Добро пожаловать в Фир Болг! Волшебный мир драконов, принцесс, рыцарей и магии открывает свои двери. Вас ждут коварство и интриги, кровавые сражения, черное колдовство и захватывающие приключения. Поспеши занять свое место в империи.
Вверх Вниз

Fire and Blood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » Ищи в этой воде покой


Ищи в этой воде покой

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Ищи в этой воде покой
Упрямо я стремлюсь ко дну,
Дыханье рвется, давит уши...
Зачем иду на глубину -
Чем плохо было мне на суше?

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

Лето, 3285 и 3288 год ❖ Лес Ойстейна ❖ Сумарлит, Варнатуар

https://68.media.tumblr.com/016409b590b06ec36366c2e75efaffb3/tumblr_nicjfcpU6M1rl6vvco2_500.gif

https://i.gifer.com/9ZXT.gif

Он хотел покоя. Хотел одиночества. Ежедневная суматоха и обязанности слишком сильно утомляют. Вода успокоит, а ночью принесет умиротворение поврежденной душе. Возможно не только его.

Отредактировано Sumarlit Bergtor (2019-03-13 07:01:41)

+1

2

Утро пятнадцатилетней девчонки, которую еще маленьким щенком притащили ко двору поместья графа, начиналось вполне обыденно. Сначала она очнулась от сладкой дрёмы на своей жесткой кровати, на соседней койке все еще противно храпела Улла, которой, по-хорошему, уже надо было вставать, чтобы приниматься за работу. Варя с самым что ни на есть глупым выражением лица оглянулась по сторонам, анализируя обстановку и пытаясь воспроизвести в голове сегодняшний день, а точнее, как она его проведет. Воспользовавшись тем, что ее названная тетка все еще беспардонно дрыхла, пуская пузыри, девчонка быстро оделась, умылась, кое-как причесала волосы и слиняла куда-подальше в поисках своей вечной уличной компашки, в которой она чувствовала себя более или менее свободно и раскрепощенно. Мимо пробегали трудяги, спешащие на свою, - у кого скучную, а у кого нет, - работу. Варя тихо прошмыгнула в одну из подворотен, где обычно ребята проводили дни, когда могли выбраться из домов, играли в карты, обманывали всех, кто попадется, шарили по чужим карманам. Барди присела на какую-то ткань, притащенную кем-то из мальчишек из дома, кажется, облокотилась спиной о стену трактира и задумалась. Мысли были разными: от ее скучной жизни до планов подмять под себя всю преступность мира, что, в принципе, было нереально и являлось только глупыми детскими мечтами и фантазиями. Без должной поддержки и сильного покровительства это осуществить просто-напросто невозможно и нереально. Из мыслей ее вырвал чей-то голос, большими усилиями возвращая девушку в реальность. Варя, немного покачиваясь, встала, пытаясь сфокусировать взгляд на лице, которое возникло прямо перед ней и что-то даже пыталось до нее донести. Барди усердно делала вид, что внимательно слушает, в то время как сама пыталась понять, кто перед ней стоит. И до нее, наконец, дошло, что перед ней стоит Кэрита – еще одна девочка из их шумной и очень наглой компании. Кэрита всегда была нежной, надежной и всегда неунывающей. А в этот раз ее настроение было ни к черту, ее немного опухшее от недосыпа лицо и какое-то разбитое состояние, что было крайне редко, лучше его не делали. После коротких расспросов о том, что такого приключилось, темноволосая девчонка схватила за руку Барди и потащила куда-то в центр городка. Солнце светило уже высоко, и Варнатуар искренне не понимала, почему в это время она еще не видела Гуннара, Финра и Сигурда.
Главная площадь встретила девчонок, как всегда встречала - впечатляющим скоплением людей, горами продаваемой еды и возбужденными лицами местных жителей, слоняющимися в поисках хоть чего-то интересного или вкусного. Варя как обычно внимательно наблюдала за действиями окружающих людей и прислушивалась даже к шепоту, в надежде без лишних расспросов узнать, чем улицы живут сегодня, что произошло, пока она наблюдала свои сны в очень не мягкой кроватке. Но не нужно было быть хорошей ищейкой, чтобы заметить, что определенная категория неровно дышит в сторону одной из лучших таверн города - слишком много взглядов, брошенных украдкой, слишком много толпившихся в переулке у нее.
- Мне кажется, - начала было Барди, обернувшись немного к своей подруге, но все еще не отрывая взгляда от объекта своего наблюдения, - или со здешним сбродом воришек и убийц что-то не так?
- Вот поэтому я тебя и привела, – Кэрита сильнее сжала руку блондинки и потянула в сторону самой шумной компании.
В самой центре за импровизированным столом из обычной стащенной бочки вина сидели трое мальчишек, местонахождением которых Варя интересовалась столько времени. Вокруг них толпились какие-то мужики, крича что-то о долге и наглости.
- Что, черт возьми, здесь происходит? –то изрекла Варнатуар, склонив, словно собака, голову набок и выпучив зеленые глаза.
Насчет ответа долго волноваться не пришлось – Сигурд вскочил и направился к лучшей подруге практически бегом, будто она единственный возможный выход из сложившейся ситуации. Завершив свой путь, парень отступился и упал прямо на землю в ноги Вари, расквасив себе левую бровь. Вокруг воцарилась легкая тишина, которую прервал тихий смешок со стороны взрослых мужиков. Словно разгорающееся пламя - люди не просто захихикали, они взорвались хохотом. Ощущая на себе взгляды каждого, Варя медленно помогла другу подняться.
- Что стряслось? – обратившись к Сигурду, Барди вскинула брови и нервно растянула губы в подобии улыбки,
- Нас тут шайка какая-то вызывает на карточную дуэль, - брови блондинки взмыли вверх еще сильнее, - а из нас троих лучше всех играешь ты.
Вместо ответа Варя принялась за подробный анализ произошедшего – хотя, кого обманывать, она давным-давно все решила. Девчонка кивнула, подмигнула Кэрите и направилась в гущу событий. План был как всегда один и тот же: Варнатуар играет, виртуозно делает фокусы, обворожительно улыбается и строит глазки, Сигурд сидит рядом и раззадоривает толпу, Гуннар и Финр незаметно запускают руки в чужие карманы в поисках хороших толстых мешков и кошелей с монетами, в то время, как Кэрита стоит на стрёме. Ставки, как обычно считалось, сначала были маленькие. Но со временем азарт брал свое, и поставленные на победу монеты все громче и громче звенели от количества.
В какой момент все пошло не по плану подростки не знали. Сначала все шло как по маслу. Сначала Варя проиграла три раза подряд: первый для того, чтобы прочувствовать почту, второй, чтобы запомнить поведение противника, а третий, чтобы раззадорить этого мужика для дальнейшего повышения ставки. Потом она выигрывала, опять проигрывала. А ставки все повышались. И вот, когда награда за победу достигла своего пика, Варя принялась действовать, давя на противника, его психику, стараясь напрочь его раздавить. И теперь Барди видела, как ее соперник был  весьма заинтересован своими картами. Мужику не везло, и он был слегка раздражен тем, что может проиграть довольно внушительную сумму. С одной стороны у него были довольно все неплохо: четыре десятки и шестерка; но более высокая карта легко могла быть у этой пятнадцатилетней пигалицы, поэтому он держал ухо востро.
Итак, они повели обычный торг: мужик – кратко и сухо, Варнатуар – медленно и беспечно, но с торжественностью двух слепых, ведущих друг друга к яме, причем каждый старался обмануть свою жертву. Барди чувствовала у противника его слабые карты, - ну или знала, - по едва приметным особенностям манеры держать себя. Она еще повысила ставку. мужик молчал, раздумывая, согласиться на нее или накинуть еще. Варя едва заметно улыбнулась одним уголком губ. Она была в отличном настроении, но тщательно скрывала это.
- Принимаю, – ответил, наконец, он. - Что у тебя?
Он приглашал открыть карты. Вера, молча согласившись, открыла карты, мужик замер. Он проиграл пяти трефам девчонки. И вот именно в этот момент, кажется, все пошли не по плану. Мужик взревел о том, что его нагло обворовали, надули и все в это роде. И все закончилось бы все очень даже мирно, если бы Барди знала, что этот мужик в каком-то роде «крышевал» эти улицы. Он просто щелкнул пальцами, и из толпы вышли семь парней старше подростков годика так на три минимум. И первым, что они сделали, был смачный удар Финру в челюсть. Парень не удержался на ногах и упал в руки Кэрите. Сигурд подлетел к Варе и сказал, что пятерым с таким количеством не справиться и что им надо бежать. Варнатуар утвердительно кивнула, сглатывая тягучую от волнения слюну. В следующую минуту они уже бежали все в разные стороны: Кэрита – к себе домой, Гуннар и Финр сиганули по направлению амбара деда первого, так как добрый и седовласый мужичок вечно прикрывал шпану у себя на задворках, а Варя и Сигурд рванули в сторону леса.
Бежать уже не было сил, сердце готово было выпрыгнуть из груди, требуя немедленной остановки своего носителя, а покалывание в боку говорило о том, что нужно лечь. Сию же минуту. А им уже практически наступали на пятки трое мужланов.
- Надо разделиться, – зачем Варнатуар предложила это сделать – неизвестно, но парень, не думая, согласился и свернул по правую руку. Туда, где обычно он охотился.
Варя же побежала дальше прямо. К сожалению, за  Сигурдом свернул только один, двое же продолжали преследовать девчонку. Барди буквально влетела в лес, тяжело дыша. Ветки больно царапали лицо, а костяшки сбивались о кору встречающихся ей на пути деревьев. Сил и реакции от устали не хватало, чтобы вовремя уклониться от могучих стволов. На психику давило еще и то, что ее почти догнали, швыряли в нее камни. Все тело ломило, на коже стали проявляться первые синяки. И Варе началось казаться, что это все. Но вдруг она увидела просвет. Лицо обдало прохладой. Так, словно она приближалась к озеру. И Барди ускорилась.

+2

3

Разрезая ветви могучих деревьев, в грудь воткнулась последняя золотая стрела заката. Пальцы прошли сквозь ее невесомое острие, а голову посетили мысли о столь быстром выстреле солнца. Око утопало в горизонте, и мрак поглощал густоту летнего леса в графстве Ойстейн. В глубине чащи всегда темнело быстрее, пусть долину ещё и освещали лучи. Ему нужно было именно это. Чтобы день закончился скорее и гул города прекратил дергать за тонкие струны нервов.
К этому никак не привыкнуть - окружению из простолюдин. А ещё тяжелее принимать участие в их жизнях, решать проблемы, и осознавать, что теперь ты несёшь за них всю ответственность. За два года полного погружения в правление и политику, он так и не сумел освоиться. Раньше ведь было с кем советоваться, на кого положиться. А сейчас пустота. Он остался совершенно один. Возможно, именно поэтому он часто уходит из дома. Хочется объединить душевное состояние с физическим. Пустота в душе - пустота вокруг.
Водная гладь небольшого лесного озера из бирюзового, поменяла оттенок в темно синий. Так-то лучше. Вокруг все становиться схожим с внутренним состоянием. Он тяжело вздыхает, и бросает небольшой камень в воду, а после замирает, будто смакуя в голове звук ее всплеска. Его отчётливо слышно, ведь вокруг почти абсолютная тишина. Рядом нет даже лесных зверей, ведь дикая животина, чувствуя опасность, мгновенно пытается ее избежать. Дело в том, что среди деревьев сладко спал Витарр. Его выдохи изредка можно было услышать даже с берега озера, на котором расположился Сумарлит. Мужчина лежал спиной на земле пожёвывая длинный, жёлтый стебель травы и наблюдал за плывущими в небе облаками. Самое идеальное положение, по его мнению. Ничего не мешает, расслабление, покой и тишина.
А ведь не всегда он был таким. Не всегда у него были такие вкусы. Оглядываясь назад, в прошлое, можно понять, что разница между ним старым и прежним, очень велика. От него ушел тот человек, кто подбрасывал дрова, разжигая и поддерживая огонь, что пылал в душе. Кто хранил все его тайны, знал настоящего Бергтора. А знал, потому что был той же крови и плоти. Арлетта, ее образ никогда не покинет его память. Вина за то, какая участь ее настигла, всегда останется с ним. И сейчас вспоминая самые отчаянные поступки в жизни, так приятно понимать, что все они были совершенны на пару с сестрой. Нет больше того, с кем граф мог бы чувствовать себя настолько свободно. Горько. Как же горько это осознавать. И сейчас только одиночество приносит счастье. Разве может он рискнуть снова и подпустит к себе хоть кого-то, настолько близко.
Сумарлит был ещё молод, и, руководствуясь именно этим, бароны его графства то и дело пытались всучить ему в жены своих дочерей или сестер. Мол, негоже мужчине в таком возрасте оставаться одному. Однако граф не славился особым терпением и не любил церемониться. Возможно, именно с этого и пошли слухи о его характере, который никому не пришелся бы по вкусу. Но удивляться ведь тоже глупо. Привыкший решать проблемы физической расправой и прямолинейностью, как в словах, так и действиях, разве может быть в правлении милосерден? Естественно нет. Вот и бывший Маршалл решал проблемы самым удобным для себя способов, посеяв страх в сердца собственных поданных. Запугал даже уличное рванье, думающие, что они подходят под определение "опасные". Да, эти люди запугивали нищету. Количеством мужланов привлекали к себе внимание и наводили страх. Вот только с графом это не прокатило. Важно ли дракону, сколько отребья выжигать на пути? Расстроит ли садиста количество потенциальных жертв? Жестокого садиста? Садиста в трауре? Сумарлит бы улыбнулся в ответ на эти вопросы.
Казни, пытки, унижения. Все это в его духе. Каждое насекомое, мнящее себя чем-то важным, будет накрыто куполом его авторитета. Смеющие иметь желание из-под него выйти будут жестоко наказаны. На его землях - по его правилам, другого не дано. Он знает, что страх самое сильное чувство, способное подчинить кого угодно. Бесстрашных не существует. На каждого есть свое воздействие, если не физическое, так моральное. Он знал в этом толк и пользовался знаниями по максимуму. В отличие от уличного сброда, его учили убивать, и он в этом профессионал. После сражения с королевскими войсками, проливая кровь на поле боя - количеством его уже не напугать. Граф знает, что собой представляет месиво из трупов, крови и кишков. А самое ужасное, что подобное ему нравится.
Но, от всего нужно отдыхать и даже от занятий, которые приносят удовольствие. Вот и лежит он, залипая в облака да пережёвывая сухую траву. Но разве в жизни может все проходить так, как планировалось изначально? Мар в это точно не верил. Убедился и сейчас, когда неподалеку послышался хруст веток и шаги.
- Как муравьи, мать вашу. Никуда от вас не деться. - рычал мужчина, поднимаясь с земли и оборачиваясь на шум.
Из кустов вынырнула белокурая девчушка, по лицу которой было сразу все ясно. Садист он или кто, чтобы не увидеть страх в чужих глазах? Но раз на то пошло, то и жалость в нем не присутствует. Перед ней сидит уж точно не герой, который кинется с расспросами о случившемся. Граф был зол на нее. Нарушать его покой позволительно только его родным.
Мужчина сел, подогнув одну ногу в колене, и исподлобья глядел на девушку.
- У тебя есть пять секунд, чтобы исчезнуть с глаз моих долой. Иначе страх который ты испытываешь сейчас, вскоре покажется тебе радостью, в сравнении. - тихо, уверенно и спокойно, а тон сравним с звуком звенящей стали.

Отредактировано Sumarlit Bergtor (2019-03-06 09:48:41)

+2

4

Внутри все жгло так, словно Варя побывала в пучине преисподней. Хотелось неимоверно пить. Саднило щеки, расцарапанные ветками, и костяшки пальцев, сбившиеся чуть ли не в мясо. Изнутри, откуда-то снизу, наружу пробирался неприятный ком рвоты с привкусом страха. Даже думать не хотелось, что с ней сделают её преследовали. А они практически нагнали её. Она ощущала себя зашуганной мышью, с которой заигрывал дворовый облезлый кот, чья шерсть так и кишела блохами. Казалось, ещё чуть-чуть, и она попадётся в капкан судьбы. На мгновение в голове пролетела мысль, связанная с не очень хорошим исходом событий для довольно хорошенькой пятнадцатилетней девчонки. Правда, если, конечно, её отмыть от уличной пыли. И желательно зашить еще рот. Но Варя продолжала бежать.
Солнце практически село за горизонт, окрашивая вечернее небо всеми оттенками красного и золотого. Вся эта красота отражалась в водной глади лесного озера, хорошо спрятанного от посторонних глаз, словно природа не хотела видеть здесь никого, кто может потревожить её покой. Только вот Варнатуар этой красоты не замечала. Стоило ей выскочить на столь прекрасное место, как напоролась на мужчину. Она с опаской вглядывалась в спокойные голубые глаза, источающие угрозу. Барди пробила дрожь, кожа покрылась мурашками. Из головы вылетели напрочь и погоня, и усталость, и боль в грудной клетке от бега. Сбившееся дыхание стало немного выравниваться, давая девчонке вдохнуть полной грудью. Только вот сама она даже забыла, как дышать. Взгляд исподлобья навёл на Варю такой неподдельный ужас, что хотелось упасть ниц, свернуться калачиком и лежать так, не произнося и слова и дрожа от страха.
Она сделала шаг назад, но почувствовала за спиной чужое присутствие. Барди слегка повернула голову и наткнулась из садистский взгляд двух парней, которые тянули к ней руки. Западня. Инстинкт самосохранения просто орал от ужаса в голове у девчонки. Варя оцепенела. Она не знала, что ей делать, как поступить в такой ситуации. Страх усилился. Но стоило ей оказаться в клешнях одного из преследователей, как тело само среагировало. Варнатуар резко и четко с силой, на которую только могла быть способна мелкая девчонка, запрокинула голову назад в надежде, что попадёт парню в нос. Она ни на что не рассчитывала, однако хватка ослабла, и Варя смогла выбраться. Ноги сами понесли её в сторону неизвестного ей мужчины.
Кто-то ей сказал один раз: «из двух зол выбирай меньшее». Только вот Барди не знала, что из этого меньшее зло, а что нет. Просто на реакции, на инстинкте она рванула в противоположную сторону от угрозы, которая преследовала её все это время. Вот только сиганула она в распростертые объятия другой опасности. На половине пути она грациозно зацепилась ногой о камень и полетела лицом вниз. Желание свернуться калачиком на траве от страха воплотилась в реальность не так, как ожидала Варнатуар. Она с опаской подняла голову на голубоглазого мужчину. И, пересилив весь страх и ужас, с мольбой в глазах взглянула на него. Она надеялась на то, что этот мужчина сможет навести такой же страх ещё и на её преследователей.
Теплая струйка стекла по подбородку. Кажется, итогом падения стала разбитая губа. И вот сейчас, как и эта тоненькая струйка, у Вари были так же натянуты нервы.

+1

5

Девушка сделала шаг назад, а брюнет одновременно с её действиями, облегчённо выдохнул. Однако, рано обрадовался желанному одиночеству. Ему пришлось даже прищуриться, чтобы разглядеть издалека, да ещё и сквозь заросли, чьи голоса пролетели вскользь, едва задев чуткий слух графа. Сомнений в том, что девушка была в мужской компании, не было. Его раздражал сам факт того, что этой парочке приспичило уединиться у озера именно тогда, когда он в коем-то веке к нему выбрался. Был уже готов рявкнуть, только странные сомнения относительно количества народу в кустах, посетили его голову. Нет. Чуть позже уже не сомневался - был уверен в том, что слышно два разных мужских голоса. Впрочем, это никак не повлияло на его планы и уже успевшее испортиться, настроение.
Едва он успел опереться на руки, чтобы подняться с земли, оголтелая снова вылетела из кустов. И Мар заметил, что в этот раз, ее скорость была значительно выше. Настолько, что девка даже под ноги не успевала смотреть. Не успела, вот и влетела моськой в зелёный газон изо мха, который устилал все побережье. Именно это странное явление и манило мужчину. Не кристально-чистое озеро, а именно мягкий, как шкуры диких зверей, берег. Падение не должно было сильно ранить девчушку, хотя графа ее состояние, как и прежде, совершенно не волновало. Но на сей раз она слишком близко. Почти на распоряжении его вытянутой руки.
Солнце село, и с каждой секундой небосвод становился все темнее и темнее, как и лес вокруг. Граф по-прежнему гневно взирал на неуклюжую, но молчал. Мужской взгляд скользнул с головы до ног незваной гостьи. Рванье и грязь - все смешивалось с изредка видневшимися ранами и каплями крови. Испытывал ли он отвращение к ее внешнему виду? Ни грамма. Все слишком естественно, чтобы вызвать или усилить эмоции. Слишком жизненно, а для нее обыденность, постоянство. Его титул никогда не отрицал возможность быть в точно таком же виде - разорванных тканях прямо на теле, грязи и крови. Приходилось терпеть такое ни раз. Да и на войне ты особо не задумываешься о своем внешнем виде, ведь главное, чтобы защита плотно сидела. Что уж говорить о латниках, с которыми даже рядом стоять, порой, невозможно. Дерьмом несет за милю, как собственно и от самого поля боя. Ладно, хоть драконы выручаю - запах жжёной плоти даже такую мерзость перебивают. Можно ли вообще говорить о том запахе? Скорее достаточно просто рассказать, что по его вине выворачивают внутренности наизнанку почти все, поголовно, новобранцы. Разве будет тебе в такой момент до собственного внешнего вида, когда каждый так и норовит загадить, без того многострадальные сапоги.
Лицо нищенки было близко, настолько, чтобы суметь его досконально прощупать взглядом. Наблюдение оставалось холодным, как два зачарованных синих кристалла, в которых нет никакой жизни, глаза, исследовали объект перед собой. Издалека, девочка, по причине своего  высокого роста, показалась Сумарлиту намного старше. Но после внимательного осмотра, мужчина делает вывод - перед ним ребенок. Ребенок, который, скорей всего, не на много старше его первого сына - Варга. Грязные волосы падали на лицо девочки серыми сосульками, щёки вымазаны в чем-то темном, похожем на свежий чернозем. Из губы сочилась, первое время, оставаясь чистой, алая кровь. Видимо все-таки причинила себе вред своей же глупостью. Он велел ей уходить, так взяла бы дружка и бежала обратно в таком же быстром темпе. Нахмурив брови, Сумарлит наконец заметил – за всей этой грязью, диким поведением в страхе, и капающей крови на землю, чуть глубже, если заглянуть за сальные пряди волос, на него в ответ смотрят огромные голубые глаза. 
Пока Сумарлит молча рассуждал, на побережье вышло из той же чащи, из которой вылетело это голубоглазое недоразумение, двое молодых мужчин. Он шаги и их смех услышал раньше, чем увидел два невысоких, но крепких силуэта. Они его тоже заметили, и, судя по весёлому настрою и быстрому темпу, с которым приближались к графу - эти два барана не знают к кому идут.
Смех раздражал. Ухмылки вызывали отвращение. Самоуверенность их, будила в глазах жажду лицезрения льющуюся крови. Брюнет медленно облизнул губы, выдохнул во имя покоя, а после начал вставать. Один из весёлых парней хотел подбить руку, на которую опирался Сумар, ногой. Медленно конечно. Граф выдрессирован как псина, собственной сестрой. Он может даже жрать настолько быстро, что позавидовали бы и киты, которые за один заход поглощают несколько сотен килограмм рыбы. А тут он с земли поднимается.
А вот что оказалось действительно плохой новостью, так это то, что Бергтор был взбешён и шокирован подобной дерзостью, одновременно. Когда мужчина выпрямился, его гостям уже пришлось запрокинуть головы, чтобы посмотреть своему противнику в лицо. На этом острове все решает сила, а из этого следует, что аристократы тут, полная противоположность имперским. Выше, больше, сильнее. Сила необходима, чтобы держать власть в своих руках, внушать страх, и самое главное - отбиться от тех, кто посмеет усомниться в твоём величии и праве на трон. Но Сумарлит не просто унаследовал физические данные от предков, он их пустил в правильное дело. Без пяти, рост его два метра. Сотня килограмм мышц, жил и крепких костей. Графы этих земель, все, поголовно, имели военную карьеру, и тут на озере стоит уже очень опытный боец, которому наглецы дышат в грудь почти.
Вот оно превосходство. Когда нет титула, нет даже физического контакта. Он просто стоит перед ними, его дыхание, выдает сбитое эмоциональное равновесие. Лицо поглощено гневом. Видимо большего и не надо было. Его возбуждает это, повышает самооценку и крепит гордыню. Как обычный человек, он вселяет в них страх. Смаковать бы вечно эти ощущения, наслаждаться бодрящими мурашками по коже. Брюнет не понял, узнали они в нем графа или просто не настолько тупы, чтобы надеяться на победу над, стоящим напротив, дылдой. Он кожей чувствовал их страх. Сквозь полумрак видел взгляд, который безмолвно молил о пощаде. Шаг, второй, они идут задом. Что-то говорят, но до его разума даже не доходит смысл их слов. Глупые улыбки и вроде бы извинения. Страх слишком быстро поработил весь функционал их тела и головы. Но Сумарлит также понимал, что бегущие обратно в чащу нищеброды, просто шпана отбитая. Они ему не только в габаритах уступали, но и в десяток лет, так точно. Что-то же хотел им в след крикнуть, но все произошло так быстро. Просто не успел. Да и вообще забыл. Но запамятовал лишь слова. Надобно закончить дело и избавиться от последнего паразита, который портит ему отдых.
- Вставай. - он обернулся к девочке.
И вот только дошло. Не было никакой парочки. Эта быдлота по ее душу наведывалась. Все-таки он поражался тупости отребья. Не попытайся тот парень свалить брюнета, сразу оборвав хладнокровие к своей персоне, и граф возможно позволил бы забрать им эту девочку и свалить шустро. Но о чем он вообще. Откуда у них не то что здравое мышление, а мозги. Сколько до города отсюда? Далеко. И ведь они за ней неслись аж до озера. Он покачал головой, разочарованный собственным выводом.
- Ты глухая? Ээээй? - Мар пощелкал пальцами у лица и ушей девочки.
- Вали говорю отсюда. Всё, тебе больше ничего не мешает. - он говорил это громко, каждое слово проговаривая почти по слогам.
Мужчина поднял голову вверх и посмотрел уже на темно-синее небо, украшенное белыми огнями предков. Столько времени свободного потратил впустую. Надо бы уже возвращаться домой. Арне последнее время плохо спал, и отцу приходилось брать его к себе в постель. Мальчика мучили кошмары, и Сумар будил его, как только сын впадал в панический страх. В такие моменты, кажется и у его отца начинала подступать к горлу истерика. Сколь сильна забота и любовь, что мужчина, способный одним своим видом запугать отморозков, поддается панике из-за кошмаров собственного чада. Стоило только вспомнить, как озеро уже и не тянет так к себе, а одиночество не столь желанно. Дети. Он понимал, что живёт ради них.
Бергтор снова посмотрел на девочку. Она ведь тоже чей-то ребёнок, за которого могут переживать. И вот он готов от противоречия собственных чувств, вывернуться наизнанку. Да потому что если с такой точки зрения рассуждать, то он ещё и как-то благородно сам себя почувствовал. Кажется, его от этих мыслей всерьез затошнило.
- Домой иди. Родня, небось, извелась вся. Нахлестают тебе по самые не балуй. А я помолюсь, чтобы сильнее досталось. Может, поймёшь, с кем стоит водиться, а с кем нет. И, вобьешь в свою маленькую голову, что, если тебе говорят брысь, ты должна в ту же секунду исчезнуть. - закинув на плечо легкий плащ, всадник направился в гущу леса.

+1

6

Варя никогда не думала, что она когда-нибудь почувствует неимоверной ужас от одного лишь взгляда. Жёсткий взор обрушился так, словно на девчонку вылили ведро ледяной, пробирающей до костей воды. Внутри все затрепетало, руки и ноги задрожали, а поперёк горла встал колкий ком, раздирающий мягкие ткани. Хотелось кричать, но во рту все пересохло, и любые звуки так и застревали где-то на уровне гланд. К глазам подступали слезы, но так и не скатывались по расцарапанным щекам. Пелена затуманила взор, уши заложило. Варнатуар с трудом понимала, что происходило вокруг неё. Она, как зверёныш, вертела головой, пытаясь понять, что все-таки было и чем закончилось. Ужас не отступил даже тогда, когда двое преследователей, сверкая пятками, рванули в обратную сторону. Барди все также продолжала лежать на земле, зарываясь ногтями в зелёный, покрытый вечерней росой мох. Сердце глухо билось в грудной клетке о рёбра, словно маленькая птичка, пытающаяся выпорхнуть из клетки. Каждый удар отчётливо эхом разносился по всему телу, больно ударяя в затылок, виски и уши.
Варя никогда не считала, что чем логичнее человек и чем сильней в его голове причинно-следственные связи, тем непоколебимей его уверенность в том, что весь мир логичен и здравомыслящ. Так уж случилось, что Варнатуар Барди была отчаянно, буквально преступно нелогична и непоследовательна. К пятнадцати годам ее неимоверно веселые и неадекватные устои, нарисованные ей самой поверх реального мира, обрели костяную прочность и стали девчонке вторым скелетом, окружив подобно панцирю. Но, несмотря на все это, Варе больше нравятся именно те, кто относится к тем самым наивным упрямцам, что раз за разом возвращаются к ошибочным суждениям о мире, который, на самом деле подчинён, хаосу. И она видела в своем спасители именно такого человека. Однако, его слова выбили Барди из колеи своей абсолютной неожиданной нелогичностью. То он ее грубо и жестко прогоняет, то проявляет какое-то несусветно странное беспокойство, скрытое за маской безразличия. Окаменевшее состояние сразу спало, оцепенение пропало, и Варя, растерявшись, сразу попыталась вскочить на ноги. Но и без того не располагающая хорошей устойчивостью в сегодняшний день, Варнатуар каким-то чудом снова не упала в землю лицом. Но частичный контроль над положением тела  был полностью растерян, и потому нехитрое движение вновь заставило ее неуклюже покачнуться и приземлиться на коленки, словно хватающийся за соломинку отчаянный утопающий.
- Стойте, подождите – наконец ноги послушались, и Барди, растерянно нахмурившись, рванула вслед за мужчиной.
В этот момент до Вари дошло, что она натворила. Внутренний дух дворовой девчонки морально пролетел по всей поляне с такими кувырками и кульбитами, что голова пошла кругом. Варнатуар замешкалась буквально на секунду, но после шумно выдохнула и вновь сделала шаг. Ей показалось, что после сегодняшнего дня, рисковать она имела полное право. Тем не менее, теперь главное было суметь вовремя  остановиться - одна победа не даёт ничего, кроме пустой самоуверенности и шанса упасть еще ниже, чем было вначале.  Варя играла все в те же карты, но ставки чуть выше и чуть ценнее – безопасность, жизнь, будущее, а цена проигрыша выше гораздо. Азарт, разыгравшийся где-то внутри, вызывал на пухлых губах Барди едва заметную ухмылку, которая вызывала желание сыграть еще партию, но мужчина, кажется, это желание совсем не разделял.

Отредактировано Varnatuar Bardi (2019-03-12 18:59:38)

+1


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » Ищи в этой воде покой