Добро пожаловать в Фир Болг! Волшебный мир драконов, принцесс, рыцарей и магии открывает свои двери. Вас ждут коварство и интриги, кровавые сражения, черное колдовство и захватывающие приключения. Поспеши занять свое место в империи.

Fire and Blood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » Ищи в этой воде покой


Ищи в этой воде покой

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Ищи в этой воде покой
Упрямо я стремлюсь ко дну,
Дыханье рвется, давит уши...
Зачем иду на глубину -
Чем плохо было мне на суше?

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

Лето, 3285 и 3288 год ❖ Лес Ойстейна ❖ Сумарлит, Варнатуар

https://68.media.tumblr.com/016409b590b06ec36366c2e75efaffb3/tumblr_nicjfcpU6M1rl6vvco2_500.gif

https://i.gifer.com/9ZXT.gif

Он хотел покоя. Хотел одиночества. Ежедневная суматоха и обязанности слишком сильно утомляют. Вода успокоит, а ночью принесет умиротворение поврежденной душе. Возможно не только его.

Отредактировано Sumarlit Bergtor (2019-03-13 07:01:41)

+1

2

Утро пятнадцатилетней девчонки, которую еще маленьким щенком притащили ко двору поместья графа, начиналось вполне обыденно. Сначала она очнулась от сладкой дрёмы на своей жесткой кровати, на соседней койке все еще противно храпела Улла, которой, по-хорошему, уже надо было вставать, чтобы приниматься за работу. Варя с самым что ни на есть глупым выражением лица оглянулась по сторонам, анализируя обстановку и пытаясь воспроизвести в голове сегодняшний день, а точнее, как она его проведет. Воспользовавшись тем, что ее названная тетка все еще беспардонно дрыхла, пуская пузыри, девчонка быстро оделась, умылась, кое-как причесала волосы и слиняла куда-подальше в поисках своей вечной уличной компашки, в которой она чувствовала себя более или менее свободно и раскрепощенно. Мимо пробегали трудяги, спешащие на свою, - у кого скучную, а у кого нет, - работу. Варя тихо прошмыгнула в одну из подворотен, где обычно ребята проводили дни, когда могли выбраться из домов, играли в карты, обманывали всех, кто попадется, шарили по чужим карманам. Барди присела на какую-то ткань, притащенную кем-то из мальчишек из дома, кажется, облокотилась спиной о стену трактира и задумалась. Мысли были разными: от ее скучной жизни до планов подмять под себя всю преступность мира, что, в принципе, было нереально и являлось только глупыми детскими мечтами и фантазиями. Без должной поддержки и сильного покровительства это осуществить просто-напросто невозможно и нереально. Из мыслей ее вырвал чей-то голос, большими усилиями возвращая девушку в реальность. Варя, немного покачиваясь, встала, пытаясь сфокусировать взгляд на лице, которое возникло прямо перед ней и что-то даже пыталось до нее донести. Барди усердно делала вид, что внимательно слушает, в то время как сама пыталась понять, кто перед ней стоит. И до нее, наконец, дошло, что перед ней стоит Кэрита – еще одна девочка из их шумной и очень наглой компании. Кэрита всегда была нежной, надежной и всегда неунывающей. А в этот раз ее настроение было ни к черту, ее немного опухшее от недосыпа лицо и какое-то разбитое состояние, что было крайне редко, лучше его не делали. После коротких расспросов о том, что такого приключилось, темноволосая девчонка схватила за руку Барди и потащила куда-то в центр городка. Солнце светило уже высоко, и Варнатуар искренне не понимала, почему в это время она еще не видела Гуннара, Финра и Сигурда.
Главная площадь встретила девчонок, как всегда встречала - впечатляющим скоплением людей, горами продаваемой еды и возбужденными лицами местных жителей, слоняющимися в поисках хоть чего-то интересного или вкусного. Варя как обычно внимательно наблюдала за действиями окружающих людей и прислушивалась даже к шепоту, в надежде без лишних расспросов узнать, чем улицы живут сегодня, что произошло, пока она наблюдала свои сны в очень не мягкой кроватке. Но не нужно было быть хорошей ищейкой, чтобы заметить, что определенная категория неровно дышит в сторону одной из лучших таверн города - слишком много взглядов, брошенных украдкой, слишком много толпившихся в переулке у нее.
- Мне кажется, - начала было Барди, обернувшись немного к своей подруге, но все еще не отрывая взгляда от объекта своего наблюдения, - или со здешним сбродом воришек и убийц что-то не так?
- Вот поэтому я тебя и привела, – Кэрита сильнее сжала руку блондинки и потянула в сторону самой шумной компании.
В самой центре за импровизированным столом из обычной стащенной бочки вина сидели трое мальчишек, местонахождением которых Варя интересовалась столько времени. Вокруг них толпились какие-то мужики, крича что-то о долге и наглости.
- Что, черт возьми, здесь происходит? –то изрекла Варнатуар, склонив, словно собака, голову набок и выпучив зеленые глаза.
Насчет ответа долго волноваться не пришлось – Сигурд вскочил и направился к лучшей подруге практически бегом, будто она единственный возможный выход из сложившейся ситуации. Завершив свой путь, парень отступился и упал прямо на землю в ноги Вари, расквасив себе левую бровь. Вокруг воцарилась легкая тишина, которую прервал тихий смешок со стороны взрослых мужиков. Словно разгорающееся пламя - люди не просто захихикали, они взорвались хохотом. Ощущая на себе взгляды каждого, Варя медленно помогла другу подняться.
- Что стряслось? – обратившись к Сигурду, Барди вскинула брови и нервно растянула губы в подобии улыбки,
- Нас тут шайка какая-то вызывает на карточную дуэль, - брови блондинки взмыли вверх еще сильнее, - а из нас троих лучше всех играешь ты.
Вместо ответа Варя принялась за подробный анализ произошедшего – хотя, кого обманывать, она давным-давно все решила. Девчонка кивнула, подмигнула Кэрите и направилась в гущу событий. План был как всегда один и тот же: Варнатуар играет, виртуозно делает фокусы, обворожительно улыбается и строит глазки, Сигурд сидит рядом и раззадоривает толпу, Гуннар и Финр незаметно запускают руки в чужие карманы в поисках хороших толстых мешков и кошелей с монетами, в то время, как Кэрита стоит на стрёме. Ставки, как обычно считалось, сначала были маленькие. Но со временем азарт брал свое, и поставленные на победу монеты все громче и громче звенели от количества.
В какой момент все пошло не по плану подростки не знали. Сначала все шло как по маслу. Сначала Варя проиграла три раза подряд: первый для того, чтобы прочувствовать почту, второй, чтобы запомнить поведение противника, а третий, чтобы раззадорить этого мужика для дальнейшего повышения ставки. Потом она выигрывала, опять проигрывала. А ставки все повышались. И вот, когда награда за победу достигла своего пика, Варя принялась действовать, давя на противника, его психику, стараясь напрочь его раздавить. И теперь Барди видела, как ее соперник был  весьма заинтересован своими картами. Мужику не везло, и он был слегка раздражен тем, что может проиграть довольно внушительную сумму. С одной стороны у него были довольно все неплохо: четыре десятки и шестерка; но более высокая карта легко могла быть у этой пятнадцатилетней пигалицы, поэтому он держал ухо востро.
Итак, они повели обычный торг: мужик – кратко и сухо, Варнатуар – медленно и беспечно, но с торжественностью двух слепых, ведущих друг друга к яме, причем каждый старался обмануть свою жертву. Барди чувствовала у противника его слабые карты, - ну или знала, - по едва приметным особенностям манеры держать себя. Она еще повысила ставку. мужик молчал, раздумывая, согласиться на нее или накинуть еще. Варя едва заметно улыбнулась одним уголком губ. Она была в отличном настроении, но тщательно скрывала это.
- Принимаю, – ответил, наконец, он. - Что у тебя?
Он приглашал открыть карты. Вера, молча согласившись, открыла карты, мужик замер. Он проиграл пяти трефам девчонки. И вот именно в этот момент, кажется, все пошли не по плану. Мужик взревел о том, что его нагло обворовали, надули и все в это роде. И все закончилось бы все очень даже мирно, если бы Барди знала, что этот мужик в каком-то роде «крышевал» эти улицы. Он просто щелкнул пальцами, и из толпы вышли семь парней старше подростков годика так на три минимум. И первым, что они сделали, был смачный удар Финру в челюсть. Парень не удержался на ногах и упал в руки Кэрите. Сигурд подлетел к Варе и сказал, что пятерым с таким количеством не справиться и что им надо бежать. Варнатуар утвердительно кивнула, сглатывая тягучую от волнения слюну. В следующую минуту они уже бежали все в разные стороны: Кэрита – к себе домой, Гуннар и Финр сиганули по направлению амбара деда первого, так как добрый и седовласый мужичок вечно прикрывал шпану у себя на задворках, а Варя и Сигурд рванули в сторону леса.
Бежать уже не было сил, сердце готово было выпрыгнуть из груди, требуя немедленной остановки своего носителя, а покалывание в боку говорило о том, что нужно лечь. Сию же минуту. А им уже практически наступали на пятки трое мужланов.
- Надо разделиться, – зачем Варнатуар предложила это сделать – неизвестно, но парень, не думая, согласился и свернул по правую руку. Туда, где обычно он охотился.
Варя же побежала дальше прямо. К сожалению, за  Сигурдом свернул только один, двое же продолжали преследовать девчонку. Барди буквально влетела в лес, тяжело дыша. Ветки больно царапали лицо, а костяшки сбивались о кору встречающихся ей на пути деревьев. Сил и реакции от устали не хватало, чтобы вовремя уклониться от могучих стволов. На психику давило еще и то, что ее почти догнали, швыряли в нее камни. Все тело ломило, на коже стали проявляться первые синяки. И Варе началось казаться, что это все. Но вдруг она увидела просвет. Лицо обдало прохладой. Так, словно она приближалась к озеру. И Барди ускорилась.

+2

3

Разрезая ветви могучих деревьев, в грудь воткнулась последняя золотая стрела заката. Пальцы прошли сквозь ее невесомое острие, а голову посетили мысли о столь быстром выстреле солнца. Око утопало в горизонте, и мрак поглощал густоту летнего леса в графстве Ойстейн. В глубине чащи всегда темнело быстрее, пусть долину ещё и освещали лучи. Ему нужно было именно это. Чтобы день закончился скорее и гул города прекратил дергать за тонкие струны нервов.
К этому никак не привыкнуть - окружению из простолюдин. А ещё тяжелее принимать участие в их жизнях, решать проблемы, и осознавать, что теперь ты несёшь за них всю ответственность. За два года полного погружения в правление и политику, он так и не сумел освоиться. Раньше ведь было с кем советоваться, на кого положиться. А сейчас пустота. Он остался совершенно один. Возможно, именно поэтому он часто уходит из дома. Хочется объединить душевное состояние с физическим. Пустота в душе - пустота вокруг.
Водная гладь небольшого лесного озера из бирюзового, поменяла оттенок в темно синий. Так-то лучше. Вокруг все становиться схожим с внутренним состоянием. Он тяжело вздыхает, и бросает небольшой камень в воду, а после замирает, будто смакуя в голове звук ее всплеска. Его отчётливо слышно, ведь вокруг почти абсолютная тишина. Рядом нет даже лесных зверей, ведь дикая животина, чувствуя опасность, мгновенно пытается ее избежать. Дело в том, что среди деревьев сладко спал Витарр. Его выдохи изредка можно было услышать даже с берега озера, на котором расположился Сумарлит. Мужчина лежал спиной на земле пожёвывая длинный, жёлтый стебель травы и наблюдал за плывущими в небе облаками. Самое идеальное положение, по его мнению. Ничего не мешает, расслабление, покой и тишина.
А ведь не всегда он был таким. Не всегда у него были такие вкусы. Оглядываясь назад, в прошлое, можно понять, что разница между ним старым и прежним, очень велика. От него ушел тот человек, кто подбрасывал дрова, разжигая и поддерживая огонь, что пылал в душе. Кто хранил все его тайны, знал настоящего Бергтора. А знал, потому что был той же крови и плоти. Арлетта, ее образ никогда не покинет его память. Вина за то, какая участь ее настигла, всегда останется с ним. И сейчас вспоминая самые отчаянные поступки в жизни, так приятно понимать, что все они были совершенны на пару с сестрой. Нет больше того, с кем граф мог бы чувствовать себя настолько свободно. Горько. Как же горько это осознавать. И сейчас только одиночество приносит счастье. Разве может он рискнуть снова и подпустит к себе хоть кого-то, настолько близко.
Сумарлит был ещё молод, и, руководствуясь именно этим, бароны его графства то и дело пытались всучить ему в жены своих дочерей или сестер. Мол, негоже мужчине в таком возрасте оставаться одному. Однако граф не славился особым терпением и не любил церемониться. Возможно, именно с этого и пошли слухи о его характере, который никому не пришелся бы по вкусу. Но удивляться ведь тоже глупо. Привыкший решать проблемы физической расправой и прямолинейностью, как в словах, так и действиях, разве может быть в правлении милосерден? Естественно нет. Вот и бывший Маршалл решал проблемы самым удобным для себя способов, посеяв страх в сердца собственных поданных. Запугал даже уличное рванье, думающие, что они подходят под определение "опасные". Да, эти люди запугивали нищету. Количеством мужланов привлекали к себе внимание и наводили страх. Вот только с графом это не прокатило. Важно ли дракону, сколько отребья выжигать на пути? Расстроит ли садиста количество потенциальных жертв? Жестокого садиста? Садиста в трауре? Сумарлит бы улыбнулся в ответ на эти вопросы.
Казни, пытки, унижения. Все это в его духе. Каждое насекомое, мнящее себя чем-то важным, будет накрыто куполом его авторитета. Смеющие иметь желание из-под него выйти будут жестоко наказаны. На его землях - по его правилам, другого не дано. Он знает, что страх самое сильное чувство, способное подчинить кого угодно. Бесстрашных не существует. На каждого есть свое воздействие, если не физическое, так моральное. Он знал в этом толк и пользовался знаниями по максимуму. В отличие от уличного сброда, его учили убивать, и он в этом профессионал. После сражения с королевскими войсками, проливая кровь на поле боя - количеством его уже не напугать. Граф знает, что собой представляет месиво из трупов, крови и кишков. А самое ужасное, что подобное ему нравится.
Но, от всего нужно отдыхать и даже от занятий, которые приносят удовольствие. Вот и лежит он, залипая в облака да пережёвывая сухую траву. Но разве в жизни может все проходить так, как планировалось изначально? Мар в это точно не верил. Убедился и сейчас, когда неподалеку послышался хруст веток и шаги.
- Как муравьи, мать вашу. Никуда от вас не деться. - рычал мужчина, поднимаясь с земли и оборачиваясь на шум.
Из кустов вынырнула белокурая девчушка, по лицу которой было сразу все ясно. Садист он или кто, чтобы не увидеть страх в чужих глазах? Но раз на то пошло, то и жалость в нем не присутствует. Перед ней сидит уж точно не герой, который кинется с расспросами о случившемся. Граф был зол на нее. Нарушать его покой позволительно только его родным.
Мужчина сел, подогнув одну ногу в колене, и исподлобья глядел на девушку.
- У тебя есть пять секунд, чтобы исчезнуть с глаз моих долой. Иначе страх который ты испытываешь сейчас, вскоре покажется тебе радостью, в сравнении. - тихо, уверенно и спокойно, а тон сравним с звуком звенящей стали.

Отредактировано Sumarlit Bergtor (2019-03-06 09:48:41)

+2

4

Внутри все жгло так, словно Варя побывала в пучине преисподней. Хотелось неимоверно пить. Саднило щеки, расцарапанные ветками, и костяшки пальцев, сбившиеся чуть ли не в мясо. Изнутри, откуда-то снизу, наружу пробирался неприятный ком рвоты с привкусом страха. Даже думать не хотелось, что с ней сделают её преследовали. А они практически нагнали её. Она ощущала себя зашуганной мышью, с которой заигрывал дворовый облезлый кот, чья шерсть так и кишела блохами. Казалось, ещё чуть-чуть, и она попадётся в капкан судьбы. На мгновение в голове пролетела мысль, связанная с не очень хорошим исходом событий для довольно хорошенькой пятнадцатилетней девчонки. Правда, если, конечно, её отмыть от уличной пыли. И желательно зашить еще рот. Но Варя продолжала бежать.
Солнце практически село за горизонт, окрашивая вечернее небо всеми оттенками красного и золотого. Вся эта красота отражалась в водной глади лесного озера, хорошо спрятанного от посторонних глаз, словно природа не хотела видеть здесь никого, кто может потревожить её покой. Только вот Варнатуар этой красоты не замечала. Стоило ей выскочить на столь прекрасное место, как напоролась на мужчину. Она с опаской вглядывалась в спокойные голубые глаза, источающие угрозу. Барди пробила дрожь, кожа покрылась мурашками. Из головы вылетели напрочь и погоня, и усталость, и боль в грудной клетке от бега. Сбившееся дыхание стало немного выравниваться, давая девчонке вдохнуть полной грудью. Только вот сама она даже забыла, как дышать. Взгляд исподлобья навёл на Варю такой неподдельный ужас, что хотелось упасть ниц, свернуться калачиком и лежать так, не произнося и слова и дрожа от страха.
Она сделала шаг назад, но почувствовала за спиной чужое присутствие. Барди слегка повернула голову и наткнулась из садистский взгляд двух парней, которые тянули к ней руки. Западня. Инстинкт самосохранения просто орал от ужаса в голове у девчонки. Варя оцепенела. Она не знала, что ей делать, как поступить в такой ситуации. Страх усилился. Но стоило ей оказаться в клешнях одного из преследователей, как тело само среагировало. Варнатуар резко и четко с силой, на которую только могла быть способна мелкая девчонка, запрокинула голову назад в надежде, что попадёт парню в нос. Она ни на что не рассчитывала, однако хватка ослабла, и Варя смогла выбраться. Ноги сами понесли её в сторону неизвестного ей мужчины.
Кто-то ей сказал один раз: «из двух зол выбирай меньшее». Только вот Барди не знала, что из этого меньшее зло, а что нет. Просто на реакции, на инстинкте она рванула в противоположную сторону от угрозы, которая преследовала её все это время. Вот только сиганула она в распростертые объятия другой опасности. На половине пути она грациозно зацепилась ногой о камень и полетела лицом вниз. Желание свернуться калачиком на траве от страха воплотилась в реальность не так, как ожидала Варнатуар. Она с опаской подняла голову на голубоглазого мужчину. И, пересилив весь страх и ужас, с мольбой в глазах взглянула на него. Она надеялась на то, что этот мужчина сможет навести такой же страх ещё и на её преследователей.
Теплая струйка стекла по подбородку. Кажется, итогом падения стала разбитая губа. И вот сейчас, как и эта тоненькая струйка, у Вари были так же натянуты нервы.

+1

5

Девушка сделала шаг назад, а брюнет одновременно с её действиями, облегчённо выдохнул. Однако, рано обрадовался желанному одиночеству. Ему пришлось даже прищуриться, чтобы разглядеть издалека, да ещё и сквозь заросли, чьи голоса пролетели вскользь, едва задев чуткий слух графа. Сомнений в том, что девушка была в мужской компании, не было. Его раздражал сам факт того, что этой парочке приспичило уединиться у озера именно тогда, когда он в коем-то веке к нему выбрался. Был уже готов рявкнуть, только странные сомнения относительно количества народу в кустах, посетили его голову. Нет. Чуть позже уже не сомневался - был уверен в том, что слышно два разных мужских голоса. Впрочем, это никак не повлияло на его планы и уже успевшее испортиться, настроение.
Едва он успел опереться на руки, чтобы подняться с земли, оголтелая снова вылетела из кустов. И Мар заметил, что в этот раз, ее скорость была значительно выше. Настолько, что девка даже под ноги не успевала смотреть. Не успела, вот и влетела моськой в зелёный газон изо мха, который устилал все побережье. Именно это странное явление и манило мужчину. Не кристально-чистое озеро, а именно мягкий, как шкуры диких зверей, берег. Падение не должно было сильно ранить девчушку, хотя графа ее состояние, как и прежде, совершенно не волновало. Но на сей раз она слишком близко. Почти на распоряжении его вытянутой руки.
Солнце село, и с каждой секундой небосвод становился все темнее и темнее, как и лес вокруг. Граф по-прежнему гневно взирал на неуклюжую, но молчал. Мужской взгляд скользнул с головы до ног незваной гостьи. Рванье и грязь - все смешивалось с изредка видневшимися ранами и каплями крови. Испытывал ли он отвращение к ее внешнему виду? Ни грамма. Все слишком естественно, чтобы вызвать или усилить эмоции. Слишком жизненно, а для нее обыденность, постоянство. Его титул никогда не отрицал возможность быть в точно таком же виде - разорванных тканях прямо на теле, грязи и крови. Приходилось терпеть такое ни раз. Да и на войне ты особо не задумываешься о своем внешнем виде, ведь главное, чтобы защита плотно сидела. Что уж говорить о латниках, с которыми даже рядом стоять, порой, невозможно. Дерьмом несет за милю, как собственно и от самого поля боя. Ладно, хоть драконы выручаю - запах жжёной плоти даже такую мерзость перебивают. Можно ли вообще говорить о том запахе? Скорее достаточно просто рассказать, что по его вине выворачивают внутренности наизнанку почти все, поголовно, новобранцы. Разве будет тебе в такой момент до собственного внешнего вида, когда каждый так и норовит загадить, без того многострадальные сапоги.
Лицо нищенки было близко, настолько, чтобы суметь его досконально прощупать взглядом. Наблюдение оставалось холодным, как два зачарованных синих кристалла, в которых нет никакой жизни, глаза, исследовали объект перед собой. Издалека, девочка, по причине своего  высокого роста, показалась Сумарлиту намного старше. Но после внимательного осмотра, мужчина делает вывод - перед ним ребенок. Ребенок, который, скорей всего, не на много старше его первого сына - Варга. Грязные волосы падали на лицо девочки серыми сосульками, щёки вымазаны в чем-то темном, похожем на свежий чернозем. Из губы сочилась, первое время, оставаясь чистой, алая кровь. Видимо все-таки причинила себе вред своей же глупостью. Он велел ей уходить, так взяла бы дружка и бежала обратно в таком же быстром темпе. Нахмурив брови, Сумарлит наконец заметил – за всей этой грязью, диким поведением в страхе, и капающей крови на землю, чуть глубже, если заглянуть за сальные пряди волос, на него в ответ смотрят огромные голубые глаза. 
Пока Сумарлит молча рассуждал, на побережье вышло из той же чащи, из которой вылетело это голубоглазое недоразумение, двое молодых мужчин. Он шаги и их смех услышал раньше, чем увидел два невысоких, но крепких силуэта. Они его тоже заметили, и, судя по весёлому настрою и быстрому темпу, с которым приближались к графу - эти два барана не знают к кому идут.
Смех раздражал. Ухмылки вызывали отвращение. Самоуверенность их, будила в глазах жажду лицезрения льющуюся крови. Брюнет медленно облизнул губы, выдохнул во имя покоя, а после начал вставать. Один из весёлых парней хотел подбить руку, на которую опирался Сумар, ногой. Медленно конечно. Граф выдрессирован как псина, собственной сестрой. Он может даже жрать настолько быстро, что позавидовали бы и киты, которые за один заход поглощают несколько сотен килограмм рыбы. А тут он с земли поднимается.
А вот что оказалось действительно плохой новостью, так это то, что Бергтор был взбешён и шокирован подобной дерзостью, одновременно. Когда мужчина выпрямился, его гостям уже пришлось запрокинуть головы, чтобы посмотреть своему противнику в лицо. На этом острове все решает сила, а из этого следует, что аристократы тут, полная противоположность имперским. Выше, больше, сильнее. Сила необходима, чтобы держать власть в своих руках, внушать страх, и самое главное - отбиться от тех, кто посмеет усомниться в твоём величии и праве на трон. Но Сумарлит не просто унаследовал физические данные от предков, он их пустил в правильное дело. Без пяти, рост его два метра. Сотня килограмм мышц, жил и крепких костей. Графы этих земель, все, поголовно, имели военную карьеру, и тут на озере стоит уже очень опытный боец, которому наглецы дышат в грудь почти.
Вот оно превосходство. Когда нет титула, нет даже физического контакта. Он просто стоит перед ними, его дыхание, выдает сбитое эмоциональное равновесие. Лицо поглощено гневом. Видимо большего и не надо было. Его возбуждает это, повышает самооценку и крепит гордыню. Как обычный человек, он вселяет в них страх. Смаковать бы вечно эти ощущения, наслаждаться бодрящими мурашками по коже. Брюнет не понял, узнали они в нем графа или просто не настолько тупы, чтобы надеяться на победу над, стоящим напротив, дылдой. Он кожей чувствовал их страх. Сквозь полумрак видел взгляд, который безмолвно молил о пощаде. Шаг, второй, они идут задом. Что-то говорят, но до его разума даже не доходит смысл их слов. Глупые улыбки и вроде бы извинения. Страх слишком быстро поработил весь функционал их тела и головы. Но Сумарлит также понимал, что бегущие обратно в чащу нищеброды, просто шпана отбитая. Они ему не только в габаритах уступали, но и в десяток лет, так точно. Что-то же хотел им в след крикнуть, но все произошло так быстро. Просто не успел. Да и вообще забыл. Но запамятовал лишь слова. Надобно закончить дело и избавиться от последнего паразита, который портит ему отдых.
- Вставай. - он обернулся к девочке.
И вот только дошло. Не было никакой парочки. Эта быдлота по ее душу наведывалась. Все-таки он поражался тупости отребья. Не попытайся тот парень свалить брюнета, сразу оборвав хладнокровие к своей персоне, и граф возможно позволил бы забрать им эту девочку и свалить шустро. Но о чем он вообще. Откуда у них не то что здравое мышление, а мозги. Сколько до города отсюда? Далеко. И ведь они за ней неслись аж до озера. Он покачал головой, разочарованный собственным выводом.
- Ты глухая? Ээээй? - Мар пощелкал пальцами у лица и ушей девочки.
- Вали говорю отсюда. Всё, тебе больше ничего не мешает. - он говорил это громко, каждое слово проговаривая почти по слогам.
Мужчина поднял голову вверх и посмотрел уже на темно-синее небо, украшенное белыми огнями предков. Столько времени свободного потратил впустую. Надо бы уже возвращаться домой. Арне последнее время плохо спал, и отцу приходилось брать его к себе в постель. Мальчика мучили кошмары, и Сумар будил его, как только сын впадал в панический страх. В такие моменты, кажется и у его отца начинала подступать к горлу истерика. Сколь сильна забота и любовь, что мужчина, способный одним своим видом запугать отморозков, поддается панике из-за кошмаров собственного чада. Стоило только вспомнить, как озеро уже и не тянет так к себе, а одиночество не столь желанно. Дети. Он понимал, что живёт ради них.
Бергтор снова посмотрел на девочку. Она ведь тоже чей-то ребёнок, за которого могут переживать. И вот он готов от противоречия собственных чувств, вывернуться наизнанку. Да потому что если с такой точки зрения рассуждать, то он ещё и как-то благородно сам себя почувствовал. Кажется, его от этих мыслей всерьез затошнило.
- Домой иди. Родня, небось, извелась вся. Нахлестают тебе по самые не балуй. А я помолюсь, чтобы сильнее досталось. Может, поймёшь, с кем стоит водиться, а с кем нет. И, вобьешь в свою маленькую голову, что, если тебе говорят брысь, ты должна в ту же секунду исчезнуть. - закинув на плечо легкий плащ, всадник направился в гущу леса.

+1

6

Варя никогда не думала, что она когда-нибудь почувствует неимоверной ужас от одного лишь взгляда. Жёсткий взор обрушился так, словно на девчонку вылили ведро ледяной, пробирающей до костей воды. Внутри все затрепетало, руки и ноги задрожали, а поперёк горла встал колкий ком, раздирающий мягкие ткани. Хотелось кричать, но во рту все пересохло, и любые звуки так и застревали где-то на уровне гланд. К глазам подступали слезы, но так и не скатывались по расцарапанным щекам. Пелена затуманила взор, уши заложило. Варнатуар с трудом понимала, что происходило вокруг неё. Она, как зверёныш, вертела головой, пытаясь понять, что все-таки было и чем закончилось. Ужас не отступил даже тогда, когда двое преследователей, сверкая пятками, рванули в обратную сторону. Барди все также продолжала лежать на земле, зарываясь ногтями в зелёный, покрытый вечерней росой мох. Сердце глухо билось в грудной клетке о рёбра, словно маленькая птичка, пытающаяся выпорхнуть из клетки. Каждый удар отчётливо эхом разносился по всему телу, больно ударяя в затылок, виски и уши.
Варя никогда не считала, что чем логичнее человек и чем сильней в его голове причинно-следственные связи, тем непоколебимей его уверенность в том, что весь мир логичен и здравомыслящ. Так уж случилось, что Варнатуар Барди была отчаянно, буквально преступно нелогична и непоследовательна. К пятнадцати годам ее неимоверно веселые и неадекватные устои, нарисованные ей самой поверх реального мира, обрели костяную прочность и стали девчонке вторым скелетом, окружив подобно панцирю. Но, несмотря на все это, Варе больше нравятся именно те, кто относится к тем самым наивным упрямцам, что раз за разом возвращаются к ошибочным суждениям о мире, который, на самом деле подчинён, хаосу. И она видела в своем спасители именно такого человека. Однако, его слова выбили Барди из колеи своей абсолютной неожиданной нелогичностью. То он ее грубо и жестко прогоняет, то проявляет какое-то несусветно странное беспокойство, скрытое за маской безразличия. Окаменевшее состояние сразу спало, оцепенение пропало, и Варя, растерявшись, сразу попыталась вскочить на ноги. Но и без того не располагающая хорошей устойчивостью в сегодняшний день, Варнатуар каким-то чудом снова не упала в землю лицом. Но частичный контроль над положением тела  был полностью растерян, и потому нехитрое движение вновь заставило ее неуклюже покачнуться и приземлиться на коленки, словно хватающийся за соломинку отчаянный утопающий.
- Стойте, подождите – наконец ноги послушались, и Барди, растерянно нахмурившись, рванула вслед за мужчиной.
В этот момент до Вари дошло, что она натворила. Внутренний дух дворовой девчонки морально пролетел по всей поляне с такими кувырками и кульбитами, что голова пошла кругом. Варнатуар замешкалась буквально на секунду, но после шумно выдохнула и вновь сделала шаг. Ей показалось, что после сегодняшнего дня, рисковать она имела полное право. Тем не менее, теперь главное было суметь вовремя  остановиться - одна победа не даёт ничего, кроме пустой самоуверенности и шанса упасть еще ниже, чем было вначале.  Варя играла все в те же карты, но ставки чуть выше и чуть ценнее – безопасность, жизнь, будущее, а цена проигрыша выше гораздо. Азарт, разыгравшийся где-то внутри, вызывал на пухлых губах Барди едва заметную ухмылку, которая вызывала желание сыграть еще партию, но мужчина, кажется, это желание совсем не разделял.

Отредактировано Varnatuar Bardi (2019-03-12 18:59:38)

+1

7

Этот лес всегда был таким - не сравнимым ни с одним другим лесом материка или Авалона. Не все могут без задней мысли ступить в глубины его чащи. Колдуны говорят, что он полон различных духов и жизнь кипит где-то там, куда не проникают даже лучи обеденного солнца. Но такие как граф, этого никогда не увидят. С судьбой не поспоришь, а с волей богов тем более. Перед тобой всегда, почему то, стоит выбор. Он стоит ещё до твоего рождения, и Сумарлит искренне верит, что сделал ставку на правильное направление. По крайней мере он не жалеет. Не жалеет, что не помнит, не жалеет о том, какой путь проделал и что повидал, пережил, прочувствовал. Признает, что трижды сломался, трижды похоронил душу в живом теле. Признает и не стыдится, потому что сам вытаскивал свою морду из грязи, поднимался с колен и аккуратно склеивал разбитые части души воедино. Внутренний стержень гнулся, а он нагревал его драконьим пламенем и ковал то, что становилось только прочнее. Предками переданная стойкость, а за ней сила. В нужный момент они спасают. Когда рушится первое, второе возводит его заново, а если потрачено второе, первое закрывает его непробиваемым щитом. В его венах кровь дракона, тело держало и будет держать любой натиск или напротив, идти тараном. Он все чувствовал на себе, делал своими руками, отключал разум в нужную минуту и смотрел ясным взглядом вперёд, чураясь самообмана. Да, он сделал правильный выбор в самом начале, пусть даже не помнит оного. Забрал могущество драконов, отказавшись от божьего. И плевать он хотел, кто водится в этом лесу и кого он не видит, ему и не надо. Зато они его видят, они его слышат. Так пусть любуются силой, взращённой без магии, но достаточно весомой, чтобы назвать ее «даром богов».
Снова это небольшое озеро в глубинах голого леса, снова эта девчушка и такой чистый, одинокий воздух вокруг. Лучи обеденного светила без труда пробиваются сквозь кромки деревьев, заставляя поверхность водной глади, драгоценно блестеть в тенях густой листвы. Он опять лежит на спине, лениво ерзая лопатками по мягкому мху, застелившему все побережье. Облака, там, наверху, почти не движутся. Мужчина заметил уже давно, что ветер постепенно стих, накрывая чащу леса полотном тишины. Но сквозь эту самую тишину, он слышит тяжелое дыхание. Тяжелое женское дыхание, но на этот раз его лицо расплывается в улыбке.
- Я просил тебя размяться, а не вымотать себя ещё до начала полноценной тренировки. Ты тяжело дышишь, отдохни. - он широко зевнул и встал с земли.
Чем крупнее человек, тем быстрее он устаёт, и хоть ты разбейся с высоты драконьего полёта, так будет всегда. Но. Это если говорить о стартовых физических возможностях, которые даны богами. К счастью, все можно усовершенствовать и добить до собственного придела. Выносливость - это основа, без неё ты боец пятиминутка. Хотя, кто-то и минуты не выдерживает в стычке с более шустрым противником. Пропорции тела всегда могут подсказать, какой стиль боя предпочитает человек, стоящий напротив. Конечно, не в любом случае, можно правильно расставить приоритеты и развесить ярлыки, а ошибка как в разведывательном отряде, так и в ордене дракона, всегда чревата ранением или смертью. Но ошибиться, предположив, что против тебя не тот, кем на самом деле является угроза, не всегда проигрыш. Можно заучить кучу приемов, слабых мест и ловушек, научиться вычислять стилистику сквозь плащи, но это никогда не будет равным собственному мастерству. Если ты сам хороший боец, то бояться и вычислять что ты можешь, будут уже другие. В случае Бергтора, это стандарт. В случае новой шпионки - факт который необходимо исключить из жизни, провал, сулящий скорую смерть. Если граф волен пугать внешним видом и оставаться в памяти у недоброжелателей, то она должна делать своё дело так, чтобы никто потом не вспомнил о ней ничего. Совершенно разные цели, так почему они у озера наедине, и без сомнений собираются тренироваться? Потому что мужчина видит - девочка выросла, и теперь ее внешние данные совершенно не вписываются в должность шпиона или разведчика. Она слишком заметна, ее внешность легко запомнить. Скорее его ошибка, недооценил юмор богов.
- Ты в курсе, зачем я притащил тебя сюда? - мужчина поднял руки, и потянулся вверх, издав тихий сонный стон.
Он стоял спиной к своей, пока что, собеседнице. Никак не мог оторвать взгляд от озера, вода которого отливала чистейшей бирюзой. Но взгляд никогда не мешал рукам. Сумарлит сбросил с себя легкий пыльник, который был похож на тонкий плащ, после чего остался в темной тонкой рубашке. Одежда на нем была просторной, но в то же время нигде не свисала, не тянула и вообще не затрудняла движения. Начав с плеч, мужчина стал медленно разминать сначала верхнюю часть тела, после чего уделил несколько минут ногам.
- Ты слишком высокая для работы, которую я хотел тебе предоставить. Ещё и не можешь осилить собственные параметры. Таких разведчиков вырезают первыми. - он медленно повернулся к девушке, окидывая ее профессиональны взглядом.
Смотрел на руки, ноги, торс, грудь (потому что это дополнительный вес), после чего, как-то уж слишком безнадежно покачал головой. Пусть всем своим видом граф и показывал, что на девушке вот, только что, поставил крест, сам усердно напрягал мозги, вспоминая тренировки ордена и пытаясь сообразить, что полезного можно выжать с того, кто перед ним. Капитан разведки сам признал, что ничего не может сделать. Ещё бы, этот клоп по пояс, наверное, своему же ученику. Говорил, что девушке необходимо другое направление, и определено намекнул на своего господина. Сумар и сам понимал, что, если бы она была всадницей, и досталась хорошему наставнику, спустя несколько лет он бы услышал о ее знаменитости. Из неё вышел бы хороший воин. Но, боги решили иначе. Он по поведению Витарра понял, что Варнатуар дитя драконьей крови, посланное в мир ради сражения.
- Не быть тебе шпионкой, если не научишься хотя бы свои сис…, вес свой таскать в ускоренном темпе. Тебе нужна выносливость. Сначала выносливость, потом скорость. И возможно, при должной нагрузке и усердии, ты сможешь хотя бы претендовать на должность разведчицы.
Ох уж эти карлики... В поместье, когда она стояла в компании капитана и ещё двух слуг, он действительно видел, в чем заключается претензия разведки. Но сейчас, наедине, девушка ничуть не кажется Сумарлиту рослой. Ясное дело, что по себе мужчина сравнивает. Однако именно в сравнении с ним, она миниатюрна и не высокая. И.... И тут он заметил, что перед ним не ребёнок. И даже не тот подросток, который шантажировал его в горах. Поймав самого себя на слишком заинтересованном взгляде, мужчина на мгновение завис. Как же он не заметил таких кардинальных изменений ещё дома, ну или хотя бы в полете сюда? Образ грязной нищебродки, который всплывал в его воображении при упоминании ее имени, как-то сам собой испарился. Похоже к порогу пробирается старость.
- Ну, покажи хотя бы, чему ты научилась за время, проведённое в отряде. - он повернулся к девушке всем корпусом, и подошёл ближе, оставляя между ними около метра.

Отредактировано Sumarlit Bergtor (2019-05-08 12:52:12)

+1

8

Все всегда говорили, что одиночество — это плохо, что это изгнание в себя. Варнатуар так не считала. В свои 18 лет она любила быть одна, уходить в себя, проводить дни наедине с собой, позволяя себе такую роскошь. Вар просто необходимо было быть наедине с собой. Просто иначе это была бы уже не Варнатуар Барди. Она в любой момент могла вновь оказаться в центре большой и шумной компании сослуживцев, готовившихся стать хорошими шпионами и разведчиками графа. И ей это нравилось. Однако чаще всего она все же сбегала от обыденности, гама и смеха. Могла спрятаться где-нибудь в укромном месте и просто сидеть, думать, размышлять о том, что было бы, если бы она не встретилась три года назад с графом. Как бы сложилась ее судьба и что она бы делала сейчас? Наверняка сидела бы у какой-нибудь таверны в компании таких же, как она, и обводила глупый народ вокруг пальца. Нет, Вар и сейчас иногда так делала, сбегая по ночам в кабаки. И все же ее жизнь кардинально изменилась. Больше не было тех беззаботных и довольно опасных дней, не было картежного азарта и мерцающих перед глазами монет. Но Барди не жалела. Сейчас она каждый день пахала, как проклятая, доказывая, в первую очередь, себе, что она сильная, что она справиться со всеми трудностями. И все равно она не могла добиться желаемого результата. Каждый день она слышала насмешки, издевки и задорные ухмылки в свою сторону. Даже ее наставник, все время смотря на неё, в безысходности качал головой и что-то неутешительное ворчал себе под нос, хмуря густые брови. А Варнатуар словно не замечала. Она все усерднее тренировалась до невыносимой боли в мышцах, до скрежета зубов и судорог в ногах. Ей хотелось показать себя, стать лучше. Ей хотелось увидеть довольное лицо ее спасителя и удивление в его глазах. Она была ЕМУ обязана. Она дала себе слово, что вернёт ЕМУ долг. Но время шло, и Барди начинало казаться, что все бестолку, что она зря проделывала все те манипуляции, благодаря которым сейчас находилась здесь, на тренировочном поле. Да, она превосходила многих своих ровесников по силе. Но этого было недостаточно. И девушка это понимала.
Сейчас Варя сидела под раскидистыми ветвями дерева и восстанавливала дыхание. В голове всплыл момент, когда капитан дал ей легкий подзатыльник со словами, что на одной грубой силе задание не выполнить.
Ещё Варнатуар была слишком высокая. Ей было сложно справляться со многими задачами на тренировках. Нагрузка всегда была для всех одинаковой и равной. А так как девушка была практически на голову выше чуть ли не всех своих знакомых по подготовке, нагрузка была неподходящая по ее параметрам. Ей было сложно распределять свои силы, из-за чего чаще всего выдыхалась одна из первых. Да, спарринги в основном она никогда не проигрывала, обычно заканчивая бои захватами, которые с небывалой для девушки легкостью проворачивала. И все же ей нужно было не это. Даже капитан не знал, что делать с этой непутёвой и, казалось бы, безнадежной девицей.
Варнатуар тяжело вздохнула и потянулась. Солнце стояло высоко, а она уже устала. Хрустнув спиной, девушка обернулась и наткнулась на угрюмый взгляд капитана. В районе рёбер что-то кольнуло, и Варя попыталась выдавить из себя что-то наподобие улыбки. Не вышло. Мужчина тяжело вздохнул.
- Тебя хочет видеть граф.
Наставник ответа так и не дождался, лишь молча развернулся и направился в поместье. Пожав плечами, Барди направилась за ним. Но ноги предательски задрожали, когда до девушки дошёл весь смысл сказанных ранее слов. Она была не готова так рано встретить того, ради которого она выворачивала себя чуть ли не наизнанку.
- А почему так рано? Вы же сами говорили, что я ещё не готова!
Мужчина остановился и развернулся. Варя отпустила голову и встретилась с усталым взглядом карих глаз. Сколько сегодня эмоций этот худощавый капитан сменил? И все в одной и той же стези: то разочарование, то усталость, то безысходность, то смирение. По-другому он не смотрел на свою подопечную.
- Поступил приказ. Как сказали, так я и делаю,  — остальной путь прошёл в полной тишине, собственно, как и встреча с самим графом, и полет на драконе, которым Варя не переставала восхищаться ещё с первой встречи.

Отдышка мешала нормально и правильно соображать. Как и всегда, Варнатуар не смогла правильно распределить нагрузку, привыкнув к той, что была на тренировках. Она мысленно дала себе звонкую оплеушину.
- Дура, ну сколько ж можно. Перед тобой тот, ради которого ты и проделала весь этот путь. Что же ты творишь?
Хотя сказать было сложно, что граф стоял прямо перед ней. Он лежал на мягком мху, как и при первой их встречи. Вар оглянулась, и улыбка дрогнула на ее лице. Она ещё несколько раз приходила в это место после того рокового столкновения три года назад. Зачем приходила? Она сама не знала. Может, ей просто здесь нравилось, может, глубоко внутри надеялась на новую встречу. То, что она вновь увидела этого мужчина в горах не так далеко от леса, было обычной случайностью.
Мужчина поднялся и с укором посмотрел на неё, произнося столь привычные для уставшего после физической нагрузки сознания слова. Варя согнула ноги в коленях и опёрлась о них руками, опустив голову. Она знала и осознавала данный факт. Она слишком быстро уставала. Ей было неуютно, стыдно и неудобно перед тем, кому она должна. Барди сконфузилась и сдавленно улыбнулась, поднимая голову. Наконец-то она смотрела на кого-то снизу вверх. В сравнении с сослуживцами девушка всегда выглядела забавно и комично. А рядом с ним она чувствовала себя собой, в своей тарелке. Ей было сложно признаться себе, что она глубоко внутри себя восхищалась этим человеком. Но улыбка, вырывающаяся вечно наружу, была тому доказательством. Ей хотелось узнать его получше. Рядом с ним у неё не получалось вести себя по всем правилам и нормам, так, как надо общаться с графом обычному рядовому, простой девчонке из отряда. А хотела ли она этого? У неё было нечто большее, чем обычное уважение. Она, даже толком ещё не зная графа, доверяла ему. А с теми, кому ты доверяешь, не нужны формальные союзы.
Она выпрямилась и задрала голову. Напротив неё стоял высокий широкоплечий мужчина с горой мышц и пронзительными голубыми глазами, которые с интересом разглядывали Варю. Девушка слегка дернула бровью и стушевалась. Ей казалось, что сейчас Сумарлит покачает головой, словно ее капитан, развернётся и уйдёт со словами, как все безнадежно и бесполезно. Но он продолжал стоять. А после и заговорил.
Собственно, те слова, что граф ей говорил своим глубоким и размеренным голосом, Варя постоянно и слышала. Так часто, что просто уже привыкла к ним. Поэтому, после того, как мужчина проговорил последний слог, Варнатуар лишь кивнула и нахмурилась, пытаясь понять, что будет дальше. И она ждала всего, но только не того, что граф предложит ей проявить и показать навыки, которые она обрела за время тренировок.
Варя, кажется, забыла, как дышать. Пальцы затряслись, а ноги предательски подкосились. Но на ногах она все же удержалась. Упасть в грязь лицом, — где-то и когда-то это уже было, — перед этим человек не хотелось. Барди облизнула пересохшие губы, проглотила вставший комок нервов поперёк горла и, слегка прищурившись, встала в стойку, поставив опорную ногу назад.
Вар видела колоссальную разницу между ними. И будь она сейчас, например, в привычной среде пред кабаком, она бы даже не сунулась, давая себе полный отчёт в том, что не выстоит в таком поединке. Голубые глаза за секунду окинули мужчину с головы до ног. По сравнению с ним она была все ещё мелкой девчонкой пятнадцати лет. Но отступать и предавать свои принципы и цели было не в ее правилах и привычках. Она пообещала себе. Она выполнит это обещание.
Короткий выдох. На долю секунды прикрытые глаза, и выпад. Один удар правой рукой в скулу, левой снизу в подбородок и замах правой ногой.
Варя не знала, получится ли у неё хоть немного зацепить графа. Но эта комбинация ударов всегда давала ей большой шанс на победу в спаррингах. Но сейчас не тренировка, и дерётся она против здорового, обученного и опытного противника намного выше неё, а не против ровесников, таких же учеников, как она сама, да к тому же ещё и ниже. Было страшно. Сердце замерло.

Отредактировано Varnatuar Bardi (2019-05-02 18:57:41)

+1

9

Не трудно догадаться, что тебе собираются бить морду, когда человек напротив встаёт в боевую стойку. Вообще, он конечно предполагал, что именно это, первым, придёт в голову девушке. Точнее он был в этом уверен, хотя просил обобщенно. Драконья кровь выделяется, и от этого никуда не деться. Даёт ту саму решимость и силу, способную побороть все чувства, во имя достижения цели. Именно это когда-то сделало драконьих всадников теми, кто они есть. Ведь сколько должно быть духу, чтобы хватило на попытку приручить дракона. А амбиций сколько, надеясь подчинить сильнейшее существо в мире? Вот о том и речь, что слишком много. На месте девушки, любой другой ученик разведчика сломал бы себе голову, но придумал как отмазаться от боя. Он бы нашёл лазейку в просьбе. А она быстро приняла решение, подавила противоречия, и напала. И ведь не знает, предпримет ли он какие-то действия в ответ, или нет.
В мире все закономерно. Много весишь, двигаешься медленнее. Двигаешься быстро, реагируешь соответствующе. Человек всегда может проследить за своими движениями, из этого следует, что если кто-то быстрее тебя, для него ты читаем. И если он быстрее бьет, то заметит твой замах раньше, и может помешать. Чтобы двигаться быстрее, нужны мышцы, развитое дыхание, отсутствие мешающих этому факторов, ну и выносливость. О последнем, он уже сказал. Капитан пусть и хороший разведчик, и опыт у него есть, но он ошибался в том, что Варе мешают параметры. У каждого есть особенности, выделяющие его на фоне других. Жаль, что в разведке учитывают лишь внешние данные. После того, как карлик-сопляк вздумал спорить об этом с Сумаром, последний не на шутку оскорбился и решил показать глупцу реальность. Он не любил, когда с ним спорят, ненавидел, когда сомневаются в его военном опыте и знаниях. Сделать из Варнатуар шпионку, стало принципиальной задачей для него.
Брюнет заметил разворот в корпусе девушки, и дождался пока она бросит руку. У него очень хорошая реакция, и не смотря на габариты, граф на редкость ловкий. Ну а вообще, он слишком много тренировался и воевал, прочесть по движениям не проблема для него. Поскольку у них была ощутимая разница в росте, и девушка вместо того чтобы шагнуть вперёд, убрала ногу назад, мужчине достаточно было тоже, быстро сделать шаг назад. Его шаг увеличил дистанцию до того, как кулак девушки достиг своей цели, а уже последующие действия были бесполезны. Даже на замах ногой можно было не реагировать - слишком далеко. На лице мужчины появилась яркая улыбка, он убрал руки назад, сомкнув их за поясницей. Доволен тем, что приемы девушки были, в принципе, выполнены неплохо. Да и то, что она решилась начать бить ему рожу, повеселило.
- Как легко, да? Используя голову, экономить энергию. Скажу, что тебе тоже, не мешало бы. Всего лишь шаг. А он мог сделать из нападавшего – жертву, если б я кинул сейчас в тебя какой-нибудь клинок. - не смог сдержать смех, но хохот продолжился не долго.
- Ты уверена, что в разведке основным является навык рукопашного боя? Если тебя только этому учили, у меня намечается серьёзный разговор с капитаном. - он продолжал улыбаться.
Ну конечно он сам ее спровоцировал на это, и упрекать, казалось бы, не красиво. Однако Сумарлит таким образом преподал первый урок девушке. Нельзя слепо вестись на провокации. Хотя сам постоянно грешит. Но между ними огромная разница, и в ремесле, в том числе. Одни и те же слова могут нести разный смысл, а под выражениями могут спрятаться абсолютно противоположные. Ее обязанность - нести ему информацию, и для него самого важно проверить способность девушки определять правильный смысл слов.
- Вот тебе первое мое наставление. Слушай и обдумывай. Ищи свою выгоду или брешь, которая ее принесёт. Если бы ты подумала лучше, или вообще подумала, одышка бы уже прошла. Ведь могла и о правилах отряда мне рассказать. - смеётся, снова приближаясь к девушке.
Бергтор с самого утра был в отличном расположении духа. Дел не было, а с фермы приходили хорошие новости. Вот только даже полный провал девушки не смог бы в сумме с хорошими обстоятельствами, довести его до искренней улыбки. Но улыбается и понимает, что это, мать её, зараза. У Варнатуар чертовски заразная улыбка, и он заразился. Вообще, подобное совершенно не свойственно ему. Да он строит из себя вечного весельчака, но, чтобы начать улыбаться действительно искренне, просто потому что находящийся рядом человек в хорошем настроении... Нет, это работает только если мужчина в компании родных. Тогда что вообще происходит?
- С сегодняшнего дня ты в отряде не занимаешь. Капитан сказал, что ты бесполезна. - более серьёзно начал он.
- А поскольку я с ним не согласен, ты на моем обучении. И когда будешь готова, вернёшься обратно в отряд.
Сумарлит знал о том, что голубоглазая думает, что в долгу перед ним. Для него было непонятно ее желание отдать долг, учитывая то, что она его уже, вроде как, отдала. Точнее, никакого долга и не было. А если ещё точнее, он вообще не понимал, что произошло тогда. Девка как вот упала рядом, так и не отлипала. В горах, когда граф навернулся со скалы и его рука помимо того, что оказалась между двумя валунами, зацепилась за вьюн, наручами, она помогла ему. Конечно, можно оставить за кадром то, что навернулся именно из-за нее, вышедшей из неоткуда и напугавшей до замирания сердца. Надо сказать, что так, как шантажировала его Варя, его даже не пытали ни разу. Сумасшедшая маленькая нищенка требовала от него шанс, спасти ему жизнь. Причём если бы он не согласился, она б оставила умирать. Женская логика мужчинам не понятна, он и не пытался никогда. Но в тот день она его убила! Объяснять было бесполезно, слова пролетали мимо ушей этой мелкой. В конце концов он сдался, пообещал, а после сплавил в отряд. Однако, ее желание спасти его, не могло не смешить. При каждой встрече, мужчина вспоминал тот спор, в котором не было никакой логики. И сейчас, когда он стоит так близко, смотря на неё, понимает, что тот упёртый и бестолковый ребёнок выветрился из белокурой головы. Или остался в ней, замаскировавшись в очень даже привлекательную особу.
- И раз ты решила показать боевые навыки, давай поговорим сегодня о них. Сначала поговорим. - мужчина обошёл девушку, и слегка пнул по ноге, которую она увела назад во время стойки.
- Зачем ты сама себе проблемы создаёшь? Чтобы бить мне по морде, надо ближе стоять, а значит не назад правую уводить надо было, а левой вперёд шагнуть. - он сделал полукруг, и снова встал напротив.
- Видят боги, ты не провалилась бы с таким крахом, если метила в почки или те же яйца. Последнего, кстати, я б не ожидал. Тебе не как рыцарю надо драться, а как человеку, которому «чем быстрее, тем лучше», без всякой пометки не чести. - изогнул левую бровь, и вопросительно посмотрел на неё.
- Поняла? Если да, то ещё раз давай. Только теперь, твоей задачей будет отобрать у меня вот это. - мужчина вернулся к плащу, и достал оттуда зеленое яблоко.
- Отобрать, пока я его не съел. Ну или хотя бы коснуться. Если не сможешь в течении недели, в тренировочный час, то ты действительно бесполезна. - его лицо стало серьезным, а последнее слово он произнёс с явным презрением.
План прост, ничего необычного. Он может крутить этим яблоком час, спокойно, и знает самые примитивные способы обмана. А вот, она за неделю должна научиться отвлекать, думать головой, понимать, как важна скорость, а самое главное, это начало развития выносливости. Если он не увидит прогресса, то признает, что ошибался.

Отредактировано Sumarlit Bergtor (2019-04-30 23:36:34)

+1

10

Зрачки Варнатуар расширились, а дыхание сбилось. Еще никогда эту комбинацию ударов никто не останавливал. Как минимум один удар точно пропускали, чем девушка всегда умело пользовалась, полностью сводя возможность своего проигрыша к нулю. А чего она, собственно говоря, ожидала? Естественно, она была слабее, неопытнее, глупее. Одно неверное движение, незаметная оплошность, маленькая ошибка в дыхание и сконфуженность в мыслях. И всё. Ни один из приемов не достиг своей цели. Вар опустила руки и, вперив недовольный взгляд в лицо мужчины, нахмурилась. Усталый и разочарованный выдох вырвался из легких на свежий воздух. Девушка не привыкла вот так вот проигрывать, не нанеся ни единого удара.
Почему он смеется? Почему так весело реагирует? Неужели Барди сделала что-то действительно такое, что может так развеселить такого человека, как граф? Варя была обескуражена. Она растерянно вглядывалась в светившееся лицо мужчины и пыталась найти ответы на эти вопросы. Она растерянно окидывала взглядом аквамариновых глаз всего Сумарлита и не понимала, что происходило.
- Что такого смешного? - Вар насупилась и уткнулась взглядом в землю, рассматривая мысы своих ног, расковыривая едва влажный мох под ногами.
Нет, Варнатуар нравилось рассматривать его улыбку, искрящиеся от смеха глаза Но только в такой ситуации, не при таких обстоятельствах. Девушка подняла голову и, не сдержавшись, слегка улыбнулась. Она давно не видела графа таким.
- Нет, не считаю, - улыбка пропала, а на глаза упала тень от волос. - Но это то, в чем я лучшая. Капитан говорил, что для остального я не создана. Что бестолковая и ничего не умеющая. И что лучше мне даже не пытаться делать то, что у меня не получается. Поэтому… — Вар развела руки в стороны.
Она внимательно слушала то, что ей говорили, мысленно кивая головой в знак соглашения. Если бы только в отряде так все понятно и точно разъясняли, а не махали безучастно рукой. Варнатуар наблюдала за графом. Он сделал несколько шагов к ней навстречу. Барди пошатнулась, перенеся вес на пятки, и, чуть не потеряв от растерянности равновесие, едва ли не навернулась на пятую точку. Она не ожидала такого резкого, если можно так сказать, сближения. И, если честно, девушка в принципе еще не была готова так непринужденно общаться с Сумарлитом. Щеки налились свинцом, и Варя тряхнула головой, скрывая щеки. Она не знала, покраснели ли они или нет, но шея явно покрылась заалевшими пятнами от волнения.
Чертова генетика. Ну почему же именно шея краснеет, когда я волнуюсь, переживаю и нервничаю?!
Варнатуар шумно вдохнула носом свежий лесной воздух и выдавила из себя что-то наподобие улыбки. Она подняла голову и заглянула невинным взглядом, в какой-то мере еще детским, в глаза мужчины.
Потом граф еще несколько раз указал девчонке на ее ошибки. Она внимательно слушала и все запоминала, давая себе обещание, что, как только вернется домой, улучшит свои коронные приемы до идеала. Но последняя фраза Сумарлита выбила почву из-под ног Барди.
Внутри что-то ухнуло, гулким стуком ударилось о стенки сознания, болью отдаваясь в лобной кости. Зрачки задрожали, руки затряслись, а ноги стали совсем ватными. В голове эхом вновь и вновь разносилось одно единственное, столь пугающее слово: «Бесполезна». Как гром среди ясного неба. Как неожиданный удар по затылку. Как режущий плоть клинок. Как хлесткая оплеуха наотмашь. Барди была обескуражена и растеряна, совсем потеряна. Тот, ради кого она так старалась, сказал те самые слова, которых девушка так сильно боялась.
Соберись!
Сердце раскатисто ударило о ребра, сводя грудную клетку в болезненных спазмах.
Возьми себя в руки, тряпка!
Варнатуар сжала кулаки и нахмурилась. Где-то в районе солнечного сплетения ярким пламенем загорелось ядро решимости и упрямства. Губы тронул легкий оскал, а в глазах промелькнул блеск стойкости. Девушка сделала два шага назад и подняла голову, заглядывая в лицо Сумрлита. Тот насмешливо подкидывал в руке спелое зеленое яблоко, переливающееся в лучах солнца, еле-еле проникающего сквозь крону леса. Глаза источали сталь и жгучую силу, мерцая опытом и мощью. Барди захотелось сжаться и укрыться в тени раскидистых деревьев, уйти под нетронутую гладь озера и залечь на скользких камнях, скрытых подводной травой. Она закусила до боли нижнюю губу и нахмурилась. В голове план действий упрямо не хотел формироваться. Путей отступления не было. Да и не нужны они были. Вар никогда не предавала своих принципов, целей и взглядов. Всегда до конца, до победного момента.
- Я сделаю это, — тихий, едва уловимый шепот, но Барди знала, что ее услышат. - Я сделаю это за неделю! — более решительный возглас и упорство во взгляде.
Варнатуар, так и не дождавшись ответа или какой-либо другой реакции, сорвалась с места и скрылась в прохладе леса.
Сердце замирало с каждой секундой снова и снова. Варя вглядывалась в свою ладонь, пытаясь унять дрожь волнения. Звуки леса успокаивали и приводили расшалившиеся нервы в порядок. Девушка затаилась на одной из веток, с которой открывался вид на поляну и на пролегающую к ней тропинку. В голове созрел план, который она окончательно сможет воплотить в жизнь только лишь через несколько дней. А до этого она будет упорно прибегать к другим своим навыкам. Использовать тузы в рукаве слишком рано было неправильно. Иначе карточная партия сразу будет проиграна. Но и начинать с шестерок совершенно не хотелось.
- Знаешь, я всегда думала, встреча с тобой пройдет иначе,  — Барди горько улыбнулась, зная, что мужчина ее не видит, она следила за ним, наблюдала и рассматривала. - Разве капитан не сказал тебе, что я бестолковая девчонка, не способная ни на что, кроме мордобоя?
Глаза сверкнули недобрым огнем, и Вар, приложившись практически всем телом к могучему стволу, вслушивалась в свое размеренное дыхание, в отдаленное пение птиц и шорох со стороны огромного валуна, поросшего мхом, рядом с выходом на поляну. Барди запустила руку в карман и достала несколько игл, которые как-то выиграла в очередной карточной игре. Убить ими было практически невозможно, но заставить своего оппонента сделать несколько лишних движений, которые могли стоить ему проигрыша, вполне реально.
- Не думала, что все мои труды будут напрасны,  — девушка хмыкнула.  — Представляешь, столько выкладываться, а в ответ слышать, что ты бесполезный кусок мяса, годившееся лишь на потеху умелым шпионам, — голос эхом разлетался по лесной чаще, добавляя какой-то перчинки к сложившейся обстановке.
Ухмыльнувшись, девушка бесшумно отвела руку назад и изящно дернула кистью, выпуская холодный металл между пальцами.
Успокойся. Сделай глубокий вдох и размеренный выдох. Даже если такая атака не принесет ни малейшего шанса на твою победу, это будет еще не конец.
Вар спрыгнула с ветки и рванула на поляну. Она была готова к тому, что сегодня яблоко не заберет. Но в сердце все же теплилась надежда на то, что ей удастся удивить графа, получится расположить его к себе, доказать, что она чего-то стоит. Свет ударил в глаза. Барди выставила перед собой руку, прищурила правый глаз и ступила на уже полюбившийся мох.

Отредактировано Varnatuar Bardi (2019-06-17 23:14:45)

+1

11

То с чем на данный момент имел дело граф, называлось "сожрали". Белокурую упрямицу буквально сожрали придирками и издевательствами в отряде, а он до последнего надеялся что Варя не выдержит и в какой то момент сбежит. Но она не уходит, и только сейчас мужчина видит в мгновенной смене настроения, негативную реакцию на отрицательно характеризующие деву слова. Жить в коллективе не просто, даже учитывая наследство и сам титул графа, он может утверждать это, основываясь на личном опыте.
Для каждого человека в этом мире есть свое место, которое выделили для него боги. Чаще всего, в самой молодости мы безвольны, отданные во власть своих родителей. Они решают где и как ты будешь учиться, что будет твоим хобби, а что ремеслом на всю жизнь. У него никто не спрашивал, кем он хочет стать в будущем. Все было решено, даже в Орден отдали почти насильно, под руководство ласковой тирании. Ломали, гнули, резали, крутили его внутреннюю глину, чтобы на финише появилась именно та фигурка, которую они хотели. Кто должен был получиться, учитывая, что Сумар являлся единственным наследником графства, не сложно догадаться. Стать достойным - было его кровным долгом. Все же мало было "стать" достойным, на его плечах висела ответственность, обязанность всю жизнь "быть" достойным. По вековым традициям, ступенька за ступенькой, подниматься вверх и занять на самом пике свое место, а после потомкам путь показать. Жизнь расписана с дня рождения и до самой смерти. Достойные остаются в истории. Он бы сказал покорные и самоотверженные, те кто следит за чужим указательным пальцем на карте судьбы и давит в себе желание поднять голову, посмотреть, что вокруг и вдали.
- Варнатуар, ты знаешь, какое действие и эмоции самые бессмысленные и опасные? Это презрение к человеку и отказ от него, только по причине внешних особенностей. Потому что все материальное вокруг нас и даже наши характеры, зависят от нашего окружения, стремлений и образа жизни. Все зависит от нас, но... Твое тело дают тебе боги и только они. Наша плоть их труды. Это значит, что нет в мире того, кто имел бы право критиковать твое тело, потому что нет того, кому позволено труды богов обсуждать. - мужчина изогнул бровь, свысока взглянув на девушку.
Так много людей вокруг, которые смотрят на него с ненавистью. Если честно ненавидят больше, нежели относятся нормально. У некоторых даже нет причины, они просто сам титул презирают. Про нее додумывал противоположное – скорей всего она притягивает к себе внимание большей половины окружающих. В его рассуждении она не могла не притягивать взгляды. Знай он в прошлом, что знает сейчас, сбежал бы из дома, отказался идти на то, что пророчит столько горя. Мать сызмальства заложила в его голову традиции, устои, предпочтения и запреты. Любила до безумия его, но это не заставило забыть о предназначении - вырастить графа Бергтор. В детских сказках все красиво - позже понял, что такое враньё. Не мечтал он в детстве стать таким мужчиной как сейчас. И графом быть он не хотел. К сожалению вес титулов не так лёгок, как считают простолюдины. Запреты и правила его древнего рода жестоки, понять пришлось это давно. В тот день когда мать поклялась убить всех бастардов грязнокровок и задушить собственными руками ведьму, с которой он решит, пренебрегая традицией, испачкать чистейшую кровь драконов. И она сдержала однажды клятву, когда, будучи оруженосцем он впервые влюбился. Жестокость как неотъемлемая часть рода Бергтор, она защищает семью, и она собой, саму себя в ней порождает. Он тот, кем должен был быть без права на выбор.
Варнатуар, глупая девочка. Она не ведает сколько свободы у нее в руках. Есть возможность попробовать быть кем угодно, управлять своей жизнью самой, не слушать никого, никогда, коли нет желания. Нет долга. Нет обязанностей. Но она задавленная дешёвым авторитетом и затравленная по причине отличия от остальных. Ее достоинства в упрек ставили, ее таланты выставили недостатками. Все потому что она себе в дурную голову вбила желание оставаться рядом с графом. Лучше б жизнью и молодостью своей наслаждалась, а не губила себя в обществе где ее недооценивают.
И вот она убегает в лес, а граф едва успевает заметить исчезновение. То, что Бергтор недоумевал какого хрена она творит - это ещё мягко сказано. Он буквально опешил, когда ненормальная рванула в чашу. Однако этот лес он знает, как свои пять пальцев, и в такой тишине догадался уже о местоположении Вари. Всадник не стал возвращать беглянку приказом, не воспользовался положением. Снова сел на берегу озера, уставившись в некуда. Ищейка обязана быть уверенной в себе, а эта дама такими темпами полностью отстраниться от людей.
- Варя. Знаю ты слышишь. Можно мне называть тебя так? - повысил голос чтобы девушка слышала его из леса.
- Так вот Варя. На фоне разведки ты действительно выделяешься и это логично, потому что ты другая. Но сейчас ты даже на их фоне слаба, потому что не знаешь в чем твоя уникальность. Представь капитана, по-твоему хорошего, опытного разведчика и наставника - храбрый боец, у него много достоинств, о которых он сам прекрасно знает. А теперь представь его среди пятнадцати всадников в полном доспехе, с оружием и драконом за спиной. - удержал паузу, позволив фантазии разыграться.
- Скажи Варя, кто в таком случае будет говорить, у кого есть недостатки и кто неполноценный человек? На службе в Ордене, со всеми своими достоинствами, он откровенно бесполезное тело. Так как ты являешься драконьей кровью, советую подумать, стоит ли слушать человека, который в принципе недостаточно компетентен в вопросе силы для оценки стоимости твоих возможностей. - мужчина громко рассмеялся после того как сам представил подобную картину.
Немного повернув голову на шелест травы и хруст лежащих на земле, сухих веток, брюнет увидел, как девушка входит из леса. Солнце действительно в этот день было беспощадным, а нагретая влажность леса доводила до тяжелого дыхания. Именно его лучи, устремлённые на лицо блондинки, выдали иглы меж пальцев руки, которой она прикрывалась. Вторая попытка атаковать его. Если рукопашный бой и спарринг с оружием он одобрил бы, при этом не атакуя в ответ, но отравленные иглы на себе тестировать не даст. Укус яблока сопровождался хрустом сочного фрукта, и облокотившись плечом о дерево, Сумар наблюдал за выходом Варнатуар из чащи. Не признать того факта что девочка очень красива, было невозможно. Идеальные, будто выточены из камня в скульптуру, черты лица. Подтянутое тело, длинные стройные ноги, идеальный изгиб талии, узкие плечи, густые волосы. Женственность кричала а себе в любой части тела, куда бы он не бросил взгляд. Мог поклясться, что столь сексуальной невинности он ранее не имел счастье встретить.
Резко оторвавшись от визуального лобызания воительницы, граф несколько раз проморгал и снова откусил кусок от яблока, которого осталось на один, последний заход.
- Ну и что, мать твою дери, это была за выходка? Я же сказал отбирать яблоко. - возмущённо, звучно выдохнув, брюнет отбросил в кусты огрызок не доедая.
- Если тебе ещё раз придет в голову уколоть меня отравленной или парализующее иглой... - снова шумно вздохнув, граф на секунду прикрыл глаза, тем самым отгоняя вспышку гнева.
- Советую выкинуть это из головы. - мужчина сделал пару шагов навстречу ученице и остановился в метре от нее. - Ты потратила впустую один день. Это глупо, но ты впредь сама решаешь, чего хочешь. Потому что только с желанием можно добиться результатов. Слово "Бесполезная" не должно затрагивать тебя до глубины души. Бесполезность твоих талантов в одном деле не делает тебя никчёмной в другом или вообще в жизни. Ищейке не быть всадником, всаднику не быть жрецом, женщине не стать мужчиной, а мужчине не стать матерью. У каждой личности свое место в мире и таланты, которые будут полезны больше всего именно там. - ласково потрепав девушку по волосам, граф отстранился, а после скинув с себя рубашку быстро нырнул в озеро. Жарко, ему было очень жарко. А еще мужчина перестал контролировать собственные эмоции, с какого-то хрена начиная поднимать нищенке самооценку. Что если она уже успела уколоть его чем-то? Он бы заметил, почувствовал. Прекрасно зная свою слабость к красивым женщинам, Сумарлит уж никак не предполагал что поведется на низшее сословие. Особенно отрицал возможность подобного в совокупности с его фетишом относительно манер и этикета аристократии. Странно что в компании Варнатуар он исчезает, а все с ним связанное даром не сдалось. Девушка без манер пробуждала в нем давно забытые эмоции и ощущения.

Отредактировано Sumarlit Bergtor (2019-06-23 06:23:24)

+1

12

Мысли в голове путались. Услышать столь лестные и непривычные слова от самого графа девушка не ожидала. Она уже давно привыкла к пренебрежению в сторону своей персоны, к несерьезному подходу к ее обучению со стороны капитана, к поддевающему и колющему отношению сокомандников и в принципе к вечным неудачам. Сумарлит такими словами ввел ее в состояние задумчивости и дискомфорта от столь непривычной позиции к ее особе. Варя знала, что мужчина был прав, сама придерживалась данной позиции и презирала тех, кто относился к ней ребячески. Однако привычка давала о себе знать. Именно поэтому девушка не могла правильно, конкретно и четко отреагировать на такие грамотные и справедливые слова графа. Но ответить надо было. И все равно Вар, так и не найдя ничего толкового, просто оставила данное высказывание графа без ответа.
Девушка никогда не отличалась особой общительностью с людьми. Да, она умела идти на нужный контакт. Да, она часто общалась со множеством людей. Но все это было лишь благодаря азартным играм рядом с тавернами и кабаками. Общалась то она толком с парочкой таких же, как и она сама, ребят. Но целенаправленно знакомиться, обзаводиться обширным кругом тесного общения Барди никогда не стремилась. У нее не было целить постоянно общаться, слушать сплетни и забавные рассказы. Просто она была такая по натуре. Ей достаточно было три-четыре близких друзей. И то, она особо часто с ними время не проводила. И именно поэтому для Варнатуар было так странно и необычно, когда граф назвал ее сокращенным именем. Он общался с ней на равных, будто не было между ними никакой преграды статуса, возраста, опыта. Брови девушки невольно взлетели вверх от такого простого и, кажется, родного «Варя». Улыбка внезапно тронула ее губы, а в глазах промелькнул теплый огонечек радости. В глубине души Вар чувствовала, что наконец стала ближе к такому, казалось бы, недосягаемому человеку.
И вновь слова Бергтора били в самое сердце, призывая к новой волне задумчивости и прострации. А она всегда думала, что просто ни на что не годна. Хотя были все же мысли, что в обучении капитана было что-то не так. Вар была единственной, что так яро выделялась на фоне остальных. И единственной, что так быстро выдыхалась и уставала. От того и появлялись сомнения, что в методике обучения будущих шпионов были большие, ярко выраженные минусы. И слова графа лишь только подтвердили давние подозрения девушки.
Солнце сильно ослепило, на секунду вгоняя девушку в легкий транс. Собственно, как возмущение графа. Варя застыла на месте, беззвучно открывая рот, словно рыба. Она не ожидала такой реакции на ее попытку хоть как-то приблизиться к объекту.
- Так я и пыталась… — слова буквально застыли где-то на половине пути. Казалось, что оправдываться было неуместно.
Руки затряслись, а зрачки расширились от удивления. Рот слегка приоткрылся. Вар возмущенно нахмурилась. Такого она не ожидала. Отравленных игл у нее никогда не было, да и если бы и были, она явно не стала бы их использовать во время обычной тренировки. Несмотря на то, что Барди не была особо натренированной для работы разведчика, голова у нее на плечах была.
- Какие отравленные иглы? Я даже не думала о таком,  — девушка была в растерянности.
Она не знала, как реагировать на такие слова, что ей отвечать и как дальше себя вести. Ей очень сильно не понравилось, что Сумарлит не то, что просто подумал, а всерьез решил, что девушка кинула в него отравленное оружие. Однако в мыслях на секунду проскочило то, что это очень хорошая идея.
- Я ничего такого даже и не думала. Но спасибо за такую заманчивую задумку. Я учту на будущее.
Рука незаметно дрогнула, когда граф сделал несколько шагов по направлению к девушке. Варнатуар шумно втянула носом воздух и застыла, завороженно наблюдая за мужчиной. Она внимательно вглядывалась в красивые бирюзовые глаза. И в очередной раз утонула в них, практически пропуская все то, что говорил Бергтор. И в себя она пришла лишь в тот момент, когда мужская ладонь мягко коснулась золотистых волос. Шевелюра была напрочь растрепана, и Барди стала похожа на маленького нашкодившего котенка с виноватым взглядом. Варя неловко улыбнулась и кивнула. Граф развернулся, попутно скидывая с себя рубашку. И в очередной раз девчонка не смогла отвести от этого мужчины взгляд. Она рассматривала каждый сантиметр его тела. И даже не задумываясь и не отдавая себе отчет в своих действиях, шагнула за Сумарлитом.
Водная гладь скрыла темные мужские волосы, и Варя застыла на берегу, вглядываясь в в свое собственное отражение. Чуть побледневшие щеки, искусанные от нервов и волнения губы и заалевшая от смущения шея. Да, такая вот у нее особенность: щеки почти никогда не краснели, а вот шея — постоянно!
Девушка присела на небольшой выступ, подминая насыщенного зеленого цвета траву под собой, и опустила ноги в прохладную воду. Озеро, которые, как всегда помнила девчонка, было спокойным и безмятежным, в этот раз всколыхнулось, и по нему прошлись круги. Варя на секунду закрыла глаза, подставляя лучам свое бледное лицо. Было спокойно. Очень. Словно так все и должно быть: она на берегу, а Сумарлит в воде. От одного его имени сердце пропускало удар. Девушка закусила щеку изнутри. Хотелось выкинуть из головы мысли об этом человеке. Ей нельзя было допускать того, что почти случилось.
И сознание неоднократно повторяло:
Он там, в воде. А ты здесь, не берегу. И никогда не будет иначе!

+1


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » Ищи в этой воде покой


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC