой меч? - в глазах мелькнули веселые искорки, которые правда очень сложно было разглядеть сквозь плотную тягучую пелену моросящего дождя.

Вечер подкрался так же незаметно, как компания отпрыска наместника, но если юношу достаточно было просто отшвырнуть в грязь, то с погодой увы ничего не поделать. Единственным разумным решением было свернуть в лес, и попытаться укрыться под раскидистыми лапами вековых сосен и елей.

Пес явно хотел что-то "сказать" своей хозяйке, и она ответила ему взаимностью. Ульварссон отметил про себя, что девушка прекрасно находит общий язык со своими животными, а это несомненно то качество, которое он ценил в людях. Конь ее статный и холеный, не смотря на всю мощь, и силу, полностью доверял своей наезднице, что говорило о их взаимопонимании и хорошем воспитании коня.

- Вот здесь будет нормально, - как ни странно в лесу обнаружился относительно сухой участок. Викинг спешился, и занялся привычными приготовлениями ко сну. Он неспешно освободил Вольного от амуниции, из переметной сумы вынул кожаный широкий ремень, который заместо ошейника застегнул на шее поближе к голове, и с помощью повода от уздечки, закрепил коня у поваленного дерева. Седло и уздечка были расположены там же. Оттуда же - из сумки, Рейв извлек собственную рубаху. Одежду конечно было жаль, но оставлять коня мокрым было нельзя. Викинг бережно обтер спину любимца, чтобы тот не застудился ночью.
Теперь необходимо было обустроить свой ночлег. Из сумки был извлечен плащ, обработанный чем-то водоотталкивающим. Несколькими мелкими веревочками от той же переметной сумы он закрепил плащ между ветками ближайших деревьев, обеспечивая надежное укрытие от моросящего сверху дождя.
- Ты может хоть хворост поищешь? - вопрос, пожалуй, был чисто риторический. Ульварссон все равно сам собирался за дровами, да на поиски съестного. Однако сам факт чужого бездействия немного раздражал.

Северянин удостоверился, что кони, если решат в отсутствии владельцев начать разборки, то в любом случае не дотянутся друг до друга. А пес, последовал в лес за хозяйкой. Углубившись в лес, Рейв вглядывался в сгустившуюся тьму, надеясь, что какое-нибудь не шибко осторожное животное все-таки попадется на пути.

День кончился весьма неприятно, но Госпожа Удача, решила таки повернуться лицом к северянину, и буквально спустя через четверть часа, он вышел к небольшому лесному озеру, спрятанному за стеной деревьев. Однако озеро было уютным пристанищем целого косяка уток, мирно плавающих почти у самого берега.
Привычным движением, натянув тетиву, Рейв выпустил охотничий срез. Гоготание и хлопанье крыльев оставшихся в живых птиц разорвало лесную тишину. А вот подстреленный селезень медленно отправился ко дну. Чертыхнувшись, Викинг скинул ботинки и бросился в ледяную воду, чтобы поскорее достать добычу.
Подбитый птиц, извлеченный из воды был брошен на берег, а викинг поспешно стянул с себя рубаху, чтобы выжать воду. Собственно холодная вода его не смущала, он ведь вырос на севере, но вот продрогнуть в мокрой одежде это как минимум не приятно, так что следовало как можно скорее вернуться в импровизированный лагерь, тем более что в рюкзаке все-таки имелись сменные штаны.

По возвращению, к выбранному месту, Рейв с одобрением увидел, что его новая знакомая блестяще справилась с разведением костра, и бесцеремонно швырнул в ее сторону утку.
- Надеюсь ты умеешь готовить, - надежды в голосе было не очень много, А воин тем временем подошел к Вольному и огладил мудрого коня по шее. Усевшись на поваленный ствол, Рейв занялся поиском сухих брюк. Второй раз за сегодняшний вечер, мужчина снял футболку, ничуть не смущаясь присутствия девушки. Обратно ему пришлось натянуть на промокшее тело ту самую рубаху, которой вытер коня, но лучше вариантов у него просто не было. Теперь пришла очередь брюк. и портков. Сменных портков не оказалось, пришлось натянуть утепленные брюки на голое тело. Зато - тепло. Сапоги к счастью не промокли, так что Ульварссон снова обулся. Костер под импровизированным пологом из плаща был совсем маленький, но от него исходило то самое приятное и так необходимое тепло, что Рейв невольно вытянул руки вперед, согреваясь.

- Какими судьбами ты в землях Эргерунда?
То, что девушка не местная, воин не сомневался, а раз судьба столкнула их и сблизила, не плохо было бы узнать друг друга получше.

+1

10

Варя любила запах леса. Особенно ночного. Хотелось вдыхать его каждую секунду, заполняя легкие настолько, чтобы от переизбытка кружилась голова. От свежести после весеннего дождя, несмотря на всю грязь и слякоть, становилось так легко и свободно, что хотелось раскинуть руки и, в блаженстве закрыв глаза, просто забыться, растворяясь в стрекотании ночных насекомых и пении не так давно вернувшихся птиц. Варди её удовольствие и наслаждение не разделял, недовольно утробно рыча себе под нос и стреляя чёрными глазами в любой куст, который, как ему казалось, вот только что пошевелился. В таком довольном состоянии Варнатуар даже не заметила как северянин, чем-то недовольный, чуть ли не приказанный собрать хворост. Нет, конечно, девушке легко могло показаться из-за привычки обычно путешествовать одной и делать все аккуратно и не спеша, чтобы не привлечь к себе особого внимания, когда того требует обстановка. Пёс удивленно тявкнул и завился у ног хозяйки, требуя хоть какой-то еды. Барди потрепала того по влажной шерсти, пообещав мяска только после порученного им задания. Тот, видимо, был этим недоволен, так как уж слишком уныло поплёлся за блондинкой.
Хворост был собран довольно быстро, и Варнатуар вернулась даже раньше Рейва. Вокруг стояла привычная для леса тишина, через которую изредка пробивались угуканье сов и филинов да кваканье лягушек в ближайшем болоте, в котором чуть не увязли и Варя, и Варди. От тишины девушка сконфузилась, пытаясь понять, что она чувствует. С одной стороны, она сейчас была одна, конечно, не считая двух своих вечных спутников и коня ее нового знакомого. Она снова была в привычной для неё обстановке, которая, как ей всегда казалось, была для неё лучшим выходом. С другой, теперь у неё появился спутник, с которым можно поговорить, скрасив ещё слишком холодные и ветреные ночи для конца марта. И сейчас она осознала - ей даже как-то скучно без этого хмурого и вечно недовольного голубоглазого северянина, вечно бурчащего о том, что его новоиспеченная знакомая является настоящим магнитом для приключений и опасностей.
От своих мыслей Варя похлопала себя хлестко по щекам, приводя в привычное чувство. Вскочила и принялась разжигать костёр. Сидеть уже было прохладно, а думать о том, каково же будет тогда спать, даже не хотелось. Буквально через несколько минут источник тепла и света был создан, и Барди, довольная собой, уселась на расстеленный ранее плащ.
- И без того уже невообразимо грязный. Пусть хоть такую службу послужит.
Стоило девушке опустить на своеобразную подстилку свою пятую точку, как вернулся Ульварссон.  Даже ничего не сказав, хотя бы обычное «спасибо» за то, что Варя развела костёр, он бесцеремонно бросил к ее ногам убитую утку. Слишком гордо, вызывающе и нагло,буквально намекая на то, что она ее приготовила. Последующие слова такое действие и догадки девушки лишь подтвердили. Барди вскинула левую бровь. К такому отношению она уж точно не привыкла. Нет, чтобы нормально, по-человечески попросить. Может, тогда Варя бы любезно и оказала такую услугу мужчине. Но нет. Варнатуар Барди, несмотря на своё происхождение, хотя ещё не факт, это остаётся темным пятном ее биографии, слишком гордая для такого отношения. Она демонстративно запустила руку в свою дорожную сумку, вытаскивая свои запасы пропитания. Изящным взмахом руки один кусок вяленого мяса полетел в сторону пса. Буквально издеваясь, Варя медленно, смотря прямо на викинга, запустила в рот другой кусок, смакуя столь вкусное угощение. Хотелось от удовольствия прикрыть глаза. Слишком уж сильно она любила вяленое мясо. Варди, кажется, в этот раз разделял чувства хозяйки и довольно поедал лакомство. Коня девушка покормила ещё тогда, когда Рейв гуляло лес в поисках этой злосчастной утки.
- По поручению я здесь. Задание выполняю.
Варя наблюдала, жуя сочный кусок, как северянин переодевался. Чувства были смешанными. В какой-то момент девушка поймала себя на мысли, что беспардонно разглядывала нового знакомого. Она отвернулась, разглядывая ночной лес.
- А сам-то?

Отредактировано Varnatuar Bardi (2019-04-29 23:23:34)

+1

11

Ожидания как и в большинстве случаев не оправдались. Похоже, что его новая знакомая действительно не умела готовить. Это безусловный минус с точки зрения женской полезности, но с другой стороны, ему то какое дело до ее "полезности", не женится же он на ней. А готовить Рейв умел, так что уж кто кто, а северянин точно с голоду не пропадет.
Погрев немного руки у костра, мужчина занялся убитой уткой, непринужденно и спокойно лишил тушку перьев, отрубил голову и лапы. Опалил тельце от ненужных остатков перышек. Первой мыслью было вернуться на берег, набрать глины и запечь дичь, но это было слишком долго, да и псом необходимо было поделиться. Так что ловко орудуя ножом, Рейв вскрыл несчастную птицу, выскоблил все ненужное и бросил требуху довольному псу. Тот облизнулся, но выжидающе посмотрел на хозяйку, ожидая разрешения быстренько сожрать манящие останки птицы с травы. Разломав тушку на четыре части, Рейв поискал подходящие сырые ветки достаточной толщины и длины из которых соорудил импровизированную стойку над костром. Мясо же было насажено на четыре не больших крюка, найденных в седельной сумке. Добыча предварительно была посолена и даже посыпана пряностями, которым так же было отведено специальное местечко в сумке.

Оставалось только ждать. Рейв, хоть и был голоден, но старался не подавать виду. В конце концов спустя не более сорока минут мясо будет готово.
- И какие поручения нынче выдают красавицам? Сомневаюсь, что в этом захолустье найдется тот кого необходимо очаровать женскими прелестями, ради выгоды. Давай попробуем еще раз? Что привело тебя в порт Эргерунда? - не то, чтобы он ей не верил, просто уж слишком Варнатуар не была похожа на северянку, скорее на заморскую красавицу, коих иногда привозят для услады богатых мужей. Сам Рейв такими услугами не пользовался, но от братьев слышал, что девки такие на диво искусны и красивы. Вот только его новая знакомая никак не подходила под образ покорной и желающей близости искусницы. Ее движения, жесты, мимика и манера держаться выдавала в ней, если не воина, то как минимум человека который может и хочет за себя постоять.
- Не поверишь, и я здесь по поручению, - отчего то северянин рассмеялся, беззлобно, с ухмылкой, - правда мое поручение можно считать проваленным, тот щенок, встреченный на площади, сын наместника, явно доложит отцу о происшествии. А значит в этом порту рыбы нам не видать... Наместника конечно можно и убрать, но стоит он того разве? я лучше доберусь до другого порта и отправлю рыбу оттуда, - он все еще улыбался.
За разговором время пролетело совсем незаметно. Мясо уже было готов. Обжигая пальцы, Рейв поспешно стянул с крюка утиную ногу и приготовился было вонзить зубы в пищу, но замер, задумавшись, а затем протянул кусок своей спутнице.
- Бери, не отравлено, - спокойно произнес он, занимаясь вторым куском, чтобы поскорее угомонить недовольный задержкой желудок. Было вкусно, Рейв вгрызался в мясо, не смотря на то, что было горячо.
- У тебя не найдется что-нибудь выпить? - однако Рейв не торопился взять фляжку, дожидаясь пока Варнатуар первая пригубит напиток.

+1

12

Варя никогда не понимала, зачем просить кого-то что-то сделать, если ты можешь сам. Вот и сейчас она с легким недоумением и неподдельным интересом наблюдала за тем, как северянин ловко разделывался с убитой птицей. Барди было не понять, зачем Рейв попросил ее приготовить эту злосчастную птицу, да к тому же в не очень приятном тоне, когда сам мог легко заняться данным делом. Но, сказать честно, молодой человек довольно искусно справлялся с приготовлением пищи. Настолько, что Варнатуар как заворожённая наблюдала за ним, ловя взглядом каждое движение, каждый мускул. Ей было интересно наблюдать. В принципе, она этим всю жизнь и занимается. Смотрит, наблюдает, запоминает и делает определенные выводы. И так каждый день. Возможно, именно поэтому у девушки нет определённого и постоянного круга общения. Конечно, не считая той самой шпаны с улицы из детства, которые вместе с ней проходили все прелести дворовой жизни картежников и воришек, а теперь же с ней проходят и службу в личном разведотряде графа.
Дичь была уже почти в нужном для готовки виде, и Ульварссон, не долго думая, бросил все не нужно Варди. Тот, кажется, слегка удивился, взглянул, не понимая, на их ночного спутника, облизнулся и взглянул на хозяйку. Варя вскинула левую бровь и, немного подумав, кивнула. Вяленого мяса блондинка взяла не так уж и много, планируя провести в этом чертов городке буквально день или два максимум. Мясо было с собой лишь на тот случай, если что-то произойдёт в дороге, например, как эта ситуация, ведь вкусно и сытно поесть можно было и в обычных трактирах, стоящих на каждой улочке. Проблема была лишь в том, что девушка никогда не любила кормить своего пса чем-то, что приготовила или достала она. Просто боялась за него. Барди хватило того времени, когда он его подобрала на улице с сорванным желудком и другими проблемами со здоровьем. Она его выходила,откормила, привела в порядок. И вот теперь, Варнатуар гордо смотрела на своего белого, большого, гордого, с блестящей от капель недавнего дождя шерстью друга. Пёс, все еще косясь то на девушку, то на мужчину, принялся за добродушно кинутые ему остатки.
Кажется, викинг не поверил словам Вари. Он с недоверием посмотрел на новую знакомую ещё раз переспросил. Варя такое не очень любила. Она в целом особо не жаловала распространяться о своей деятельности. Точнее, она вообще этого не делала, иначе какая из неё потом будет шпионка.
- Как я и сказала,выполняю поручение,[b/]- Барди как-то странно  покосилась на собеседника, прикидывая в уме, как ей правильно ответить.[b] - Я здесь не для того, чтобы кого-то очаровать, как ты выразился, ради выгоды. Мне поставили не эту цель. Просто нужно было понаблюдать за человеком. Им и его жизнью сильно интересуются. Я добродушно согласилась помочь.
Варнатуар мысленно хлопнула себя по лбу, проклиная своё существование как только можно и нельзя и чертыхаясь всеми различными словами.
- Варнатуар Барди, какая же из тебя святая мученица?! Что ты несёшь вообще?! Он же не такой тупой, чтобы поверить в эту чушь и молча проглотить.
Внешне же девушка оставалась все такой же спокойной, теперь уже наблюдая за тем, как Ульварссон рассмеялся своему же сегодняшнему провалу. В голове вновь всплыли воспоминания о вечернем происшествии с шайкой неопытных парней, которые попытались... Нет, не так. Которые даже пригрозили заколоть Барди. Варя вновь не удержалась и улыбнулась, но, вновь бросил взгляд на северянина, уже не сдерживаясь, легко засмеялась. Ненадолго буквально на секунду. Но ей этого хватило, чтобы вернуться в хорошее настроение и дальше продолжать беседу, уже не задумываясь о внезапной опасности. Ну а вдруг этот Рейв увязался с ней не просто так?
- Что же ты такого сделал этому парнишке, что она тебя аж с оружием поперся и рискнул угрожать незнакомой девушке, даже не подумав о том, что может нарваться на большие неприятности даже в ее лице?
В этот момент до Вари дошёл запах жареного мяса. Она услышала в нем нотки приправ и, даже слегка удивившись, одобряюще хмыкнула. Но протянутую ей ножку она никак не ожидала. Отказываться смысла не было. Да и,сказать по правде, не хотелось. Нужны были силы. Ведь уже завтра ей стоило бы двинуться обратно, чтобы доложить Сумарлиту о выполненном задании. Варнатуар благодарно кивнула и, взяв в руку горячее мясо, вонзила в него зубы, смакуя каждую жилку, каждый кусочек, наслаждаясь не только вкусом и запахом, но и теплом, исходившем от горячей части дичи.
На последующий вопрос Барди утвердительно кивнула и, пошарив чистой рукой в дорожной сумке, нашла фляжку, ворованную ещё в детстве. Внутри было вино. Добротное. Оно с ней было ещё с острова. Как-то хотелось ей оставить его на лучшее время, и, кажется, это время пришло. Слегка отпив самой, чувствуя, как по горлу растекается тепло и терпкий вкус излюбленного напитка, Варя передала флягу Ульварссону.
- Небо сегодня красивое.
Варнатуар довольно смотрела в небо,наблюдая за появившимися звёздами. Недавние тучи уже окончательно пропали открывая взору постеры небосвода. Кажется, Ночь будет все же не такой уж и плохой.

+1

13

Рейв то и дело ловил на себе заинтересованный и пронзительный взгляд глубоких темных глаз. Не то, чтобы он смущался, нет, просто не привык к такому вниманию. Но и нервничать по этому поводу он уж точно не собирался. Пусть смотрит, раз так хочется.
Пес довольно хрустел остатками подбитой дичи, и кажется даже проникся викингу симпатией. Ну если не симпатией, то хотя бы оставил мысли отмстить за удар сапогом. Собаки они такие - они не помнят зло, зато хорошо реагируют на добро.
- Хорошая у тебя работа, спокойная, - можно было конечно съязвить или сказать еще что-то, но к чему? Раз не хочет говорить, это ее право.
- Перепутал его со слугой, - северянин хохотнул, вспоминая эту сцену, и севшего на задницу юношу. Пожалуй, знай он раньше, что не дерзкий холоп ему дверь отворил, а наместничий отпрыск, то и дверью бы его не приложил. А с другой стороны, по честному сын Ярла считал себя правым - если каждый щенок будет позволять себе грубить, то значит Рейв сам себя не уважает, раз допускает такое непотребство, - да извалял слегка в грязи. Дважды за вечер, многовато... Но это ничего, ему придется это пережить.
Ты права, небо действительно прекрасно. Однако мне кажется лучше отдохнуть и подольше поспать, чем любоваться небосводом
, - Рейв никогда не отличался романтичностью и умению ухаживать за женщинами. Такой уж он - суровый северянин, чье сердце давно обледенело и бьется лишь ради своей прямой обязанности - разгонять кровь по телу. Женщин же сын Ярла воспринимал либо как воинов, либо как покорных наложниц, коими полнятся бордели и дома отдыха. Все-таки мужское естество было сильно, особенно в его возрасте, так что хоть он и не любил такое времяпрепровождение, а иногда даже осуждал, сам так же не без греха.
Ульварссон раздумывал над тем, как бы укрыться плащом, но памятуя о том, что он не один, указал рукой на место подле себя.
Принюхавшись к напитку в протянутой фляжке, викинг мысленно скривился, что что, а вино он терпеть не мог. Не то что добрая медовуха... Но выбирать не приходилось. Глотнув вина, мужчина отметил, что не самое худшее из того что ему доводилось пить, находилось во фляжке. По горла разлилось приятное тепло. Однако чтобы забыться ему бы понадобилось слишком много таких фляжек. Пора было вернуть вещь хозяйке.
- Ложись, вдвоем теплее. В отличии от твоего спутника я хотя бы не пахну мокрой псиной- это прозвучало так обыденно, что Рейв даже не задумался о том, что своим поведением мог обидеть новую знакомую. Женская натура такова, что они терпеть не могут когда к ним пристают без их позволения, но еще больше их злит, когда к ним не пристают. Так и сейчас, Рейв молча устроился рядом, и прикрыл глаза, надеясь поскорее уснуть. Завтра их ждет длинный день.

Мужчина провалился в глубокий и тяжелый сон, тот самый, который так вреден для воина. Он перевернулся, прижимая девушку к себе ближе. Где-то там, за гранью сознания приятный запах волос успокаивал и пьянил. Просыпаться не хотелось.
Оглушительное ржание боевого коня, метавшегося на привязи, буквально выдернуло Рейва из сновидений. Резкий удар по голове чем-то тяжелым, перед глазами поплыло. Сколько их было вокруг? Целая дюжина? Или больше? Или нет. На "парочку" накинули сеть, словно на диких зверей.
Вольный метался из стороны в сторону, лупя копытами налево направо, но привязь мешала ему достать противников.
Рычание пса, а затем визг, под плотной сетью, Ульваррсон не мог разглядеть что там происходит. Новый удар дубинкой  в плечо, мужчина заскрипел зубами от ярости. Боевой топор приторочен в ножнах к седлу. Дотянуться то всего ничего - два локтя, но как тут дотянешься, когда повсюду эта тяжеленная сеть с металлическими звеньями, и каким-то тряпьем. Северянин почувствовал себя медведем в западне. И взревел не хуже чем тот самый хозяин леса, однако толку от рычания. Дотянуться удалось только до не большого кинжала, который Рейв не задумываясь пустить в ход. Острие вонзилось в чью то ногу, вызвав вопль боли и отчаяния. Удары по спутанным пленникам посыпались градом. Единственное что успел сделать северянин, это навалиться сверху на Варнатуар, и попытаться обхватить свою голову руками. Это не особо помогало. Лупили их от души. Сознание блуждало где-то за гранью реальности. Все тело превратилось в огромный комок боли.
- Довольно, - чей-то строгий голос прервал "веселье". До Рейва даже не сразу дошло, что избиение прекратилось.
- Велено доставить живым, - сеть медленно и аккуратно стащили с пленников. Чей-то сапог ударил в бок викинга, сбрасывая того с неподвижно лежащей девушки, которая кажется притворилась, что потеряла сознание. Рейв было попытался встать, но новый удар сапогом, на этот раз в лицо, пресек эти планы, отправив мужчину в забвение.
Вольный замер, чувствуя, что с хозяином что-то не так, конь топтался на месте, не в силах помочь, и не зная что делать.
- Эту тоже с собой, не зря ж он ее защищал, - бросил старшой, - пса вон там привяжи, если задушится на удавке, значит так тому и быть, - мужчина распряжался, раздумывая как быть с конями. С одной стороны их следовало забрать с собой, такие кони стоят дорого, а с другой стороны - скакуны приметные... Но жадность таки взяла свое.
Оглушенного пса оттащили к дереву, и привязали веревкой к толстому стволу на удавку.
Кони же, оставшись без покровительства своих всадников сочли за лучшее не артачиться и отправиться вслед за хозяевами. Рейва, связанного по рукам и ногам как тушку кабана погрузили на спину приземистой лошадки одно из всадников, который теперь был вынужден вести животное в поводу. Девушку тоже связали, но не так тщательно как воина - девка же. Последним этапом стала рана в ноге одного из стражников, который сидел на земле и чертыхался.
Отряд двинулся обратно в город.

Сколько прошло времени? Голова гудела словно по ней долго и упорно били.
- Били? Стоп... - Рейв тяжело приоткрыл глаза, приходя в себя. Он лежал на холодных камнях, на спине. Во рту привкус крови. Все тело болит.
- Эй, - хрипло выдохнул он, непонятно зачем.

+1

14

Небо окончательно окрасилось в темно-синий цвет, усыпалось россыпью звёзд, открывая взорам людей красивую сияющую луну, переливающуюся всеми оттенками серебра. Облаков практически не было. Был лишь ветер. Пробирающий до костей холодный весенний ветер. От холода стало клонить в сон, и Варнатуар молча согласилась с выводами Рейва. Было уже поздно и слишком холодно для ночных посиделок у костра под военные и не только байки. Да и что было рассказывать? Если викинг, скорее всего, ещё мог похвастаться своими походами и увязшими по локоть в крови врагов руками, то Барди - нет. Ну что она могла рассказать?! Как временами сидит в засаде и наблюдает за интересными для графа людьми? Или как соблазняет по приказу ради того, чтобы потом аккуратно и бесшумно вонзить какому-нибудь мужику стилет в спину? В этом не было никакой костровой романтики. Поэтому Варя лишь только обрадовалась, когда Ульварссон сказал, что пора было уже на боковую. И стоило только девушке задумать о том, как бы не замерзнуть, как северянин изрёк очень даже толковое, но не менее возмущающее предложение. И проблема была даже не в том, что они практически не знакомы. Все же любой спокойно мог утешить свои плотские утехи с любым незнакомым для него человеком. Это всего лишь нужда, потребность, желание. Просто...он задел ее пса, ее друга. Хотя в глубине души закрадывалась мысль, что дело было не в этом. Совсем не в этом. Но Варя постаралась эти догадки загнать как можно глубже. Спорить сил не было. Да и не хотелось. Слишком много сил было потрачено за эти сутки, слишком много нервов было убито, чтобы начать гнуть свою палку. Да и Варя была полностью уверена в том, что ее просто-напросто бы послали куда подальше. Поэтому она лишь устало кивнула и залезла к Рейву под плащ. Но и это не спасало. Холод все же добирался до кожи, заставляя покрываться мурашками и трястись всеми конечностями. Варнатуар от безысходности скрипнула зубами и пододвинулась к Ульварссону спиной как можно ближе. Жар обдал спину, но ситуацию это не особо спасло. В этот момент тяжелая рука накрыла женскую талию. Барди оказалась в ловушке. Но, стоило бы признать, в теплой, обжигающей, согревающей и манящей ловушке. Веки сами сомкнулись, и Варя провалилась хоть и не в глубокий, но столь желанный сон.
Проснулась Варя от оглушающего лая Варди и громовых ржаний коней. Не успела девушка открыть глаза и понять, что произошло, как ее кто-то ударил ногой в левый бок. Со звонким свистом с губ слетел приглушённый на выдохе стон. Варнатуар распахнула глаза и хотела было уже вскочить на ноги, чтобы узреть свои обидчика, как почувствовала тяжелую тушу на своём теле. Сразу же после этого ни них посыпался град ударов. Вокруг стоял гам и шум, рядом выл пес. Все тело ломило, дышать было тяжело. Каждую секунду Варя ожидала новые побои. Но в какой-то момент все прекратилось. Кажется, Ульварссон попыталась подняться, но это попытка была сразу же остановлена очередным ударом, и викинг свалился рудом с Барди. Девушка легко и боязно, стараясь не привлекать внимание, коснулась северянина. Мужчина был в отключке. Варя была в таком шоке, что даже не обратила внимания на такие важные детали, как количество нападавших, на их лица. Но стоило ей повернуть голову, как получила хороший увесистый удар наотмашь. Сознание куда-то улетучилось, тело обмякло. Последнее, что Варнатуар услышала - это был приказ о том, что их велено доставить куда-то живыми, да больно резавший по сердцу вой бессилия и безысходности Варди, привязанного к дереву.
Частенько Варя и Сумарлит вместе тренировались, он обучал ее нужным приемам, выпадам, точным ударам. Чаще всего после такого времяпрепровождения все тело болело и было в синяках, а каждая мышца ныла от боли после перенапряжения. Потакая тягучая и растекающаяся по всему телу боль всегда нравилась девушке. Она с легкой улыбкой всегда снова вставала утром с кровати и с боевым настроем снова шла на встречу с графом. Варнатуар измученно приоткрыла один глаз, пытаясь сфокусировать зрение. Все тело болело, и на секунду показалось, что она снова подросток и ей надо вставать и тащиться на тренировку. Все ещё не понимая, что происходит, Барди приподняла затёкшую руку к голове. Скула откликнулась тупой болью. И в этот момент пришло осознание того, что произошло. Кажется, удар был хорошо отработан. След на лице точно должен был уже проявиться.
- Во что мы опять влипли...
Думать о том, что сейчас она лежала на холодном камне, совершенно не хотелось, желания вставать на ноющие ноги не было. Даже силы приподнять голову, чтобы осмотреться, отсутствовали. Варя со свистом выдохнула и чертыхнулась. И тут до неё дошло...«мы». Девушка кое-как перевернулась на бок и сфокусировалась взгляд. Голубые глаза скользили по темным и холодным камням. Барди нахмурилась и слегка приподнялась на руках. Взгляд вперился в железо. В холодную решетку.
- Кажись, темница.
Это девушке совсем не понравилось, и она, пытаясь не обращаться внимание на боль, села. Металлический привкус во рту вызвал позыв отхаркнуть, и Варя плюнула куда-то в сторону. Слюна вперемешку с кровью. Барди цыкнула и устало выдохнула. Снова появился вопрос: «Где Рейв?». Судя по всему, Варнатуар была одна. Зрение никак не хотело ловить фокус.
- Рейв! - хриплый и осипший голос вырвался наружу. Надежда на то, что в ответ она услышит мужской голос, к которому она уже успела привыкнуть, хоть и маленькая, но все же была. Однако давившая на голову звенящая тишина в ответ полностью растоптала и ее.
Рука интуитивно скользнула к сапогу, проверить, на месте ли оружие. Стилеты были в полном порядке. Кожу в районе груди колол холод металла - кольцо тоже была на месте. Потом Варя запустила руку под уже рваный и некогда добротный плащ, часто спасающий от холода и дождя, - игл не было. Потерять сама их она не могла. Слишком уж бережно Варнатуар относится всегда своему имуществу. Вариант того, что их, скорее всего, забрали, тоже отпадает - другое то оружие все ещё было при ней. Значит, пропали, когда Барди была в отключке.
Рассиживаться смысла больше не было, и Варя встала на ноги. Слегка хромая, она стала проводить руками по стенам в надежде обнаружить какую-то лазейку. Но внутри все кричало о том, что это бесполезно.
- Эй.
Варнатуар буквально подскочила на месте от оглушившего хриплого оклика, поцарапав о выступ руку от неожиданности. Она узнала этот голос. Внутри все перевернулась, и Барди без сил осела на пол, облегченно выдохнув. Изнутри рвался наружу истеричный смех. В который раз хотелось сказать себе: «Лечи нервы».
- Рейв! Рейв, ты как? - голос был все ещё хриплый, буквально со свистом. - - Кто нас так, ты видел?

0

15

Когда ты лежишь на пронизывающе ледяных камнях, избитый и связанный, настроение как-то не стремится к хорошему. Вот и Рейв сейчас чувствовал себя крайне глупо. Помимо того, что все его тело превратилось в состояние боли от бесконечных, как ему тогда казалось, ударов чужих сапог и дубинок, он еще и был связан как кабан, готовый к забою и приготовлению на вертеле.
Знакомый голос откуда-то слева, сквозь шум в голове Ульваррсон признал в этом голосе свою знакомую.
- Вар? Ты... как? - по хорошему надо было перевернуться хотя бы на бок, рот был заполнен кровью. Пощупав языком зубы и убедившись, что они на месте, Рейв все-таки попытался освободить руки. Нельзя было не отметить, что вязали его на совесть, сделавший это человек, явно был мастером своего дела. Оставалось надеяться, что с Варнатур все в порядке, и быть может ее положение лучше...
- Жив, - отозвался северянин, таки перевернувшись на бок. Тусклый свет факела пробивался из под мрачных сводов темницы неясными бликами.
- Ты сама как? тоже связана? - ее голос отзывался откуда то слева, скорее всего из камеры напротив.
- Похоже мы вернулись в порт, - хриплый приглушенный голос, с неприятным присвистом, последствия неоднократных ударов в грудную клетку.
Было странно, но бастард ярла не слышал никого чужого поблизости, значит можно было надеяться, что их не стерегут, хотя бы тут внутри. Вот только положение самого Рейва это ничуть не улучшало. Или быть может их похитители настолько были уверены в крепости и неприступности темницы, что сторожа и вовсе были не нужны.
Дверь с противным скрипом отворилась, Рейв понял, что кто-то вошел внутрь. Десять, еще два и еще пять, он насчитал всего семнадцать шагов по ступеням, которые эхом отозвались под каменными сводами. На темницу Рейва она даже не глянул, внимание стража было сосредоточено на новой спутнице Рейва.
- Руки вперед вытяни, и без глупостей! - велел стражник, отворяя дверь камеры. Сверху послышались голоса, сюда спускались еще двое, или трое человек. По шагам было не понять.
- Выкинешь что-нибудь, насквозь проткну, - честно предупредил стражник, кто-то из подошедшей "подмоги" хохотнул, словно первый сказал что-то смешное, и фыркнул:
- Быть может лучше мы, чем наместник.
Как они были похожи - эти мужланы, в голове только одно... Рейв невольно заскрипел зубами.
- Не злись, пес! - кто-то подошел к его решетке, - тебе недолго осталось, - голос был совсем юным, почти знакомым.
- А, наместничий последыш, - Ульварссон узнал его и на губах невольно появилась ухмылка.
- Ты!!! Ты сдохнешь тварь!!! - яростно вцепившись в решетку, пнув ее ногами, проорал юноша.
- Открой! - велел он, но стражник, защелкнувший кандалы на руках Варнатуар, лишь покачал головой.
- Не велено, твой отец ждет девчонку, пойдем, - последняя фраза была адресована девушке, которую стражник подтолкнул острием меча вперед, по направлению к выходу. Как ни странно, но юноша не стал пререкаться, а молча последовал вместе с еще двумя сопровождающими вслед за пленницей и ее конвоиром. Двери темницы гулко захлопнулись. Скрежет замка, затем все стихло. Рейв снова остался один.

Девушку привели в покои наместника. Пухлый низкорослый лысоватый, с не большими ладошками и толстыми пальцами, зато в шелковых одеждах и дорогих перстнях на пальцах. Слащавая улыбка на устах.
- Как так можно, Маркус? Тебе не стыдно так обращаться с гостьей? Сними, сними это немедленно! - толстяк всплеснул руками, указывая на стальные "браслеты". Стражник подчинился. Но суровый взгляд снизу вверх явно давал понять - угроза сказанная в темнице будет исполнена, стоит ей только дать повод.
- Нус, юная леди, что привело вас в МОЙ порт? И каким образом вы попали в столь неблагоприятную компанию? - наместник уселся в высокое кресло, и с красивого блюда, стоящего на столике рядом, взял сочный фрукт.

+1

16

Сложно было сказать, что почувствовала девушка, когда она услышала знакомый голос, принадлежавший северянину. Но внутри, где-то глубоко, что-то явно откликнулось. Но думать сейчас совершенно над этим не хотелось, надо было выбираться. И как можно скорее. Наверняка ее уже хватились. Беспокоить по такому пустяку никого не хотелось. По крайней мере, Барди хотелось верить и надеяться, что это пустяк.
- Нет, не связана. Но тело все ломит, все болит. Тебе сильно досталось? Ты видел, кто это был?
Варнатуар сама не заметила, как явное беспокойство вырвалось наружу, заставляя грудную клетку сжаться, глухой болью, практически незаметной, отозваться в мозгу. Страшно не было, было неуютно, некомфортно и волнительно. Ожидание и неизвестность напрягали каждый мускул. Варя сжала челюсти, зубы противно скрипнули, по лицу заходили желваки. Если бы девушка могла себя сейчас увидеть, она бы ужаснулась: зрачки расширены, на скуле огромный синяк, руки синие от побоев, запутанные волосы перепачканные непонятно в чей крови. Возможно, смесь ее и чужой. Голова гудела от сплошного потока мыслей, слившихся в непонятную кашу. Догадок о том, кто все это заварил — не было.
- Что же творится в этом треклятом городишке… — вопрос был скорее риторическим, чем обращенным к Рейву.
Варя вновь предприняла попытку обшарить стены, но вновь лишь ободрала ладони и разочаровалась. Сама она была не в лучшем виде, чтобы хоть что-то сделать. Клинком поковыряться в замке? Идея неплохая, но, если их все же кто-то сторожит, это добром не кончится. Покричать? В этом смысла никакого вообще не было. Выломать дверь? Слишком мало сил для такого фокуса. Да и вряд ли вообще это получилось у девчонки, хоть и с хорошей подготовкой.
Мысли прервал режущий по слуху скрип. Барди прислушалась. Скрип двери и гулкие шаги, эхом раздающиеся по коридору темницы. Варнатуар, прикрыв глаза, вслушалась — всего лишь один. Была надежда на возможность того, что сейчас расклад будет в ее пользу. С одним она должна была справиться. Зрачки едва заметно сузились, по рукам пробежал холодок. Все признаки того, что в девушке загорелся азарт, приводящий к хорошей дозе адреналина.
Все шло прекрасно. Мужчина, по всей видимости стражник, абсолютно равнодушно прошёл мимо места заключения викинга прямо к темнице Барди. Дверь медленно отворилась, как и первая, противно скрипнув. Варя приоткрыла один глаз и мимолётом окинула взглядом ее шанс на побег: выше ее самой чуть меньше, чем на полголовы, ничем не выделялся из ряда обычных мужиков, какой-то средненький. Варнатуар слегка приподняла правый уголок рта. Мужик явно был слабее ее давнего друга, который обучал ее драться. С ним она должна была справиться.
Стражник сделал шаг в камеру и приказал вытянуть руки. Барди полностью открыла глаза и, вставая с холодного пола, медленно и незаметно для чужого взора скользнула рукой к клинку. Мужчина, кажется ничего не ожидал, лишь нагло и серьезно глядел из-под хмурых бровей на пленницу, спокойно дожидаясь, когда та соизволит выполнить его приказ. Казалось — вот он шанс. Но стоило Варе коснуться двумя пальцами рукоятки, как послышались ещё шаги. Чертыхнувшись, девушка нахмурилась и убрала руку с холодного оружия. В камеру зашли ещё двое таких же стражников. Угроза была какая-никогда кстати. На секунду Варнатуар даже показалось, что этот мужик догадался о попытке нападения. Но вскоре отогнала эту мысль, кажется, судя по реакции другого, либо они ни во что ее не ставили, либо это была обычная процедура с пленниками в такой ситуации. И она покорно вытерла руки. Из коридора послышалась ругань между, как поняла Варя, сынком местного наместника и Рейвом. Вот и была решена загадка о том, кто же стал причиной такого исхода событий. Потом все прекратилось. Стражник ткнул мечом девушку между лопаток, подталкивая к выходу из темницы. Проходя мимо камеры своего нового знакомого, Барди едва кинула взгляд на холодную сталь. А после хладнокровно и равнодушно повернула голову вперёд, отгоняя от себя ненужные в такой ситуации мысли. Нужно было оставаться спокойной. Кто знает, что произойдёт дальше. Даже если Ульварссон подумает не то, что следует.
Варю привели, кажется, в покои этого самого наместника. Собственно, что было очень даже кстати. Хотелось посмотреть на этого глупого и зажравшегося дурака. К слову, он же их прямо на входе и встретил. Губы девушки невольно скривились. Выглядел мужик в прямом смысле не очень. Хотя что ещё можно было ожидать. В том, что он был дураком, Варнатуар не ошибался. Стоило ей зайти в комнату, как он приказал своим людям снять с неё кандалы. Железо с громким звуком упало на пол. Барди захотелось рассмеяться. Неужели они действительно ни во что ее не ставили?! Стража стояла позади, молча, но грозно наблюдая за всем, что происходило в покоях их главного. Наместник же, тем временем, уселся в кресло напротив гостьи, беря в руки что-то съестное. Варе было неинтересно. Хотя в голове появилась одна навязчивая мысль, опутывая сознание, словно кольца змеи, — можно было бы отравить наместника кольцом и потребовать выкуп в лице свободы Рейва за противоядие. Вполне неплохая сделка. Но интерес и азарт подогревал нервишки Барди, заставляя ту стоять на месте и смотреть за тем, что будет дальше.
Последующий вопрос был вполне ожидаем. Что ещё мог спросить наместник к своей пленницы, о которой вообще ничего неизвестно. Барди хмыкнула. Придумывать легенду не хотелось, но и отвечать желания не было. Оставалось включить лишь свою сущность шпионки и смотреть, что ее ждёт.
- В ваш порт меня привёл азарт и интерес к портовым тавернам и кабакам,  — на самом деле, Варе лишь нужно было заинтересовать этого мужика, и все. - а почему вы считаете, что это плохая компания для такой хрупкой девушки, как я? Он меня мог защитить, показать прелести жизни.
Взгляд голубых глаз зацепил легкое движение. Наместник слегка подался вперёд. Движение дёсен замедлилось. Жертва попала в ловушку. Варнатуар заметно погрустнела.
- Я здесь никого не знаю, а мой образ жизни может легко довести бедную девушку до неприятностей,  — Варя пустила слезу и взглянула жалостливыми глазками на собеседника. Тот, кажется, уже окончательно забыл, как жевать.
Барди надо было добиться того, чтобы стража покинула покои. И она была к этому близка. Такой тип бедных девчонок всегда привлекал и возбуждал неопрятных, сальных и толстых мужиков в дорогих одеждах. И она не ошиблась. Наместник неуклюжим движением руки положил на стол недоеденный фрукт и, встав, пригласил гостью поближе к себе. Он отрывисто дернул головой страже, и те покорно вышли из комнаты. Варя победоносно повела плечами и последовала приглашению.
Разговор был обо всем: о бедной жизни сиротки, которая скитается по миру в поисках пропитания, о нечестных играх в карты, которые и добывали ей денег, о ее умениях ходить по веревочке и делать небывалые кувырки и все в таком духе. Бедный наместник аж вспотел. Но горящие глаза и пересохшие губы, которые он вечно облизывал, глядя на девушку, с потрохами выдавали его. И Вар решила захлопнуть ловушку.
- Может быть Вы сможете помочь мне?
Рука мужчины скользнула по шёлку и медленно опустилась на колено Барди. Наместник буквально уже трясся от одних лишь своих мыслей, касаемо его новой игрушки. Варнатуар всхлипнула и кинула беглый взгляд на тарелку фруктов. Мужик последовал ее взгляду и всплеснул пухлыми ручками.
- Бедная, ты, должно быть, голодна.
Он подпрыгнул схватил какой-то фрукт и протянул девушке. Варя любезно трясущимися руками взяла лакомство и откусила. Сок разлился по рту. Но предаваться вкусовым рецепторам было некогда. И она игриво улыбнулась, стреляя глазками. Наместник окончательно потерял голову и подскочил к двери, чтобы закрыть ту на замок. Сынок легко мог ворваться к нему даже без стука. Вар воспользовалась такой возможностью и мгновенно вонзила зубцы кольца в сладкую поверхность фрукта. Медленно смакуя остатки первого куска, она привстала и пострела, на стоящего напротив неё наместника. Он уже буквально раздевал ту глазами, явно ожидая от девушки хоть каких-то действий. Действительно, хочешь хорошую жизнь — плати. А Варнатуар это и было нужно. Она мягко прошлась к мужчине, протягивая тому фрукт. Наместник непонимающе посмотрел сначала на вытянутую руку, а потом посмотрел таким же взглядом в небесно-голубые глаза.
- Что такое? Ты больше не хочешь?
- Нет, что Вы,  — Варя практически идеально сделала вид, что смутилась, слишком уже ей было противно, - Просто я подумала, что Вы не откажете мне тоже разделить со мной этот прекрасный вкус. Может, из Ваших уст он будет вкуснее?
Обычные и банальные уловки, на которую этот самый наместник, как баран, и клюнул. Он ожидаемо взял в руку фрукт и откусил добротный кусок. Ловушка захлопнулась. Варя сделала шаг назад к двери и прислонилась к ней спиной, все ещё вглядываясь в лицо наместника и одновременно нащупывая ключ, открывая дверь. Тот все ещё прожевывал, разглядывая фигуру его гостьи.
- Ещё мгновение, и я вытащу тебя, Рейв…
Наместник проглотил свою дозу удовольствия и протянул руки к девушке с целью поцеловать ту. Но в этот момент он схватил за горло. Дыхание перехватило. Воздух практически перестал поступать в легкие. Он непонимающе взглянул на Барди и что-то невнятное прохрипел.
- Это яд моего собственного приготовления, - Варя ответила на немой вопрос, - Убивает долго и мучительно. Однако, у меня есть противоядие.
- Охрана! — сдавленный хрип вырвался из горла наместника. В коридоре послышались шаги, но Барди все продолжала.
- Меняю противоядие на свободу моего спутника и мою.
Охрана, вбежавшая в покои, замерла, глядя на сидевшего на полу наместника, державшегося за собственное горло. Один из стражников моментально вытащил меч и приставил тот к горлу Вари.
- Убьете меня, умрет и он.
Наместник замахал руками и прохрипел, чтобы за вторым пленником послали двоих. Вбежавший сынишка впал в ступор, а, услышав приказ, вовсе заскрежетал зубами. Его отец приказал ему оставаться рядом с ним и следить за Варей, пока двое стражников не приведут северянина
Барди победоносно улыбнулась и, подойдя к столу, взяла себе ещё один фрукт. Теперь осталось дождаться Рейва, потребовать оружие и сбежать.

+1

17

- Я видел сапоги, а кто это был, похоже мы скоро узнаем? - обладать даром предвидения в этой ситуации не нужно быть провидцем и колдуном, достаточно понимать кому ты и когда насолил. А таких людей в жизней Рейва было предостаточно. Но судя потому что их притащили в темницу - сомнений не было, наместник Порта и его сынок явно в этом замешаны.
Так и случилось. Вот только Рейв ожидал, что он первый покинет "гостеприимные" стены темницы, а вышло иначе, стражники зачем то решили увести Варнатуар. Это очень не понравилось викингу, очень, вот только что он мог сделать в такой ситуации? Лежащий на каменно полу, избитый и связанный.
Дверь за ними гулко захлопнулась. В подземелье воцарилась неприятная тишина. Рейв закрыл глаза, раздумывая о чем-то своем. Сколько не пытался мужчина ослабить веревки - ничего не выходило. Видно, что связавший его, был в своем деле очень умелым мастером, да и крепость веревки была на совесть. Так что ему только и оставалось что лежать и ждать своей участи. Это бессилие раздражало и злило викинга, но что уж поделать?

Двери темницы распахнулись снова.
- Эй ты, - нервно заговорил стражник! - Наместник ждет тебя, пошевеливайся! - и почему-то в голосе оружного воина был страх, это странно, очень странно. Рейва помогли подняться, развязывать естественно не стали. Но активно толкали чтобы шел быстрее.
- Да иду я иду, - рявкнул он, отчего стражник справа аж подпрыгнул на месте.
А вот и знакомый дом. Он уже был здесь, не далече как вчера.
- И снова здравствуйте, - хотелось бы сказать Рейву, но он промолчал, следуя за одним из своих конвоиров, не забывая впрочем, что второй идет сзади. Его проводили в комнату на втором этаже, где перед взором викинга возникла весьма занятная картинка. Хватающий себя за горло задыхающийся наместник, довольно улыбающаяся Варнатуар, рядом с которой коршуном навис сын толстого старикана, пара стражей с оружием наперевес.
- Что тут вообще происходит? - мог бы спросить северянин, но не стал, то что его сюда привели, а не убили до сих пор, это явно заслуга его новой знакомой, теперь главное было понять как правильно ей подыграть.
- Мы привели его, дай противоядие! - и куда только делись спесивые нотки из голоса сына наместника, судя по его лицу, он вправду переживал за отца, что даже усмирил свою ненависть у Рейву, а почтенно просил Вар о помощи.
- Ах вот оно что? Да это же гениально, - Ульварссон невольно заулыбался, ох и не проста его новая знакома, не зря вступился за нее в таверне. Ой лиса... Судя по всему ей каким-то образом удалось что-то сделать с этим толстым похотливым аристократишкой, и теперь уже его жизнь была в руках обаятельной красотки. Чем она надо сказать весьма умело воспользовалась, да еще и Рейва из подземелья вытащила, а могла бы бросить.
- Почему не бросила? - удивиться он не успел.
- Может руки мне развяжите? - пока наместник был полностью во власти златоволосой хищницы, можно было и свои условия подиктовать. Стражники не стали артачиться, правда с веревкой пришлось повозиться. Рейв немного напрягся, когда его стиснутых вместе ладоней коснулся чужой клинок - таки пальцы не лишние, но в следующее мгновение кольца веревки ослабли и руки отозвались обжигающей болью. Рейв недовольно заскрипел зубами, растирая запястья, на которых красовались постепенно начавшие синеть кровоподтеки от перетянутых пут.

+1

18

Варя никогда не считала себя особо жестокой или слишком мягкой. Она, если можно так сказать, всегда действовала по ситуации. Ей не нравилось твёрдо ставить перед собой один путь, по которому она будет двигаться всю жизнь. С самого рождения она подстраивалась под течение судьбы. Ее настолько сильно бросало из крайностей в крайности, что планировать свои время, поведение и характер было просто глупо. Однако она Барди терпеть не могла, когда что-то шло не так, как ей хотелось. Все же её работа принуждала делать какие-то заметки, краткие планы, наброски и задумки. И ведь девушка была не против такого. Наоборот, гениальный, хороший и продуманный план действий очередного задания радовал глаз. И любое отклонение доводило красавицу до трясучки и нервного скрежета зубов. Вот и в этот раз все пошло не так, как хотелось. Причём кардинально не так. И все же Варя смогла повернуть все в свою пользу, в очередной раз подстроившись под прихоти фортуны.
Люди, окружавшие девушки, часто воздействовали на её поведение. Варнатуар никогда не относилась к человеку определённо. Всегда нейтралитет. А там уже как пойдёт. Что, собственно, и произошло в покоях наместника портового города. Своим отвратительным, до тошноты противным поведением этот неприятный мужик, ниже самой шпионки на целую голову, — а то и на две, — довёл девушку до точки кипения. Варя, скрипя от презрения зубами до такой степени, что на лице играли желваки, абсолютно спокойно, может, даже немного надменно, стояла над корчившимся от нескончаемой боли наместником и размеренно доедала свежий фрукт, разливающийся по горлу сладким тягучим соком с приторным послевкусием. Барди ждала, когда приведут её спутника.
Рейва привели быстро и без повреждений. Варя положительно кивнула и растянула губы в довольной улыбке. Она готова была поклясться, что Северянин явно не ожидал такого исхода событий. По его глазам обладательница золотых локонов поняла, что Ульварссон точно не предполагал, насколько его новая спутница талантливая и изворотливая. И Барди воспрянула духом. Ей нравилась такая реакция мужчины. Ещё в годы её обучения в отряде Варнатуар ни во что ни ставили. Особенно этому способствовал её неимоверно высокий рост. Да и в принципе то, что она никто и ничего из себя не представляла. Хотя что-то ей всегда подсказывало, что её бывший капитан, будучи ещё её наставником, просто пытался самоутвердиться за счет вечных упреков и едких замечаний в адрес симпатичной подопечной. Все же, он был намного ниже неё. А такие, как он, не привыкли смотреть на кого-то снизу вверх.
Варя довольно кивнула Рейву, когда тот не то, чтобы приказал, просто немного грубо попросил его развязать. Сынишка наместника не находил себе места и вился, как дворовый голодный пёс, вокруг девушки. Стражники напряжённо взирали на бывшую заключённую и не знали, чего ожидать. А Барди лишь доедала уже второй сочный плод, продумывая до конца остальные шаги. Давать противоядие было слишком рано. Она знала, что их тогда так просто не отпустят. Выход был один…
- Я даю слово, что противоядие будет у вас в руках, как только мы получим своих коней и оружие.
Она видела, как возмущённо поползли вверх брови щенка, как захрипел в мольбе наместник, как задумалась стража. Варнатуар оскалилась и вскинула левую бровь в ожидании ответа. Сейчас главным был мальчишка. И ему нужно было принять важное в его жизни решение — спасти отца или же потешить свою гордость и доказать своё превосходство, отомстив обидчику. И надежда была на первое. Единственное, что смущало и настораживало Вар, было то, что она не знала ничего об этом парне. Если он в тайне вынашивал план свершения своего отца с целью занять его место, то условия, поставленные девушкой, не возымеют никакого эффекта. И в мыслях Барди взмолилась, чтобы все прошло так, как надо было ей.
- Согласен.
Варнатуар хмыкнула и кивнула Рейву. Сейчас она полностью решила положиться на викинга. В любой момент их сделка могла сорваться. И тогда только он сможет ей помочь, стать опорой и подстраховкой. Барди верила, что у них все должно было пройти так, как нужно. Но она научилась каждую секунду ждать провала и неожиданных поворотов.
Сын наместника зло зашипел. Казалось, будто волосы на его голове зашевелились, словно змеи. Зло цокнув языков и сверкнув сердито глазами, он махнул рукой страже и вышел из спальни. Блюстители порядка переглянулись и, кивнув друг другу, обошли бывших заложник, встав за ними полукругом так, чтобы парочка была рядом с дверью, а они позади них. Варя положила руку на плечо Северянину и приблизилась еще больше. Она видела, что Ульварссон был уставшим и вымотанным. Она уже готова была перекинуть его руку себе на плечо и потащить его. Зияющий фингал под глазом, гематомы на руках, царапины, опухшая разбитая губа. Собственно, Варнатуар сама была не лучше: волосы в крови, яркий синяк с кровоподтеками на скуле, разбитая бровь и стертые в кровь ладони. Девушка невесело, но облегченно хмыкнула и хлопнула викинга по лопатке. После чего взяла его за руку и потащила вслед за сыном наместника, предварительно показушно переступив через самого хозяина поместья.
Варя тащила Рейва по коридорам в сторону, как она предполагала, конюшен. По руке растекалось тепло. Даже несмотря на то, как щипало ладонь от пола и прикосновения, Барди не отпускала мужскую руку. Она успокаивала себя тем, что просто так быстрее добежит к верному коню и отправится за псом. А ее спутник слишком уж долго провалялся на холодном полу темницы. Может, у него ноги затекли. Однако Вар все же сильнее, но едва заметно сжала пальцы Рейва, пряча легкую улыбку своей свободной рукой. Она шла чуть впереди викинга, не позволяя тому увидеть ее лицо.
- Просто уйдем или нет? Будет погоня, думаю,  — Варнатуар так и не повернулась к своему собеседнику, лишь тихо прошептала, чуть повернув голову.
Барди закусила ноготь и нахмурилась. Да, она дала слово, что отдаст противоядие. Но разве их отпустят просто так? Она в этом очень сильно сомневалась. Еще будучи обычной рядовой в отряде, Вар всегда запоминала советы как наставника, так и сослуживцев. Она уже не помнила кто, когда и при каких обстоятельствах сказал ей одну значительную фразу. Но ее она запомнила надолго. Вспоминала каждое задание и чуть ли не считала девизом своей карьеры. Собственно, и сейчас на ум пришла именно она. Однако озвучить она ее так и не смогла. Сын наместника вывел их к коням и, махнув рукой на небольшой стол, на котором лежало забранное ранее в лесу оружие.
- Забирайте все, отдавайте противоядие и уходите отсюда. Снова увижу — так просто не отделаетесь, - щенок схватил Варю за локоть, дернув на себя, вырывая ее из руки северянина.
Барди вскинула бровь, дернула плечом, вырываясь, и, слегка прихрамывая на правую ногу, направилась к Трюггви. Поравнявшись с Ульварссоном, Вар остановилась и взглянула тому в глаза, источая тяжесть и серьезность.
- Мне как-то раз сказали: «Оставь в живых хоть одного волка, и овцы никогда не будут знать покоя». Подумай об этом.
Варя развернулась и запрыгнула на коня, доставая из кармана противоядие, которое все еще требовал парень. Но отдавать она его не спешила. Лишь все также выжидающе смотрела на Рейва, ожидая его решения. Она была готова к любому исходу. С их побоями они могли не справиться, но и свободой тоже рисковать не хотелось. Свободная рука незаметно скользнула к спрятанному клинку.

Отредактировано Varnatuar Bardi (2019-04-29 22:53:41)

+1

19

Настроение северянина заметно улучшилось, действительно - когда рыки не связаны мир кажется намного лучше. Рейв довольно осклабился, пока особо не представляя что в действительности на уме у его спутнице, но тем не менее, он был ей несказанно благодарен. Но это все потом. Сейчас самое главное убраться отсюда поскорее. Не в его положении и состоянии сейчас корчить из себя героя, да на рожон лезть сейчас точно ни к чему.
Златовласая и сейчас решила эту проблему, пожалуй бастард не справился бы лучше? Ему что, челюсть кому своротить - это всегда пожалуйста, в гущу сражения - в первых рядах, а вот так, чтобы хитростью да коварством - этого в нем совсем нет, не научен, не разумеет. Не беда на самом деле, но сейчас не об этом.

Поначалу Рейву показалось, будто наместничий сынок откажется от предложения девушки, в конце концов кто мог поручиться, что в голове этого никчемыша до этого не было плана избавиться от отца, а тут такая удача - можно это сделать чужими руками, да еще и убийц потом гордо казнить на рассвете. Рейв поспешил прогнать крамольные мысли, не хватало еще самолично на них беду накликать. Правильно же говорят - мысли сбываются.

К счастью не сбылось, вся эта мысленная битва отразилась на лице юноши, но тот все же выдавил недовольное:
- Согласен.
-Уже легче, - подумалось Рейву. Пора было убираться из этого чертового дома, да поскорее. Варнатуар поспешила увлечь его из злополучной комнаты, с продолжающим хрипеть наемником. Что-то подсказывало Рейву, что пока они доберутся до конюшни, толстяк вполне может испустить дух, так что следовало поторопиться. Коридор, лестница, снова коридор. Они оказались на улице, до конюшни буквально рукой подать.
- Просто уйдем или нет? Будет погоня, думаю.
Рейв чуть заметно кивнул в ответ, с запозданием поняв, что видеть этот жест девушка вряд ли бы могла, пришлось так же тихо отозваться вслух:
- Будет. Справимся. - не то, чтобы он был настолько самоуверен, просто Ульварссон был из той породы, которые не отступают никогда и не перед кем.  Окинув взглядом оружие на столе, бастард забрал свое, удостоверившись, что ничего не пропало. Вольный приветственно всхрапнул, обрадовавшись Хозяину. Мужчина же, подойдя ближе огладил коня по мощной шеей, и не пренебрегая стременами взобрался в седло.
- Волков здесь нет, так один шакаленок, - спокойно отозвался сын Ярла, глядя на свою спасительницу с конской спины.
- Нам лучше уйти, - одними губами прошептал он, направляя коня прочь. В конце концов где-то там в лесу их ждал привязанный пес, и оставалось надеяться, что он был жив.

+1


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » [30.03.3299] Меньше слов, больше дела