Добро пожаловать в Фир Болг! Волшебный мир драконов, принцесс, рыцарей и магии открывает свои двери. Вас ждут коварство и интриги, кровавые сражения, черное колдовство и захватывающие приключения. Поспеши занять свое место в империи.
Вверх Вниз

Fire and Blood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » [10.02.3300] once upon a time in a fairytail


[10.02.3300] once upon a time in a fairytail

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Однажды в сказке
Бывал ли ты, мечтатель юный, в долине, сотканной из грез,
Где ночью тихой и безлунной рассыпано рукой Фортуны на небе ожерелье звезд?

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

10 февраля 3300 года ❖ Остров Авалон, предместья жреческого города Сангреаля ❖ Роланд и Реджина Корбу
https://i110.fastpic.ru/big/2019/0327/d8/_9a8a44456317f9535d9a3c1007708cd8.gif?noht=1 https://i110.fastpic.ru/big/2019/0327/a2/_1b65bed03e6e82664c552f414cc4e3a2.gif?noht=1

Юным знатокам острова, города и всех земель вокруг него, вовсе не страшно иной раз сбежать от няньки в поиске приключений. Но в этот раз все иначе, ведь голоса, которые зовут на приключения, реальны, как никогда.

+1

2

Роланд не сразу сообразил, что глаза у него открыты, а взор устремлен куда-то вглубь его покоев. Охваченный странным волнением, он заозирался по сторонам, отпуская удивительный сон, насыщенный волшебными видениями. Но тут вновь раздался приглушенный шепот. Не показалось. Голоса то нарастали, то чуть затихали. Они звали его куда-то, манили к себе. Накрывшись одеялом с головой, Роланд весь сжался и закрыл руками уши. В голову лезли самые мрачные мысли, его душа была полна тревоги. Со страху ему чудилось, что он окружен пугающими тенями, желающими причинить ему вред. Наконец, все замолкло, а мальчик высунул голову из-под одеяла и протер сонные глаза. Несмотря на испуг, тем не менее, он испытывал и нечто вроде восхищения перед новым и необычным. Почудилось? Нахмурился и решительно встал. И тут же раздался за его спиной шепот. Ему даже показалось, что он услышал приглушенный смех. Мальчик резко развернулся и тут же отпрянул. Ему виделось нечто немыслимое…Первым чувством было изумление. Он стал осторожно отходить к двери, до рези напрягая глаза, смотрел и смотрел, пока не убедился, что это не сон. Пришел страх. Небольшой и неподвижный темный силуэт производил жуткое впечатление.

Нужно бежать к няне, - думал Роланд, - нет, к маме или к папе, - но не мог двинуться с места, стоял, словно околдованный. Сердце у него в груди колотилось, мальчик пристально смотрел на непонятный темный образ. Но вдруг ему показалось, что тень двинулась с места, она словно смотрела прямо на него. Мальчик вскочил и выбежал босиком в темный коридор. Он бежал, задыхаясь от страха, время от времени оглядываясь через плечо, точно опасаясь, что неведомое чудовище из сказок няни бежит за ним. Он мчался изо всех сих. К счастью, дверь в покои няни была открыта.

- Няня! Няня! Там кто-то есть! Пожалуйста, пойдем! – Воскликнул Роланд, взял женщину за руку и повел ее за собой. – Там! – С тревогой воскликнул мальчик. – Там чудище! - Он с таким нетерпением тянул няню за собой, что аж чуть было не споткнулся о стопку книг, стоящую на пороге его покоев. – Вон, посмотри! – Поднял руку и тут же ее опустил, растеряно осматривая свои покои. Няня же смотрела на Роланда и молчала. А мальчик напряженно переступал с ноги на ногу, опустив глаза в пол. Никого в его покоях не было. И только сейчас понял, что и таинственного шепота он не слышит. А затем, няня глубоко вздохнула, подхватила мальчика на руки и села вместе с ним на кровать.

- Роланд, Вам приснился плохой сон. – Мальчик чувствовал себя несчастным. Это было гнусно! Очень-очень гнусно. Он точно видел чудище, точно слышал голоса. Но был вынужден кивать на слова няни, делать вид, что слушает, думая о том как бы доказать, что все, о чем говорил, было правдой. Где же пропадала мама с папой? Они бы ему точно поверили бы. Он очень хотел с ними поделиться этими странностями. Прямо сейчас.

Раза два он посмотрел украдкой на няню и тяжело вздохнул. Весь последующий день он бесцельно блуждал по дому. Весь день он слышал то тут, то там приглушенный шепот, манящий его куда-то. Оказавшись после обеда в их, с Адорой и Айденом, игровой комнате, мальчик подошел к  стопке книг. Книги ободряли его, когда ему было грустно, прогоняли скуку, когда он совсем не знал, чем себя занять. А значит они помогут справится со страхом и избавить его от тревожных мыслей, а там наступит вечер и он увидится с мамой. Но какие истории взять на этот раз? Не желая тратить время на выбор, мальчик достал из стопки первую попавшуюся книгу. Едва он открыл ее, как страницы тут же заманчиво зашелестели, погружая его в волшебный мир. Роланд тщательно проговаривал вслух буквы, соединяя их в слова, а слова пытался связать в единое целое. Но понять смысл оказалось сложно, ему совсем не удавалось связать слова в предложения – то и дело перед глазами возникали события раннего утра. Вдруг снова раздался шепот. Мальчик растерянно осмотрелся по сторонам, останавливая взгляд на няне, которая, казалось, совсем ничего не слышала. А шепот раздался снова.

Наконец, не сдерживая порыв, Роланд отложил книгу и подошел к Адоре и Айдену, с загадочным видом присаживаясь с ними рядом, стараясь не вызвать у них беспокойства.

- Вы ничего не слышите? Та-а-аинственные голоса.. - На что близнецы лишь растерянно переглянулись и тут же отвлеклись на что-то более интересное.

В то же мгновение у Роланда вместе с любопытством зародилось неудержимое желание понять, что же происходит. Сердце бешено колотилось от переполняющих его эмоций. Мальчик был обеспокоен, внутренний голос предостерегающе нашептывал, что лучше было бы дождаться родителей и вместе найти разгадку этой тайне. Но его охватило любопытство и смутное, неосознанное предчувствие, что именно сейчас он может узнать великую тайну, а после – рассказать маме и папе. Они будут гордимся им! И он пошел. Он был не уверен, что поступает правильно, но не мог остановиться. Няне только и оставалось, что последовать за ним.

Роланд проходил по коридору, внимательно всматриваясь в окружающую его обстановку, пристально разглядывал все вокруг и прислушивался к каждому шороху. Казалось, его что-то специально направляло в сторону сада.
Наконец, заветная дверь. В возбуждении он сильно подался вперед, выбегая в сад. И застыл. Как зачарованный смотрел и не мог поверить в то, что видит.

- Няня, няня! Посмотри! Ты это видишь? Что это? – Мальчик еще что-то говорил, совсем не соображая, что именно он говорит. Он был не в силах сдержать переполнявший его восторг. С неподдельным интересом он оглядывался по сторонам, быстро отвлекаясь на новые детали, о которых раньше и подумать не мог. Вот, странное крылатое существо выглянуло из-за лепестков цветка, а вот, совершенно другое существо, казалось, машет ему своими лапками! А чуть-чуть выше виднелся смутный силуэт какого-то зверька. Вдруг легко покачивается куст. Роланд радостно улыбается. Чудеса! Столько удивительного случилось в этот день, что Роланду уж начало казаться, что все-все-все сказки - это сущая правда, что в этом мире совсем нет ничего невозможного. Но тут он заметил, как нечто стремительно проносится мимо него и исчезает из виду.

- Постой! – Сгорая от любопытства, он бросился обратно в дом, чтобы выбежать на улицу через главный вход. Роланд даже не подумал о няне, которая осталась где-то позади, пока он петлял по коридорам. Оказавшись за пределами дома, Роланд растерялся. К своему удивлению он обнаружил гораздо большие чудеса, чем были в саду. Пестрые, красочные, совершенно невозможные для понимания.. Мальчик был взбудоражен. Он не понимал, что он видит перед собой. Его окружали самые настоящие волшебные существа, как из множества историй мамы.

Но это еще не все. Голоса. Голоса доносились ото всюду. Шепот не прекращался больше ни на миг. Голоса в чем-то пытались убедить мальчика, рассказать о чем-то важном, но сбивались во что-то непонятное, затихали, чтобы через мгновение появиться вновь. То подбирались голоса все ближе к мальчику, то отдалялись от него. Они звали куда-то вперед. Роланд растерянно замотал головой, не зная, что ему делать. Ему было не по себе. Но не силах больше сопротивляться любопытству, мальчик с сожалением оглянулся на дом, и побежал вперед по улицам города, надеясь, что сможет разгадать эту тайну.

Отредактировано Roland Corbeau (2019-03-29 18:19:40)

+2

3

- Ожидается прибытие около четырех сотен послушников в этом году, Ваше Преосвященство, согласно спискам, составленным последней описью, - Роджер, а именно так звали жреца, озвучивает это с совершенно бесстрастным видом, хотя они оба с Реджиной прекрасно знают, что число это слишком велико и в Сангреале нет мест для того, чтобы разместить столько даже с учетом того, что они принимали беженцев из Аргайла и готовились к повышению чисел каждый год.
Колдунов на Авалоне и впрямь было много и жреческий город не всегда находил для всех пристанище, в том числе и потому что для этого не было никакой нужды. Храмы, осуществляющие обучение, существовали в каждом графстве и в каждом крупном городе.
Стремление родителей отправить своих чад в оплот магии и колдовства, конечно, было понятно, от того ничуть не менее оправдано, потому что такого количества мест и такого количества учителей в Сангреале попросту не находилось: немногие жрецы были способны обучать и немногие жрецы этого желали.
Корбу знала.
Она бы сама не взялась учить никого, кроме собственных детей и уже доказала это, справившись со своими же племянниками. Наибольшим ее успехом и наибольшим провалом оказался Теобальд, сбежавший на континент. С тех пор Корбу зареклась учить кого-либо еще и полагала весьма удачным, что ни в ком из ее детей колдовского таланта пока не было.
- Распредели их по ближайшим к месту жительства храмам. Сангреаль не примет в этом году ни одного послушника. Нам и прошлое-то поступление дается с трудом. Сын графа Хестраса – Фенрир в обличье белокурого альва, - Реджина качает головой, вспоминая несносного мальчишку, и вздыхает. Она смотрит на Роджера, тот активно записывает все указания, включая те, что Корбу успела дать ранее. Закончив, мужчина кланяется и сворачивает свиток.
- Герцог Корбу пожертвовал средства для возведения новой статуи Всеотца. Когда прикажете начать? – уточняет мужчина с чуть заметной улыбкой, зная, что в данном случае, воля герцога Корбу есть воля самой Верховной и наоборот.
- Как можно скорее. Пошли весть на Драконий остров. У них есть отличный кузнец. Не скупитесь. Если средств будет недостаточно, я добавлю, - она поднимается из-за стола, зная, что Роджер уже собирается уходить. У них обоих много дел и казалось, что стоило переступить порог Главного Храма, их становилось только больше, потому что жизнь в Сангреале никогда не останавливалась и с течением времени всплывала то какая-нибудь ерунда, то вполне серьезное дело.
Впрочем, заниматься лишь мирскими делами, будучи Верховной, едва ли оставалось возможным. Да Реджина к этому и не стремилась. Она бы с радостью доверила все формальные вопросы кому-то другому, оставшись наедине с Богами и собственными мыслями, но, увы, это было невозможно.
После обеда Корбу спустилась в главный зал храма. Люди уже начали собираться, чтобы почтить молитвами Богов. Ведьма неторопливо совершила все приготовления перед началом и двухчасовые молитвы погрузили Сангреаль в гробовую тишину и молчание.
Именно среди этого молчания женщина в первый раз отчетливо услышала тихое «найди сына».
Корбу вздрогнула, распахнула глаза и огляделась. Вокруг не было никого, кто бы говорил с ней, равно как не было ни одного из существ, что привычно окружали ведьму. Реджина посмотрела по сторонам и вернулась к молитве, за которой и провела остаток часа. Наконец, главный зал опустел, а часть свечей догорела. Женщина склонилась перед статуей Всеотца, а затем неторопливо побрела к выходу. Мысли ее не покидало внезапное предупреждение, к которым Верховная привыкла относиться с большим вниманием.
Да только, что могло случиться с ее сыном? С любым из них? Малыши были дома, под присмотром няни и самое большое происшествие, что с ними случалось, это оцарапанные ладони, да коленки, а еще редкие детские обиды и капризы. Старшие дети? Теобальд или Риган? Камень на артефакте горел бы огнем, случись с ними что-то. В чем было дело? У Реджины не было ответа, но та тревога, что она ощущала, не покидала ее все то время, что ведьма спускалась по ступеням храма, где ее встретил запыхавшийся жрец.
- Ваше преосвященство! Прислали из Вашего дома… Ваш сын… Роланд… Пропал, - юноша силится отдышаться, глядя на Корбу, но она не говорит ни слова. Лицо ее не меняется, только тревога в глазах становится такой острой, что сложно спутать с чем-то другим.
Она не бежит, но доходит до дома достаточно быстро, чтобы не потерять драгоценные мгновения, что могли бы послужить поиску. Тревога поверхностна и не захватывает существо Реджины целиком, потому что она знает, что в Сангреале ее сыну ничего не грозит, никто его не тронет, но найти его нужно было поскорее. Да и в Сангреале ли он? Корбу была готова поклясться, что он никогда бы здесь не потерялся.
- Мамочка! – Адора бросается на руки к Реджине и женщина подхватывает ее, прижимая к груди, - Роланд потерялся! – сообщает малышка и Корбу успевает только коротко кивнуть, прежде чем к ней подлетает обеспокоенная няня, кланяясь и боясь поднять глаза.
- Миледи Реджина, клянусь, я смотрела за ними во все глаза… Роланд с утра был сам не свой, все говорил о том, что видит кого-то. Я думала, что то лишь детские фантазии, ведь вы говорили, что никого дурного в доме быть не может… А вот, пропал… - она едва не плачет и лишь то, что Корбу раздражается из-за этого, заставляет женщину держать себя в руках. Но сейчас ведьму волнует не это. Она слушает объяснения няньки, что отдаются в разуме пониманием.
- Да, мамочка! Он говорил о каких-то голосах, шепоте. Мы с Айденом ничегошеньки не поняли и стали дальше играть! – заявляет девочка, пожимая плечами. На личике ее тревога, искренняя и глубокая. Она наклоняется к уху матери и в страхе произносит: - А что, если мы его не найдем? – от ужасающего предположения малышка сама начинает плакать и Корбу передает ее на руки няне.
Реджина торопливо выходит на улицу, поправляя плащ на плечах, сосредотачивается, закрывая глаза, и выдыхает.
- Покажитесь.

+1

4

Еле слышный шепот вновь коснулся слуха мальчика. Роланд остановился, переводя дух после быстрого забега по городу. Звук повторился – негромкий, прерывистый. Хоть и было немного жутко бродить в одиночестве под шепот таинственных голосов, среди смутных образов непонятных ему созданий, но в то же время его сердце было полно любопытства и отваги перед столь загадочным событием. Он очень хотел вернуться домой, к маме с папой, с разгаданной тайной! А потому, больше не задерживаясь, мальчик, ведомый голосами, двинулся дальше. Зайдя вглубь улицы полузаброшенных домов, на одном повороте ему открылось страшное. Огромное создание, торжественно возвышалось над дядечкой, присевшего подремать на ступенях дома.

Почти бессознательно Роланд вскрикнул, в ужасе показывая пальцем на чудище, и пустился бежать прочь, не помня себя от испуга. Во рту быстро пересохло, каждое дыхание отдавалось в груди ворохом иголок. Но мальчик, потерявший голову,  не мог остановиться. Он бросался в разные стороны, надеясь таким образом отбиться от погони, ныряя то и дело в темные переулки, лишь бы его не догнали чудовища из сказок мамы. Ох, мамочка, - думал Роланд, сожалея, что не дождался ее дома. Он выбился из сил. Но сквозь ужас стали проступать умные мысли. Каким же трусом он себя показал, как же стыдно, - размышлял, притормаживая. Он ведь хочет быть самым настоящим рыцарем, а при первой же опасности – сбежал, а ведь наверняка объяснение всему было очень простое. Терзаемый стыдом, присел, прижавшись спиной к стене какого-то дома, и зажмурил глаза.

И тут, буквально в паре шагов от него, зашуршала трава. Роланда охватила радость при виде странного пушистика. Одним толчком, тут же вскочил на ноги. Он точно-точно такого никогда не видел! Не раздумывая, подчиняясь всепоглощающему любопытству, мальчик побежал вслед за зверьком, пока его путь не преградила стена, ограждающая город. Опустив глаза, можно было заметить узкую темную лазейку, куда проскочило создание. Роланд нерешительно переминался с ноги на ногу, испытывая в душе колебание, даже почти страх. А вдруг за стеной он встретит еще одно чудище? Не надо ли вернуться домой и захватить с собой близнецов, ведь им тоже было бы интересно? А может дождаться мамы с папой и всем вместе исследовать тайный лаз? Мальчик сжал кулачки и воскликнул.

- Нет, я больше не струшу! Я пролезу. Все равно пролезу! – а после решительно юркнул внутрь. – Это же совсем не трудно, - убеждал он себя, дергая ногами, сталкивая себя таким образом понемногу вперед, на другую сторону. – Только застрять не хватало! – прохрипел. Лишь одно его огорчало: мама будет недовольна из-за испачканной в грязи одежде. Но он должен, должен узнать, что его зовет туда! Но тут он услышал как что-то под ним заскрежетало. А после.. он полетел вниз.

Несколько мгновений он так и сидел на корточках, оглушенный внезапным падением. Тяжело вздыхая из-за колющих коленок и локтей, мальчик поднялся и оглянулся назад.

- И вовсе мне не страшно! – Прошептал, съежившись от вида величавой стены, нависающей над ним. Вздохнул. И поковылял по опушке леса. Низкий, монотонный шепот вел его вперед. До чего таинственно было вокруг! Словно в сказочном саду, наполненном всеми видениями из снов. В шорохе листвы слышались голоса самых настоящих духов!

- Ах, хорошо!

Небо синенькое, уже совсем не зимнее – весеннее, под ногами чмокала слякоть, ветерок приятный, совсем не холодный. А вокруг – чудеса! Чудеса, казалось, перешептывались и переглядывались друг с другом, таились. Словно шептал сам лес! Солнышко.. вокруг красота.. Хорошо! – думал мальчик, с удовольствием смотря по сторонам, примечая много-много всего интересного.

В этот момент Роланду очень-очень хотелось подружиться и с ярким солнышком, и с ворчуном-лесом, и с волшебными птичками, и с зверьками. Казалось, он и забыл про чудовище, гнавшего его по городу. Мальчик засмеялся. Внезапно, маленькое существо снова выскочило перед ним, замерло на долю секунды и припустило по поляне к лесу.
Мальчик в один миг забыл обо всем на свете. Горящими глазами он следил за каждым движением существа. Вот повезло! Просто нельзя было себе представить такого счастья, какое испытал он в этот миг.

- Зверек, стой!

И разом все исчезло, размылось, так быстро припустил Роланд вслед за чудом. Остановился он лишь самым лесом, заторможено вглядываясь в невозможное. Перед его изумленным взором простиралась совсем небольшая полянка, закрытая от глаз неровным строем деревьев. Самая настоящая волшебная полянка! Легкие и воздушные феи танцевали в воздухе, еле слышно шурша своими крылышками, сотканными из лепестков роз, как ему казалось. Мальчик не сразу смог преодолеть свое изумление и подойти к краю полянки. Подкравшись на цыпочках к ближайшему дереву, тихонечко замер, с сильно бьющимся сердцем ловил настороженно малейший звук.
Через некоторое время освоился, почти перестал опасаться, восхищаясь собственной смелостью, с искренним любопытством подглядывая из-за дерева за воплощениями его снов.

- Вот же мама удивится! – прошептал еле слышно!

Но вдруг солнышко скрылось, по земле прокрались подозрительные тени. Его пробрала мелкая дрожь. Стало темно, словно нечто заслонил само солнышко. Роланду враз вспомнились все самые страшные истории, какие он только слышал о феях и волшебных созданиях. Мертвая тишина кругом была очень страшной и жуткой, как вдруг..

- Услышал… Пришел.... Давай поиграем!

Отредактировано Roland Corbeau (2019-04-01 23:12:20)

+2

5

Ни для кого на всем Авалоне не было секретом, что Сангреаль не просто так был построен именно на этом месте и древняя мощь била здесь из самых недр земли, привлекая все виды существ, которые жили в городе наравне со жрецами и гостями, что нередко прибывали в священный Сангреаль обратиться к Богам, попросить о помощи жрецов. Здесь можно было запросто встретить эльфа и гнома, гоблина и пикси. В дни Великих Праздников в пределах города появлялись и куда менее дружелюбные духи, которые либо вели себя так тихо, что их мог годами никто не замечать, либо  тотчас же изгонялись, или того хуже – уничтожались с позволения и благословения Богов.
С этой точки зрения Сангреаль был самым безопасным и вместе с тем – самым опасным местом на всем Авалоне, если не на всей земле. Малыши, конечно, не знали об этом, но сколько раз они оставались под присмотром домашних гномов, а вовсе не няньки, было не счесть. И если Реджина и жалела о чем-то, так это только о том, что она не оставила детей с цвергами на этот раз. Уж точно было безопаснее, чем с этой клушей.
Корбу не приходится долго ждать. Она распахивает глаза и видит перед собой не одного, а сразу нескольких гномов, что ростом ведьме по колено. Они кланяются, и носы их чуть не достают земли. В иное время женщина просила их этого не делать, потому что она хоть и помогала им не единожды и приказала не изгонять из города, получала от них немало помощи в ответ и считала такое проявление почтения неуместным.
- Вы видели моего среднего сына? Роланд потерялся, - говорит она хрипло и гномы перешептываются между собой, прежде чем дать уверенный ответ.
- Нет, госпожа, нам не довелось видеть лорда Корбу сегодня, но мы немедленно сообщим всем родичам, чтобы они начали искать его в городе и за пределами. Клянусь своей бородой, что бы ни было, мы его отыщем! – он хмурит брови и они становятся похожими на домики. В иное время это позабавило бы Реджину, но сейчас она лишь кивает головой.
- Я хочу, чтобы вы передали это всем существам в Сангреале и его предместьях. Светловолосый мальчик пяти лет. Роланд. Пусть найдут его. А кто смеет ему навредить – заплатит мне всеми жизнями, что у них есть, - угроза была серьезной, потому что у некоторых из этих духов и впрямь было достаточно энергии не на одно материальное воплощение. Уничтожение духа на внетелесном уровне было слишком жестоким наказанием. Но сейчас не время для компромиссов.
- Как прикажете, госпожа, - за что Корбу любила гномов, так это за то, что они были не болтливы и трудолюбивы. Верить им было нельзя, но в таком вопросе они едва ли могли подвести Корбу.
Сидеть на месте Реджина, конечно, не может. От мысли о том, что могло случиться с ее ребенком, она начинает сходить с ума. Вместе с тем, она довольно отчетливо понимает и даже цепляется за мысль о том, что если бы Роланду было плохо, или если бы его не было вовсе, она бы непременно это почувствовала, потому что была не только матерью, но и ведьмой.
Доверив расспросы и поиски существам подлунного мира, Реджина и сама побежала по улице, спрашивая то в одном доме, то в другом. Нет, она вовсе не рассчитывала найти Роланда мирно пьющего травяной отвар у соседей. Но благодаря такому переполоху, она привлекала все больше людей к поискам. Шутка ли? Пропал ребенок Верховной Авалона!
Всего через полчаса Сангреаль гудел, все искали Роланда. Как раз в этот момент перед ведьмой появился один из запыхавшихся гномов, который, если бы имел физическую форму, непременно заставил бы ведьму запнуться об его бороду, настолько длинной она была.
- Госпожа Реджина, - прокряхтел старый, даже для цвергов, коротышка, - Вашего сына нет в городе. Он сбежал за его пределы. К эльфам! – он произнес это так, будто не было ничего ужаснее этого.
Мысли роились в голове Реджины. Убежал к эльфам, значит, видел их, слышал зов? Все-таки проснулись колдовские силы? Это должно было радовать Корбу, но, чуть ли не бегом направляясь к северным воротам, она пока успевает только молить Богов о том, чтобы мальчик, ее восторженный, добрый и любящий сказки мальчик, не оказался уязвим и подвержен эльфийским чарам и морокам. Уйдет жить в холмы и ничто не сможет его вернуть, ибо туда не было хода живым, а оттуда – хода обращенным эльфийскими танцами и плясками. А если съест чего?
Предположения заставляли сердце Корбу биться быстрее вовсе не от бега. Она проскальзывает мимо стражников, что даже поклониться не успевают, только встревожено глядят Верховной вслед. Она бежит по весенней грязи, бежит, на замечая ни голубого неба, ни лучей солнца, ни влаги, ни мерзкой погоды. Она бежит, зная, что несколько мгновений могут стоить ее горячо любимому сыну разума, жизни и будущего. Драугова нянька! Помилуйте Боги от того, чтобы с Роландом что-то случилось. Няньке следовало молиться об этом. Потому что в противном случае, Реджина непременно ее убьет.
Эльфийскую поляну найти не так-то просто. Особенно, когда она не желает оказаться найденной. Корбу знает точно, что она где-то поблизости, но никак не может отыскать. Применение черной магии здесь, на территории эльфов, грозило им всем неприятными последствиями, а чего доброго – войной со светлыми эльфами. Этого Реджина не хотела. Знала, что они увели ребенка не из природного зла, а из-за непонимания, глупости и ветрености собственной натуры. Оглянувшись и повернувшись вокруг своей оси еще несколько раз, Реджина закрыла глаза, а затем распахнула и сделала единственное, что ей оставалось. Она закричала имя сына, в надежде, что он услышит ее и непременно откликнется.
- Роланд! Роланд, малыш!

+1

6

- Мы расскажем тебе, как стать великим.

В солнечном свете, заполнившую просторную поляну, перед глазами Роланда предстало волшебное видение, которое он точно никогда-никогда не сможет забыть. Все происходящее очень напоминало мальчику одну из старинных легенд, которые он с упоением читал в книгах. Это ведь самые настоящие феи! Такие воздушные в белоснежных одеяниях, танцевали под красивую мелодию, разносившуюся над всей поляной. А в стороне от них сидел на груде камней загадочный юноша. Дружелюбно улыбался и беззаботно играл на флейте веселый мотив для фей. Такой таинственный и чужой, словно его занесло в этот мир из другой, волшебной, жизни.

- Расскажем о тайном.

Роланд простоял немало мгновений, глядя на это немыслимое действо, настолько очарован был непривычным и причудливым звучанием мелодии. Чем больше мальчик слушал, тем все более завораживающее впечатление производило, тем больше он видел в танце фей..

- О затаенном от людских глаз.

Роланд был уверен, что эта мелодия не имела ничего общего с тем, что ему случалось слышать ранее. Нет, он точно ничего подобного никогда не слышал и потому Роланд вскоре пришел к выводу, что этот юноша – должно быть самый настоящий волшебный менестрель. Яркие и насыщенные звуки складывались в непрерывную мелодию, не поддающейся описанию.

- Про отважных королей, про великие сражения, про волшебство. - Мальчик словно наяву видел красивый замок на отвесной скале, могучие волны, обрушивающиеся на побережье. Он видел великие битвы, в которых, сидя на собственном драконе, он крушил врагов, он был героем. - Мы расскажем тебе о драконах. О том, о чем ты не мог и помыслить. -  Словно со стороны наблюдая за своими триумфами и поражениями, за бедами и радостями. Видел собственное величие и гордость в глазах мамы и папы. – Пойдем с нами!

Роланд не взялся бы описать в каком замешательстве пребывал. Пытался вымолвить хоть слово, желая отогнать от себя столь приятные видения, отогнать прочь, но не мог. Он потерял чувство времени, словно забыл о том, кто он такой. Слишком прекрасные картины рисовало его воображение. А флейта все пела. Неумолимо настигая и цепляя самую глубину души, не позволяя оторвать глаз от красивых танцующих фигур, заставляя забыть обо всем на свете. Это было потрясающе, немыслимо, Роланд хотел до бесконечности времен стоять так, глядя во все глаза на открывшийся неведомый мир с роскошными городами, великолепными холмами и долинами. Он хотел видеть все то, что показывали ему эти существа. – Пойдем с нами.

И Роланд пошел. Шаг, второй, третий. Через пару мгновений мальчик оказался по ту сторону поляны.
- Пойдем.

Перед внутренним взором вставали великолепные картины из его самых потаенных желаний. По какой-то тревожной причине его ужасала сама мысль потревожить и огорчить этих волшебных созданий, увлекающих его идти вперед, за пределы поляны. Лишь страх, утаенный глубоко в его душе, не давал покоя, но и страх оказался побежденным. Обещания, данные, этими красивыми созданиями, манили его. Он очень хотел увидеть, что таили в себе обещанные ему тайны.  Он ни на минуту не сомневался в том, что этот путь вел в чудесный таинственный мир, так и дожидавшийся того мгновения, чтобы предстать перед его глазами, чтобы именно Роланд смог раскрыть все-все тайны. Представлял себя самым настоящим исследователем! А потому шел вперед, пока не оказался прямо перед этим юношей, на удивление Роланда, с длинными ушами.

- Не хочешь подкрепиться перед путешествием? – Существо сказало мягко, с заботой, но с холодным взглядом.

Внезапно мальчик почувствовал необъяснимое опасение. И страх. Тот самый страх, завладевший им в тот момент, когда перед ним предстал дома темный силуэт. Мальчик растерянно переводил взгляд с нового друга на поляну и не знал, как себя вести, поглощенный сомнениями. Наверное, еще бы долго раздумывал, если бы не столь знакомый обеспокоенный голос, раздавшийся с обратной стороны поляны. Оглянулся.

- Мама? – Хотел было побежать на зов, но тут же остановился. На мгновение даже испугался, ведь он убежал из дома, даже никого не предупредив, еще и испачкался в грязи. Мама наверняка будет недовольна и огорчена. Роланд опустил глаза на свои грязные штаны и покачал головой. Но он ведь так хотел увидеть маму утром.. И вот! Что ему видения.. - Мамочка, я тут! – Наконец, не выдержав, совсем отпустил видения, возвращаясь в реальность. А в реальности его ждала мама. - Ты даже не представляешь, что со мной случилось. – Кричал, выбегая из-за кустов на встречу к маме. – Там – Махнул рукой, пытаясь отдышаться после быстрого забега. – Феи! Представляешь, феи правда-правда существуют! – Энергично размахивал руками, не в силах удержать эмоции. - А в городе очень-очень страшное чудовище. Но я совсем-совсем не испугался! А еще у нас дома поселились стра-а-ашные голоса. Но мне никто-никто не верил. – Нахмурился. - Но я не вру! Честно, мамочка, я совсем не вру! А во-о-он там, - Снова махнул рукой. – Я завел нового друга. Со смешными длинными ушами. Он такой хороший! Он так красиво играет на флейте. - Мальчик тараторил, проглатывая звуки, не желая упустить ни малейшей детали.

+2

7

От волнения стучит в висках. Реджина оборачивается снова и снова, то бежит к началу тропинки, то возвращается, то выбирает новый путь. Она хорошо знает предместья Сангреаля и лес, потому что жрецы нередко ходили сюда собирать травы, а о популяции эльфов, что пришли с гор, помнили даже дети. Роланд, наверное, тоже помнил, Корбу не раз рассказывала детям сказки об обитателях холмов и обещала, что непременно покажет их однажды, но не делала этого намеренно, потому что знала, что эти существа могут представлять опасность для таких маленьких детей.
Никакие договоры, уговоры и угрозы на эльфов не действовали. Несмотря на то, что их классифицировали как разумных существ, это, на взгляд Реджины, было изрядным преувеличением. Разум их работал совсем не так, как человеческий и даже колдовской, в нем не было места рациональным мотивам, только песни, танцы, пляски и эльфийские мороки, которые неизменно сводили с ума. А потому, Корбу, не будучи никогда хорошим спиритуалистам, предпочитала попросту держаться от этих существ подальше и держать подальше своих детей, чтобы не подвергать их даже ненамеренной опасности. Сколько было историй о том, как дети уходили в холмы и никогда больше не возвращались? Сколько историй о том, как младенцев крали из самых колыбелей? Ни с Роландом, ни с Адорой, ни с Айденом такого произойти не могло, потому что дом и их колыбели были всячески защищены ото всякого зла множеством амулетов и защитных рун, но, в конечном счете, предвидеть то, что успело случиться теперь, не мог бы никто. Даже при очень большом желании.
- Роланд! – кричит Реджина вновь, проклиная тот момент, когда побежала к северным воротам одна. Надлежало взять с собой кого-нибудь из жрецов, смыслящих в общении с этими существами. А теперь? Теперь Реджине приходилось полагаться лишь на то, что сын ее услышит и придет сам, развеяв эльфийский морок, такой мягкий, такой обволакивающий и такой привлекательный. Корбу знала. Она сама не раз проходила это. И если теперь ее не пожелали бы забрать в холмы из-за черной магии, что паутиной расползлась по душе, то к Роланду это, к сожалению, не относилось.
Ей кажется, что прошла целая вечность перед тем, как послышался топот маленьких ножек и шуршание кустов. Кажется, заросли находились в нескольких шагах. Как же она могла не заметить, как же умудрилась пропустить? Ответа нет и Реджина совсем не намерена его искать. Она видит Роланда перед собой, а едва опускается рядом с ним на колени, обнимает и прижимает к груди, не знает – чувствует, что это вовсе не обманка, а на самом деле ее сын. Да, она однажды уже обнимала эльфа, убежденная в том, что это был ее старший брат. Те ощущения не забудутся никогда. А потому, Корбу прекрасно знает, что перед нею именно Роланд и никто другой.
Ведьма так рада, что он здесь и в порядке, что какое-то время не может отпустить мальчика, а затем лишь чуть-чуть отстраняет его, легонько сжимая пальцами плечи и внимательно оглядывая: не ранен ли, не напуган, не навредили ли ему. Но исходя из того, с каким восторгом Роланд рассказывает о произошедшем, он в полном порядке. Разве что, грязный, точно маленький поросенок, но приказать приготовить ванну даже в это время года в разы проще, чем отправляться за сыном в холмы.
- Хвала Богам, Роланд, - произносит Реджина, вновь обнимая малыша и прикрывая глаза, силясь унять бешено колотящееся сердце и дыхание, что сбилось в бесцельных метаниях из стороны в сторону.
- Эльфы, воробушек, - ласково произносит женщина, вымученно улыбаясь, - Это были эльфы. Они живут здесь уже пару веков. Говорят, что пришли из гор Херьяна, где крепость Форс. Помнишь, мы ездили туда однажды? – хотя вспоминать, пожалуй, не следовало бы. Неприступная горная крепость служила убежищем, Роланд был мал и едва ли понимал все происходящее, но был очень недоволен тем, что нельзя гулять на улице.
- Ты в порядке? Ты не ранен? Они не навредили тебе? Ты что-нибудь брал из их рук, что-нибудь ел? – вопросов слишком много, но Реджина замолкает, не желая напугать ребенка. Она не знает, как подобрать слова, чтобы сказать сыну то, что должно. Она тысячу раз представляла этот разговор и тысячу раз он был совсем не таким. Наверное, потому что она подсознательно знала, что сын родился колдуном, но вместе с тем очень этого боялась. Такой путь был очень непростым. Но Корбу была рада, что Боги позволили ей быть рядом с Роландом, чтобы идти по этому пути вместе с ним.
- Роланд, малыш, - обращается Реджина к сыну, улыбаясь и подхватывая его на руки. Она гладит мальчика по светлым волосам, чуть качает его на руках и неторопливо ступает по тропинке по направлению к выходу из леса.
- Знаешь, почему ты увидел этих существ, воробушек? – интересуется Корбу, прижимая сына к себе, - Это значит, что ты – колдун. Самый-самый настоящий волшебник. Совсем как я. И как дядя Гэбриэл. И как Идунн, Редвульф, Беатрис и все остальные, солнышко, - она не знает, обрадует эта новость Роланда, или нет, но едва они выходят из леса и вид на город больше не загораживают высокие деревья, Корбу ставит сына на ножки и берет его за руку. Зрелище, что открывается перед ними, в возрасте мальчика показалось Реджине чрезвычайно и невероятно захватывающим. Город, раскинувшийся перед ними, сиял серебристым светом, точно миллионы звезд, а ярчайший столб света взмывал в самые небеса от Главного Храма. Вокруг виделось бесконечное движение и это были отнюдь не люди и не жрецы: гномы, гоблины, фейри, лепреконы – все то и дело сновали между стенами города и рядом с ними и были, кажется, чрезвычайно заняты какими-то своими волшебными делами. Корбу крепче сжимает руку сына, опасаясь, что он испугается и смотрит на него очень внимательно.
- Они всегда здесь. И они тебе рады.

+1

8

В душе Роланда бурлил водоворот самых разных чувств. Искренняя радость от встречи с мамой, изумление от открывшихся ему истин, воодушевление от пережитого приключения и едва уловимая тревога от того, что что-то неуловимо в нем изменилось. Все смешалось в его мыслях, одно накладывалось на другое, он не знал, что сделать в первую очередь – то ли расспросить маму побольше о крепости, то ли о эльфах, то ли поскорее вернуться домой, где он бы во всех подробностях рассказал о своем приключении Адоре с Айденом. Конечно, немного приукрасил бы свой рассказ, но то ведь для их же блага. Но Мама так сжала его в своих объятиях, что у него даже перехватило дыхание. Он хотел что-то еще сказать.. извиниться.. объяснить.. но горло перехватило так сильно, что он не мог издать ни звука.

Эльфы! Подумать только! Дивные существа, - думал Роланд. Он даже вспомнил, как слышал чей-то разговор. По правде, ему всегда казалось любопытным, почему нельзя довериться волшебному созданию, предложившему свою помощь почти что даром. На мгновение, мальчик даже опечалился, что не послушался дивной мелодии. Подумаешь, сходил бы он, прогулялся, пообещал что-нибудь в ответ на помощь. Но обещание-то ему может и не представится выполнить, а помощь – вот она была, бери да пользуйся. Но вместе с тем Роланд помнил те страшные сказки. В сказках никогда ничем хорошим такие сделки не заканчивались.. На какое-то мгновение страх вновь проник в его сердце. А вдруг коварные эльфы все еще хотят увести его далеко-далеко? Какая-то часть его хотела убежать, спрятаться за маму, другая – сходить посмотреть еще разок на поляну, ведь те существа совсем не казались ему страшными..

- Мамочка, но эльфы ведь плохие и страшные. А те существа такие хорошие, такие красивые! Они обещали сто-о-олько всего интересного. - Чем дольше он размышлял, тем становилось ему все непонятнее и запутаннее. - Они даже летать умеют! Значит они хорошие! А я ведь убежал от них и даже не попрощался. Наверное, стоит вернуться? – Он стоял, размышляя о том, какими несчастными чувствуют себя сейчас эльфы. Тяжело вздохнул, покачивая головой. - Крепость Форс? Я помню! Помню! Но как же эльфы могут жить в таком скучном месте?

Роланд представлял себе волшебный лес, полный удивительных созданий. Но раз лес волшебный, то на его территории не могло быть скучной крепости. Нет. То должна быть высокая-высокая башня. А охранять ее должны непременно тролли! Ведь в башне волшебные существа хранили свои сокровища, а значит и охрана у сокровищ должна быть очень хорошая. Тут он снова почувствовал, как пальцы мамы стиснули его руку. Тут-то на него и обрушилась самая настоящая лавина вопросов.

- Мамочка, со мной  все хорошо. Эльфы – добрые! Они совсем мне ничего плохого не сделали. - Роланд испугался напора мамы. Он был выбит из колеи, растерян.  Мама выглядела такой встревоженной, что мальчику показалось, что она даже может сойти с ума! Он крепко-крепко обнял ее, словно говоря - вот, я тут, не грусти. Бранил себя за то, что заставил беспокоиться, что довел до такой беды. Только теперь понял по-настоящему, насколько он плохо поступил. – Я так виноват.. – Глубоко вздохнув, желая унять возникшую дрожь в руках. Не получилось. - Но мне никто не верил! – Съежился. – Я не хотел сбегать! – Опустошенный, Роланд беспомощно смотрел на маму. - Но я же не обманывал! – Его плечи сгорбились под натиском вины за свой побег. – Я хотел просто проверить.. Но я ничего-ничего плохого не сделал. И ничего с рук эльфов не брал. – Мальчик толком не мог сформулировать мысли. Произносил плохо связанные слова, словно они могут объяснить причину его поступка, только теперь по-настоящему понимая, к чему могло привести его поведение. Он ненадолго замолчал, погрузившись в свои мысли, заинтересованно оглядываясь по сторонам, сидя на руках мамы.

- Я колдун? Как ты? Как дядя..  Мама, это так хорошо! Это же хорошо? - Нахмурился. - Я же теперь столько всего смогу сделать хорошего для людей! Правда? А когда у меня будет свой дракон, то мы с ним облетим весь мир! - Его сердце, казалось, готово было вырваться из груди от предвкушения будущих приключений. Он представил на малюсенькое мгновение, как стоит на самой-самой высокой горе и окидывает взглядом далекий горизонт. Ах, как ему хотелось увидеть весь мир, все-все королевства, о которых ему так много рассказывают, но которые почему-то ему еще не представлялось увидеть лично. Но теперь-то его мечта точно сможет воплотиться. 

И тут....

Роланд покачал головой, пытаясь отогнать видение. Не сработало. Но, значит, это все взаправду! Ахнул!
Зачарованный, он хотел было пройти вперед, его так и тянуло к огонькам, которые мерцали там и тут, словно яркие-яркие свечи в окнах. Здесь были огни, много-много огней! С гулко бьющимся сердцем он переводил взгляд от одного к другому. Самый настоящий волшебный город! Как в сказках. Глаза мальчика радостно вспыхнули, лицо озарила улыбка безмерного восторга, он развернулся к маме, чувствуя, как ветерок треплет волосы. Он пытался заговорить, выкрикнуть, чтобы все-все знали о его счастье, но слова замерли в горле, он не мог издать ни звука. Кровь гулко стучала в сивках. Восторг!

- Мамочка, но почему именно теперь? Почему я всего этого не видел раньше? - Сипло.

Роланд засмеялся, увидев какой-то огонек рядом с собой. Нахлынувшее на него столь радостное чувство не отпускало, душа так и рвалась вперед, словно хотела взлететь к этим волшебным огонькам.

И тут раздался голос. Очень тихий, доносящийся издалека. Слова, которые он не мог даже разобрать.. И тут он заметил тень. Радостное чувство схлынуло, он в ужасе наблюдал, как то самое чудище продвигается вперед. А люди расступались, давали ему проход, но даже не замечали его!

- Мамочка, осторожнее! Это то самое чудище. Оно хотело съесть дядечку! То самое!

Чудище было такое огромное, такое страшное! Боги, неужели все пропало и они с мамой не спасутся? Ему казалось, что даже мама не справится с этим чудищем. Сердце его чуть не выскочило из груди, но он пересилил свой страх и весь дрожа, поднял руку, указывая пальцем на предмет его тревоги.

- Я тебя защищу! - Слабость на него сейчас напала такая, что он всерьез опасался, как бы не свалиться на землю, но все же сделал пару шагов вперед, вставая перед мамой, явно намереваясь ее защищать.

+1

9

Щебетание Роланда могло быть бесконечным, Реджина прекрасно это знала и могла, порой, уточнением каких-нибудь деталей вызвать у сына крайнюю степень задумчивости и заставить его, тем самым, куда более конструктивно излагать суть проблемы, а не использовать одни лишь эмоции. Но теперь Корбу казалось, что это самое щебетание – лучшее из того, что она слышала за всю свою жизнь, потому что больше всего на свете ведьма боялась, что с сыном успело что-нибудь случиться.
Уйди он в холмы и она бы заставила эльфов пожалеть об этом, но сына бы уже не вернула и вряд ли смогла бы пережить эту чудовищную потерю. Но Боги были милостивы. Он был здесь, держал ее за руку и рассказывал о своих радостях и огорчениях, о своих впечатлениях и тревогах с привычной эмоциональностью, тем самым вновь и вновь убеждая мать в том, что это на самом деле Роланд, а не подменыш.
- Нет, малыш, не стоит возвращаться, - спокойно, тихо и доброжелательно говорит Реджина, - Когда ты начнешь обучаться магии, воробушек, ты узнаешь, что эльфы опасны именно своим дружелюбием. Они вовсе не хотят тебе зла. Просто не понимают тех опасностей, что представляют для тебя. А потому, прошу тебя, мой воробушек, обещай никогда больше не убегать. Это может быть очень и очень опасным, - она ничуть не сердится и даже намека на строгость нет в речах Реджины, но она смотрит на сына внимательно, ожидая его ответа, хотя и знает, что полагаться на слово пятилетнего мальчика было бы слишком опрометчиво и глупо для взрослой женщины. А потому, она уже знает, что сделает все возможное, чтобы больше никакие голоса и никакой зов не тревожил ребенка по меньшей мере до тех пор, пока он не начнет свое обучение.
- Ты ничего плохого не сделал, мой хороший, - опускаясь на колени рядом с сыном и беря его ладошки в свои руки, улыбаясь, подтверждает Реджина, - И ты совсем ни в чем не виноват. Когда я впервые услышала зов, я едва не утонула в озере, малыш. Только меня звали русалки. Твой дядя Гэбриэл спас меня. Если бы не он… - она не продолжает, только цокая языком, тем самым давая понять, что ничего хорошего бы, в таком случае, с нею точно не вышло бы.
- Я знаю, что ты не обманывал, Роланд. Просто ты должен понять, что не колдуны не смогут видеть и слышать того же, что видишь и слышишь ты. Ни Адора, ни Айден, ни твоя няня не смогут, потому что они, к сожалению, совсем не колдуны. Иногда, некоторые существа смогу появляться перед вами по своему желанию, но чаще всего, никому не будет суждено узреть того же, что и тебе, - она улыбается чуть с грустью, потому что знает, что такое видеть этот чудесный мир и не иметь возможности им поделиться. Но Роланд привыкнет, а потом окажется среди таких же, как он сам. Да и Авалон в этом смысле был куда более милосерден. Тех, кто будет видеть то же самое, что и маленький Корбу, здесь была половина, если не более того. А этого было достаточно, чтобы не чувствовать себя одиноким.
- Это очень-очень хорошо, малыш. Это значит, что сами Боги благословили тебя, мой мальчик. И я очень рада. Мы сейчас вернемся домой и попросим Фрейдис приготовить твой любимый пирог с абрикосами в честь этого великолепного события. Только… Не стоит пока никому говорить, хорошо? – заговорщицким шепотом, предлагает Реджина, но затем тяжело вздыхает, вновь слыша из уст сына о драконах. Увы, теперь он был лишен всякой надежды заиметь такое существо и скрывать это не было ровным счетом никакого смысла. Можно было бы отложить этот разговор на попозже, но Реджина знала, что это лишь отсрочит открытие истины, но не избавит от необходимости говорить правду.
- Роланд, - она касается пальцем его щеки и смотрит сыну прямо в глаза, - Сынок, к сожалению, ты не сможешь стать теперь драконьим всадником, колдуны не могут ими быть, - спокойно, тихо, но уверенно говорит Реджина, не отрывая взгляда от лица малыша. Она знает, что это огорчит его, знает, что он мечтал об этом очень долго, но вместе с тем знает, что лучше сказать правду теперь, чем и дальше лелеять надежды, которым просто не суждено сбыться.
- Но это вовсе не значит, что ты не сможешь стать героем, стать великим рыцарем, или великим колдуном, стать добрым и хорошим человеком. Магия – это великий божественный дар и ты сможешь использовать его, чтобы стать тем, кем ты захочешь, - она обнимает Роланда, гладит его по волосам, силясь своей любовью и теплом унять теперь его тревоги из-за того, что он не будет драконьим всадником, как брат, сестра и отец.
- Ты – самый храбрый, самый добрый и самый лучший мальчик на всей земле, сынок. И тебе не нужен дракон, чтобы оставаться таким, - добавляет Реджина, отпуская сына.
Она вовсе не замечает, по началу, того же, что замечает сын. Скорее чувствует, чем понимает его страх, глядя вперед и лишь тогда замечая гигантскую черную тень, что снует между людьми.
Что это было? Корбу не могла ответить. Может быть, потому что спиритуалистом она была неважным. А может быть, потому что не все существа с низких астральных уровней имели название в человеческом мире. Как бы там ни было, сын был прав в одном: город нуждался в защите от этого. И причина, по которой лишь одна Корбу осознала это, была ей не ясна.
Она улыбается, когда видит, как Роланд встает вперед, намереваясь защитить маму. В это мгновение сердце Реджины наполняется гордостью и она, несмотря на легкую тревогу, решается не противоречить стремлению сына, хотя и понимает, что он слишком мал, чтобы противостоять таким существам, еще и в одиночку. Но кто сказал, что он не сможет помочь матери? И кто сказал, что она не сможет сделать вид, что он справился со всем сам?
- Ты – мой герой, Роланд. Мой защитник, - говорит Реджина, своими словами подтверждая уверенность сына в том, что он со всем справится.
Чудовище еще далеко, Корбу знает, что оно будет идти на страх малыша и найдет их. И они будут готовы. Роланд будет готов.
- Сила, что есть теперь в тебе, твоя магия, твое колдовство сможет защитить нас обоих, - едва она произносит эти слова, как мурашки по коже дают понять, что и сила Реджины никуда не делась и вовсе ее не покинула.
- Закрой глаза, малыш, - шепчет ведьма, садясь за спиной сына, - Представь большой белый шар у себя в груди. Он весь переливается, точно жемчужина, - голос женщины спокоен и тих, она видит, как тварь приближается, вынюхивая их, но не боится ни за себя, ни за сына, - Он согревает тебя своим теплом. А маленькие лучи света исходят из него во все стороны. Чувствуешь? – она ждет и не торопится, хотя существо уже поднимается вверх по холму, - А теперь вытяни ручку, - она касается его руки и помогает Роланду протянуть руку вперед, аккуратно держа его за запястье, - Представь, как лучи из этого шара проходят сквозь твою ладонь и вырываются наружу, - Просит женщина и дожидается, пока слабый свет не появится на кончиках пальцев мальчика. Это его? Или ее собственный? Не имеет значения.
- Открывай, - шепчет Реджина, коротким усилием воли направляя свою энергию прямиком на тварь, что стоит теперь перед ними, всего в нескольких шагах. Вспышка из их ладоней, кажется, на мгновение слепит глаза, настолько она яркая. Визг твари совсем короткий, точно последняя надрывная трель подбитой птицы. Секунда и от существа остается одна лишь пыль, которую порывы ветра раздувают в ничто.

+1

10

Роланд хотел было сказать, каким виноватым себя чувствовал за свой побег, и извиниться за то, что вынудил маму беспокоиться, но на самом деле.. он совсем не чувствовал себя виноватым. И мальчик вовсе не считал себя бессердечным! Нет. Нет. И нет. Казалось бы, радуйся солнышку, радуйся волшебству вокруг, радуйся прогулке вместе с мамой, но ее слова не давали ему покоя.

- Эльфы – хорошие и дружелюбные, но быть хорошим и дружелюбным – это плохо и опасно? Мама, но как же так.. - В голове у него была ужаснейшая путаница. Роланд был растерян, да настолько, что никак не мог решить, что ему делать дальше. – Значит я все время приношу людям беду? Я ведь добр со всеми, мне нравится помогать.. Из-за меня люди в опасности? Я плохой? – Мальчик стоял, жалобно потупив взгляд, всматриваясь в собственные ботинки, а эмоции на его лице сменяли друг друга: смятение, замешательство, разочарование. Он и не думал сомневаться в словах мамы. – Обещаю! Никогда-никогда больше не убегу! Мамочка, а когда я начну обучаться магии? А кто меня будет обучать? Значит.. я колдун?..

Роланд растерялся. Как поступить? Он восторгался подвигами драконьих всадников с тех пор, как стал понимать, что ему рассказывают взрослые. Сколько себя помнил он всегда мечтал, что в один прекрасный день сможет облачиться в доспехи и сесть на своего дракона. Ему казалось все таким простым. Чтобы стать всадником достаточно было старательно тренироваться. И однажды.. Выносливость, сражение с оружием, но главное, конечно, отвага и храбрость. Жизнь жрецов, тех, кто владеет магическими способностями, напротив, казалась ему таинственной, даже пугающей, хотя и очень интересной! Единственное, они почему-то совсем не хотели себе дракона. Но теперь он знал почему их жизнь не может быть связана с драконами. Теперь знал.

- Но ты говорила.. Все говорили.. Когда-нибудь.. Дракон..

Роланд был поражен. Ему вдруг стало так обидно.. Так мучительно больно..
В голове была лишь одна мысль: так не должно было случиться. Он ведь верил.. Искренне верил. Нет! Он знал, что когда-нибудь у него будет свой дракон. - Я так ждал.. почему.. - Так надеялся, так жаждал того мгновения, когда он сможет самостоятельно подняться в высокое небо. То, что казалось очевидным и идеальным, вдруг, разлетелось на сотни мельчайших кусочков. Роланд опустил голову, вытирая рукавом непрошенные слезы. Это была его мечта. Самая-самая желанная! Чувствовал мальчик себя совершенно несчастным, не понимая, как так могло произойти. Но чем больше он думал, тем больше брала его злость. Тем глубже закрадывалась обида.

- Но, мама, я не хочу этого дара! Я хочу дракона! Дракона! Я хочу летать! Я хочу друга, а не бесполезный дар! -   Роланд не смог сдержать разочарованного вздоха. – Бесполезный. И я. Я тоже бесполезный! Боги ошиблись! Они не тому вручили этот дар! Я хочу быть драконьим всадником. Почему? Мамочка.. Я чем-то прогневал Богов? Я их разочаровал, да?

Он чувствовал чудовищную несправедливость. До побелевших костяшек обнимал маму, надрывисто всхлипывая и глотая слезы. Роланд чувствовал себя загнанным в клетку, из которой совсем не было выхода. У него не будет дракона. Не завтра, не через месяц, даже не через год. Никогда. Все было бесполезным. Напрасным. Пустые мечты. Мальчику было очень тоскливо. Его покидало последнее – надежда.

Правда уже через мгновение он отвлекся на нечто невероятное. Отвлекся не потому, что его душевные терзания были недостаточно сильными, а потому, что случилось столь неожиданное, вытеснившее на время боль от потери мечты. Роланд проморгал, отступив от мамы, протирая рукавом широко раскрытые от удивления глаза. Это было так красиво, так чудесно! Казалось, много-много светлячков заполнили все небо. Они парили над землей, они были повсюду, насколько хватало глаз мальчику. Он попытался отвернуться, оборачивался на маму с непониманием во взгляде, смотрел по сторонам, но куда ни глянь – красотища! А там, среди сияющих светлячков двигались существа,  все-все, которых он только мечтал увидеть.

- Мама, ты это видишь? – Прозвучало еле слышно, словно мальчик боялся спугнуть волшебство момента. - Как красиво.. Как жаль, что ни Айден, ни Адора не смогут никогда увидеть..

В этот момент отступил страх даже перед чудищем. Роланд моргал, пытаясь приглядеться, но как бы старательно он не приглядывался, монстр так и оставался окутанным дымкой. Чудище приближалось.

Нет, ни одно чудище не сможет навредить тем, кого он любит! Тряхнув головой, дабы отогнать прочь мрачные думы, обернулся к маме.  – Ему нас не достать. Защищу! – Пробормотал еле слышно. Он верил маме, верил, что добро всегда победит. И вера это была крепче самого-самого крепкого камня. Закрыл глаза, сосредоточившись на словах мамы. Замирает, глубоко вдыхая зимнюю прохладу. Роланд не испытывает больше страха. В его сердце рождаются новые эмоции.. – Я чувствую! Мама, я чувствую! – Он ощущал ничем не замутненный восторг.. и энергию, что рвалась во все стороны, ненароком сбивая концентрацию. Сначала вроде бы ничего не происходило, а затем, когда  уже решил, что его постигла неудача, все засветилось.
Все произошло мгновенно.

- Мамочка, ты видела? Это я? – Переводит недоуменный на маму, все еще не понимая почему ему пришлось другой рукой прикрывать глаза. У Роланда перехватило дыхание. Он и раньше знал, что магия – это очень волнительно и красиво, но такого он и представить себе не мог. Он запомнил то чувство, когда в последний момент испугался из-за того, что у него совсем ничего не получится. Но все получилось. – Как красиво. Посмотри! Светлячки вернулись! – Показывает пальцем на место, где должно было быть чудище. – Чудище умерло? – Отчего-то спрашивает шепотом. – Мама, а дядя Гэбриэл также уничтожил русалок, которые сделали тебе плохо?  - Вдруг задает следующий вопрос. - А почему тебя звали русалки, а меня эльфы? – Сейчас, после случившегося, мальчик хотел знать побольше. – Мамочка.. Прости меня.. Магия совсем не бесполезна.. – Обнял снова маму, запинаясь, шептал ей на ушко.  - Ну и пусть я колдун! Пусть. Все равно у меня будет свой дракон. Я уверен, я смогу! Вот увидишь.

+2

11

Слова сына, его боль и его тревога ударяют по осознанию Реджины, заставляя сердце в груди болезненно сжиматься. Но когда она видит перед собой их цель, когда сосредотачивается на ней, когда ее энергия переплетается с еще несмелыми, неуверенными, но уже проявленными потоками энергии сына, все эмоции отступают на задний план, оставляя место только чистейшей первозданной магии, которая не кажется Реджине бесполезной, равно как не кажется ей таковым и ее сын, что видел свое будущее только в становлении драконьим всадником, а теперь вдруг оказался колдуном. Но когда все заканчивается и от чудовища не остается и следа, отголоски боли сына доносятся до Корбу так сильно, как если бы она ощущала эту самую боль и разочарование сама. Крушение надежды, мечты, фантазии. Реджина уже не помнила, как больно это может быть, потому что все ее желания исполнялись ее же собственными руками и это много лет было неизменно. Ей повезло не мечтать о том, что было не в ее силах и ее власти и ей теперь чертовски жаль, что она не смогла уберечь от таких желаний своего сына. Может быть, ей стоило с самого начала говорить ему, что драконьим всадником ему не быть? Тогда это казалось непомерно жестоким к маленькому мальчику, который так искренне любил этих чудовищ. А теперь? Теперь Реджина была убеждена, что жестоким было давать ему  ложную надежду, надежду, которой никогда не суждено было сбыться.
- Это ты, мой мальчик, - подтверждает Реджина, чуть заметно улыбаясь, - Собственными руками победил чудовище, мой птенчик, мой маленький герой. И со временем эта сила будет только расти в тебе. Расти и крепнуть, - она знает, как это будет. Дышащая и живущая одной лишь магией, Реджина помнила каждый из дней, что колдовство росло и развивалось в ней. Роланд тоже будет помнить. Это нельзя забыть. Магия будет теперь источником бесконечного множества новых впечатлений, ярких и пугающих, но неизменно запоминающихся. Она откроет сыну целый мир и научит воспринимать и видеть его совсем иначе. Это будет не дракон. Но, на взгляд Реджины, многим, многим больше дракона.
- Очень, очень красиво, мой воробушек. И ты будешь видеть вещи во много раз красивее этих. Магия покажет тебе много новых миров, познакомит тебя с новыми друзьями и откроет тебе новые возможности, о которых другие смогут только мечтать, - спокойно, тихо и ласково рассказывает Реджина, все еще сидя перед сыном на коленях. Ей сложно подобрать слова, чтобы рассказать о том, что действительно представляет собой колдовство. Все эти слова будут лишь блеклым отголоском того, что будет происходить на самом деле. И то, что Роланд видит теперь – тоже лишь малая часть того, что ждет его, если он решит развивать свой колдовской талант. Приключения? Помощь людям? Подвиги? Это все станет доступным для него. Не так, как он это видел. Но куда более явственно, куда более четко и куда более действенно.
- Чудище вернулось в свой мир и больше мы его не увидим, - объясняет Реджина, - Но на земле есть много чудищ, малыш. И они способны вредить людям, которые их совсем не видят, представляешь? Они не могут от них защититься, потому что не могут их узреть. И чтобы защищать простых смертных, нужны такие герои, каким сможешь стать ты, - она сужает глаза и смотрит на сына с улыбкой, - Конечно, только если захочешь им стать, - ведьма убеждена, что непременно захочет. Может быть, не сейчас, а позднее. Может быть, начав свое обучение. Корбу не знает. И она не собирается заставлять Роланда. Она хочет, чтобы он любил магию и мир этой магии. А любовь не возникает по принуждению.
- Нет, малыш, дядя Гэбриэл не уничтожал тех русалок. Он просто забрал меня из озера и рассказал все нашему отцу, а по его просьбе жрецы сделали для меня амулеты, чтобы я не слышала зов и чтобы могла им управлять… - она замечает задумчивость во взгляде сына и торопится добавить, - Амулеты это как будто доспехи, Роланд. Только они защищают тебя не от чужих ударов, а от чужой магии, которая способна тебе навредить. Если захочешь, я сделаю для тебя такие же, - она ласково гладит сына по затылку и внимательно на него смотрит. Реджина прекрасно понимает, что сейчас разум Роланда рождает бесчисленное множество вопросов и со временем их станет только больше. Сама Реджина сразу же приняла тот факт, что уродилась колдуньей, очень этим гордилась и охотно познавала магические истины. Но вопросы у нее были всегда. Даже теперь, когда, казалось, она идет по пути колдовства так уверенно, что никто уже не может этого оспорить.
- Просто я всегда очень любила воду, Роланд. И так совпало, что мой колдовской дар открылся не в Асхейме, а в нашей крепости, где есть большой залив. В нем-то и плавали те русалки и они меня и звали. Но это могло бы быть и любое другое магическое существо. Зов слышат все юные колдуны, - она пожимает плечами, полагая, что этот призыв – далеко не самое интересное, что может случиться с юным магом. Но Роланду еще предстоит это узнать. И приключения его будут весьма захватывающими.
- Я вовсе не сержусь, малыш, - Реджина ласково улыбается и так же ласково касается щеки сына, - Но я хочу, чтобы ты знал и понял несколько очень важных вещей, - она заглядывает в глаза сыну, - Прежде всего, будь ты колдуном, драконьим всадником, или простым смертным, мы с папой, а еще Адора и Айден, Риган, Идунн, дедушка, тетя Катриона и все-все-все, не перестанем тебя любить. Ты всегда будешь для нас самым дорогим мальчиком на свете и мы всегда будем верить в тебя, поддерживать тебя и быть с тобой рядом, - она делает короткую паузу, давая мальчику осознать сказанное матерью, - А еще, кем бы ты ни был: драконьим всадником, или колдуном, или даже обычным человеком, ты все равно сможешь стать героем. Потому что героев создает не их кровь и не колдовство в их жилах, а доброе сердце, храбрость, честь и честность, вера в себя, в Богов и в людей. Если у тебя есть все это, никто не помешает тебе совершить подвиги и спасти много-много жизней. Потому что доброта, благородство, честь и разум – истинные дары Богов. А драконья кровь, или колдовская, это ерунда, - она показательно машет рукой, давая понять, насколько ерунда, - Я видела множество негодяев с драконьей кровью и их драконы были такими же негодяями. И я видела много колдунов, которые должны помогать людям, но вместо этого им вредят. Но вместе с тем я видела и совсем других – добрых и честных, милосердных и справедливых. И полезными их делала не кровь, но они сами, Роланд, - Реджина вздыхает и поднимается на ноги, устав сидеть на земле. Она протягивает сыну руку, глядя на все великолепие, что раскинулось перед ними. Разве можно было променять всю эту красоту на какого-то дракона? Реджина сомневалась.
- У тебя все получится, Роланд. С драконом, или без него. А мы с папой всегда будем рядом, чтобы помочь тебе и поддержать тебя, - говорит Корбу уже громче и увереннее. А что до этих летающих чудовищ, - женщина тихонько смеется, глядя на малыша, - То попробуй. Великие открытия совершают те, кто никогда не верил в неудачу. Может быть, и ты найдешь способ приручить дракона, не имея драконьей крови в жилах? 

+2


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » [10.02.3300] once upon a time in a fairytail