Добро пожаловать в Фир Болг! Волшебный мир драконов, принцесс, рыцарей и магии открывает свои двери. Вас ждут коварство и интриги, кровавые сражения, черное колдовство и захватывающие приключения. Поспеши занять свое место в империи.
Вверх Вниз

Fire and Blood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » [01.03.3300] the king, the princess and the sea


[01.03.3300] the king, the princess and the sea

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Король, принцесса и море
на борту корабля в эпицентре лихого шторма даже компас тебе не поможет поверить в чудо, но под яростной тучей, меняющей резко форму, я на палубе рядом с тобой до причала буду.

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

С 01.03.3300 ❖ Корабль из Аргайла в Эргерунд ❖ Ранбьорн и Асвейг
https://i109.fastpic.ru/big/2019/0318/3c/_27b4042d42c5e152a7fce6cfdbf4d63c.gif?noht=1 https://i110.fastpic.ru/big/2019/0318/09/_1a4be695a9120271df86a3837f4e9f09.gif?noht=1

Все вопросы улажены, Ранбьорн и Асвейг возвращаются домой. С корабля им предстоит тотчас же оказаться на собственной свадьбе. Совсем немного времени, чтобы что-то обсудить, совсем немного времени, чтобы все обдумать. Пути назад уже не будет.

0

2

Асвейг вечностью кажется их подготовка к отбытию и Аргайла, особенно в свете того факта, что она прекрасно знает теперь, что с формальной точки зрения уже является женой Ранбьорна. И если сюда принцесса ехала, питая какие-то надежды о том, что все разрешится само собой, или Эдельвульф сам примет решение, которое приведет их всех к нужному результату, то теперь таких надежд не было. Принцесса практически сама попросила об этом браке, она сама допустила это, она знала, к чему это приведет и она сделала все, чтобы прийти к этому. Пути назад в этом решении не было. Путь назад, в Эргерунд, был и обещал оказаться непростым и очень долгим. Хотя Асвейг поклясться была готова, что ничего более долгого и сложного, чем путь из Хедебю в Кинтайр с нею еще не случалось и вряд ли когда-нибудь случится. В этом смысле, морское путешествие должно было быть многим быстрее, особенно с учетом того факта, что ветра в этот сезон располагали к передвижению корабля. Это было как нельзя кстати, учитывая, что свадьбу готовили к дню весеннего равноденствия, а значит, в притык к прибытию самого короля и его невесты в столицу.
Прием их обоих, вероятно, ждал не самый теплый. Ранбьорном явно в перспективе будет недоволен его дядя. А Асвейг… Очевидно, что ей здорово достанется от матери. Или же Ранхильд не станет вносить раздор еще и в их семью? Принцесса не знала. Она лишь молилась о том, чтобы мать и сестры были в порядке в свете нелицеприятных фактов последних недель в Аргайле. Говорили, что дядя короля даже успел собрать армию, а если так, то это означало, что он прекрасно знал, что именно произошло в Кинтайре. Не то, чтобы Асвейг было не плевать на мнение родственников своего почти уже мужа, но она знала, что эти родственники могли навредить ее семье. И это принцессу чрезвычайно беспокоило. Особенно теперь.
Корабль, что любезно одалживает им император, довольно большой. Знамя Эргерунда вьется на ветру, капитан обещает быстрый и легкий путь. Принцесса охотно в это верит, потому что ей ничего больше не остается: она не смыслит в мореходстве ровным счетом ничего, хотя на восемнадцатилетие отец подарил ей драккар, но, конечно, не в качестве мореходного судна, а в качестве символа. Асвейг ведь так любила море.
Она не знает, любит ли его теперь, потому что очень давно не восходила на корабль. Корабли Аргайла сильно отличаются от кораблей ее родины, а этот и вовсе больше походил на плавучий дом, нежели на драккар или ладью, которые, по сравнению с этим, были просто маленькой лодочкой.
Как бы там ни было, но восходить на это судно было приятно. Асвейг почти не чувствовала волнения по поводу предстоящего морского путешествия и по приглашению капитана охотно прошла в каюту. Она была не слишком-то просторной, с учетом количества фрейлин принцессы, но по меркам даже представительницы королевской семьи, весьма и весьма недурной. Брат в самом деле не пожадничал кораблем, хотя принцесса слышала, что с флотом в Аргайле было не очень. Или то всего лишь слухи?
Фрейлины разбирают вещи, заранее зная, что может понадобиться их госпоже в долгой дороге. Девушке же, как обычно, казалось, что ничего, кроме теплой одежды, потому что всю дорогу из Эргерунда она чертовски мерзла. В Аргайле было многим теплее, казалось, что тут самая настоящая эргерундская весна, но это никак не отменяло того факта, что дома будет так же холодно, как когда они уезжали.
Отбыть обещали в полдень, и все время ожидания Асвейг провела в каюте, не желая мешать матросам, воинам короля и последним приготовлениям. За это время девушка как раз успела написать письмо Рогнеде в волшебном зеркале и спрятать его достаточно надежно, чтобы никто даже не подумал в него заглянуть. Впрочем, даже если бы это случилось, они все еще общались шифром, и едва ли кому-то удалось бы понять хоть слово.
Долгих прощаний с братом нет и не должно быть: он приедет в Эргерунд совсем скоро, сборы уже идут и его делегация едва ли не следом отбудет за королем и принцессой. Асвейг лишь коротко обнимает Эдельвульфа перед отбытием, а затем возвращается в каюту и выходит на палубу, когда земля уже кажется лишь маленькой точкой вдалеке.
- Думаешь, дома все в порядке? – зачем-то спрашивает принцесса у Ранбьорна, оказываясь рядом с ним, когда он заканчивает общение с кем-то из команды, - Думаешь, с моей матерью и сестрами все хорошо? – возможно, ей не следовало говорить так прямо, но Асвейг тревожится и хочет знать, что хоть кто-то может ответить ей «да». Там все в порядке. И с ее семьей тоже. Хотя самому королю неоткуда было знать. Он ведь сам был здесь.
- Ты уже отправил посланников к Рогнеде? Мы не виделись пять лет. Я бы хотела, чтобы она была на моей свадьбе. Мне на ее побывать не довелось.

+1

3

Холодные воды Белого моря тихо бились о борта корабля. Тяжёлое, свинцового цвета небо нависало над головой. Ветер, нервный, резкий, наполнял паруса. Судно, так разительно отличавшееся от привычных Эргерундских драккаров! По меркам северян, оно было огромным, тяжелым и неповоротливым. Но выбирать не приходилось. Вряд ли в Аргайле можно было бы отыскать привычные ладьи.
Договор с императором был заключен. Теперь никто не был в праве оспорить брак меж Ловдунгом и Асвейг Вельсунг. И, как приятный бонус, поставки зерна в Эргерунг в течении года – как раз пока не взойдут первые урожаи.
Впереди их ждал трудный путь. Морем. Через опасный пролив туманов. Домой. Туда, где их давно уже ждут, где к прибытию короля и его невесты готовят свадебный пир.  Уже несколько дней назад Ранбьорн отправил письма в Хедебю, в Гардарику, на Авалон и даже на Драконий остров. Разве можно было пренебречь кем-то и не пригласить знатных господ на королевскую свадьбу? Эргерунду нужны союзники. Ранбьорну нужны союзники. А свадьба – отличный способ наладить отношения с соседями и заключить выгодные союзы, ну или хотя бы достичь хоть каких-то договоренностей. Но больше всего дроттинн надеялся на то, что Реджина Корбу, Верховная Жрица Авалона откликнется на его просьбу о помощи.
Он познакомился с капитаном и командой за день до отплытия. На первый взгляд, это были не плохие люди. Простые, привыкшие выполнять свою работу и любящие свое дело. А особенно любящие, когда им за это платили.  Так что доверять кому бы то ни было на корабле не предстояло возможным.
Сейчас, когда прошло уже несколько часов после отплытия, Ранбьорн со спокойной уверенностью обсуждал с капитаном маршрут. Небо на горизонте неприятно хмурилось. Шторма – не редкое явление в это время года. И лучше было разминутся с надвигающейся непогодой.
Се здесь было непривычно. Большое пространство палубы, высокие мачты, снабженные тяжелыми полотнами парусов, увитые толстыми и прочными канатами. Лестницы, каюты. Плавучий дом,  а не корабль. Впрочем, для принцессы это был более комфортный транспорт. В драккаре ей пришлось бы сидеть на скамье наравне с мужчинами, кутаясь в подбитый мехом кожаный плащ и мокнуть под солеными брызгами волн, то и дело ударяющих через борта.
И хотя на палубе аргайльского корабля было ветряно, у дам была возможность укрыться в теплых, душных каютах.
Капитан кивнул Ранбьорну и направился к рулевому, чтобы сообщить необходимые координаты. Ловдунг неспешно подошел к борту, сложил ладони на выглаженном ветрами и тысячей прикосновений фальшборте. Его хмурый взгляд наблюдал за приближающимся штормом. Отчего-то его предчувствие подсказывало, что попытки капитана пройти по краю бури не увенчаются успехом. А ведь они не так далеко отошли от берега. Но вернутся обратно не успеют…
Его размышления прервал тихий встревоженный голос. Бьорн повернул голову, окинул взглядом замершую рядом с ним принцессу.
Ее вопросы звучали по детски невинно и искренне. Она переживала за дом и близких. Еще бы. После того, что она умудрилась натворить в Кинтайре… К счастью Бренн не был вспыльчив и не приказал убить всех Вельсунгов за глупую выходку принцессы и мальчишки императора. Но Асвейг раскаивалась и искренне переживала…
Обняв невесту одной рукой, Ранбьорн провел ладонью по ее плечу.
-Уверен в том, что дома все хорошо. Я отправил письмо дяде. Твоих близких не тронут.
Вопрос о сестре заставил дроттинна улыбнуться.
-Да. Я пригласил ее. Знал, что для тебя это будет важно.
А еще это возможность договориться о мире…
-Вас удобно разместили? Все в порядке?
Он отпустил девушку и развернулся к ней всем корпусом.
-Тебя что-то беспокоит… Что именно?
Ранбьорн смотрел на свою невесту очень внимательно. И ждал.. Ждал объяснений, ведь он действительно видел признаки волнения на ее лице, в глубине прекрасных глаз.

+1

4

[indent] Несмотря на то, что у Асвейг нет никаких оснований верить Ранбьорну и казалось, что их поездка и последние дни в Аргайле только запутали все еще сильнее, ей все равно становится спокойнее, когда король обнимает ее и обещает, что с ее близкими все хорошо, никто не посмел и не посмеет их тронуть.
[indent] Так ли это? Асвейг не знает. Она даже не знает, хочет ли она в действительности, чтобы с ними было все в порядке в Эргерунде. Ей кажется, что всем им было бы лучше уехать в Гардарику, где Рогнеда нуждалась в помощи гораздо больше, чем теперь могла бы пригодиться в Хедебю.
[indent] А что до нужд ее народа, то Асвейг предстояло стать королевой. И на коронационной клятве она даст слово сделать все возможное для того, чтобы восстановить страну после многолетней войны.
[indent] Да, принцесса знает, что лучшее из того, что она может для этого сделать – родить наследника, а еще лучше – не одного. Но она была убеждена, что это вовсе не единственное и если Ранбьорн ей позволит, то покуда это возможно, она будет помогать бедным и обездоленным, одевать нищих и кормить голодных. Если не в этом заключалась роль королевы, то в чем? Еще в том, чтобы хранить королевскую семью. Ее мать не справилась. Асвейг такого никогда не допустит. И она готова была сделать все, чтобы уже живые Вёльсунги оставались такими так долго, чтобы их успела взять одна лишь старость, или болезнь, но не яд, не кинжал и не чужой меч.
[indent] - Спасибо. Это важно для меня, - она коротко улыбается мужчине и облокачивается спиной на борт корабля, раскинув руки и сжав ими прохладное дерево, - Сестры и мать – немногое из того, что у меня осталось. Пока не познаешь потери, не начинаешь ценить семью так сильно, как уже изведав эту горечь, - она коротко улыбается, снимая напряжение. Асвейг уверена в том, что Ранбьорн отлично знает все о потерях. Он столько лет был на войне. У него не было матери. Его отец погиб в решающей битве. Что ж, они оба принесли немало жертв. И пока принцесса не знала, на алтарь чего они эти жертвы положили, ситуация развивалась так, что задуматься об это попросту не было времени. Это-то и тревожило девушку гораздо больше прочего. Что если они ошибались?
[indent] - Ты… - Асвейг отводит взгляд, подбирая слова в предельной задумчивости, - Скажи, ты уверен, что хочешь жениться на мне? – она вдруг смотрит королю в глаза, чуть хмуря лоб, - Ты ведь принял решение о браке еще до того, как впервые меня увидел. Все, что ты мог – надеяться, что слухи обо мне не лгут и я пошла внешностью в свою мать, или в свою тетку со стороны отца, - про императрицу Сесилию до сих пор говорили, что она – красавица и принцесса Квентрит унаследовала немалую толику этой красоты, - Но ты ничего обо мне не знал. Как о человеке, о женщине, о принцессе, о дочери своего отца. Теперь, знаешь многое. Ты уверен, что хочешь на мне жениться? – она вновь повторяет вопрос, глядя на него с беспокойством. Не потому что боится, что он передумал. Эта мысль не вызывает в Асвейг ровным счетом никакого страха, разве что, глубокую внутреннюю обиду с налетом ревности. А потому что полагает, что необдуманное решение теперь может сломать их жизни. Брак это ведь… Это совсем отличное от того, что они оба привыкли и, возможно, желали делать. А теперь им предстояло заключить этот союз. Ради будущего Эргерунда? Или ради самих себя? Асвейг не знала. Потому что ей начинало казаться, что все это – искусно сплетенная паутина ее матери. Она желала, чтобы принцесса очаровала короля и закрыла ему глаза на все то, что Ранхильд собиралась делать. Если оно было так, то Ранхильд ошиблась. Потому что если Асвейг доведется проникнуться чувствами к Ранбьорну, она костьми ляжет, но не позволит совершить с ним дурного.
[indent] - Сейчас все так просто. Мы с тобой на корабле и вокруг как будто бы нет другого мира, - девушка улыбается, смеясь над этим чувством, - Но через двенадцать дней мы уже будем в Хедебю. И там мы не будем просто Асвейг и просто Ранбьорном. Сколько твоих сторонников не пожелают видеть меня королевой? Когда остановится моя мать? Когда утихнет страх и ненависть моих сестер? А когда наша собственная? – это вопросы, которые волновали ее многим больше прочих. Многим больше ее собственного непонимания, что она чувствует к Ранбьорну. Эта поездка изменила многое. Но она не могла изменить всего.
[indent] - Пути назад уже не будет. Брак это же… Навсегда? – звучало странно. Как и брак. Как и все, что они собирались сделать. Асвейг казалось, что все это игра. Она смотрела вдаль, за удаляющейся точкой земли и не верила в то, что все происходящее вокруг реально. В то, что это не очередная игра ее воображения. В то, что они не балуются с братьями, играя в морское путешествие. В то, что братьев больше нет, да и сама она выросла.
[indent] - Мой брат жив, в стране разруха, голод, холод и смерть. Если мы сможем преодолеть это, то все прочее станет неважным, не так ли? – она склоняет голову к плечу, глядя на Ранбьорна и вздыхает, - Но я хочу знать, или хотя бы иметь надежду на то, что нам удастся это сделать. Я бы этого очень хотела. Хотя бы попробовать.

+1

5

Ловдунг внимательно наблюдал за своей невестой. Тонкая ниточка сомнения, то появилась меж ее бровей. Сомневается ли он? Хочет ли он брака? На все это был один и тот же ответ. Да и нет.
Но Ранбьорн уверенно выдерживает взгляд девушки.
-Ты права. Я не знал как ты выглядишь, не знал как ты думаешь, не знал как будешь себя вести. Я не знал тебя. Но я принял решение. Необходимое для сохранения мира.
Асвейг конечно натворила уже достаточно, чтобы он мог потерять доверие к своей будущей жене. Да. Но девушка смогла исправить свою ошибку. И теперь… Ранбьорн был уверен в том, что будущая жена не предаст его.
-Я уверен. Не знаю к чему это приведет. Будет ли в итоге сохранен мир. Убьет ли меня твоя мать. Поднимет ли она восстание? Все это возможно. Страшно ли мне? Да. Как было бы страшно любому. Только глупец ничего не боится. А храбрый человек знает, что такое страх, но все равно скачет вперед, навстречу этому страху, и борется с ним.
Дроттинн протянул руку и коснулся щеки девушки, стоявшей напротив. Губы его дрогнули в мягкой улыбке.
-Я уверен, что боги уготовали нам что-то хорошее. Не может быть иначе. Ведь мы оба прошли через столько испытаний. Вместе мы справимся со всем, Асвейг. Я готов к этому. А ты? Уверена, что готова стать моей женой? Теперь этот вопрос я задаю не твой матери. А тебе. Только твое решение будет решающим.
Взгляд короля стал пронзительным и одновременно мягким. Ласково погладив подбородок принцессы, Раньорн отступил. Встал рядом с ней, глядя на горизонт, где бушевала стихия. Похоже им не удастся разминуться с ней.
Да, он услышал открытое признание принцессы в том, что ее брат выжил. Но как и прежде, Ловдунг не собирался уничтожать мальчишку. Он был всего лишь ребенком. Ребенком в руках алчных людей, жаждущих посредством принца получить власть, плюющих на жизни сотен.
-Знаю, что твой брат жив. До меня доходили слухи и я верил в такую вероятность. И если твоя мать решит поднять восстание это приведет к еще большей разрухе. Она уничтожит Эргерунд. Уничтожит твоего брата. Ребенок не может править. А вокруг твоей матери соберется слишком много тех, кто жаждет власти. Она не справится одна со всем, какой бы сильной не была.
Дроттинн сложил руки на поручне. Опустил голову. Плечи его чуть поникли.
-Ты сможешь пойти против воли матери, если так будет нужно для благополучия твоей страны?
Его голос звучал тихо. Он знал, что ответить на его сложный вопрос будет тяжело. Но он хотел получить ответ. Дрогнет ли голос девушки? Или прозвучит слишком уверенно? Будет ли это сладкая ложь или горькая правда? Он ждал… И старался сохранять в себе веру. Кто будет всегда находится подле него? Верная соратница, та, что всегда поддержит даже самое сложное решение, та, что поможет ему, что станет надежной опорой? Или опасная спутница, что грозит смертью на каждом шагу?
Время покажет.

+1


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » [01.03.3300] the king, the princess and the sea