Добро пожаловать в Фир Болг! Волшебный мир драконов, принцесс, рыцарей и магии открывает свои двери. Вас ждут коварство и интриги, кровавые сражения, черное колдовство и захватывающие приключения. Поспеши занять свое место в империи.
Вверх Вниз

Fire and Blood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » Цена этой сделки - жизнь одного пирата


Цена этой сделки - жизнь одного пирата

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Цена этой сделки - жизнь одного пирата
Ты об этом не жалей, не жалей -
Ну что тебе отсрочка?
На веревочке твоей
Нет ни узелочка.
Лучше ляг да обогрейся -
Я, мол, казни не просплю...
Сколь веревочка ни вейся,
А совьешься ты в петлю!

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

Август 3298 год ❖ Городская тюрьма Кинтайра, Аргайл ❖ Ричард и Катриона
https://i.imgur.com/cmHelaX.png

- Я могу вытащить твою шею из петли, но не обещаю, что то, что я за это попрошу, не свернет ее с громким хрустом.
- Я согласен. Что угодно лучше этой позорной смерти.
- О, уверяю, смерть, которую предложу тебе я, гораздо привлекательнее.

+2

2

Абсолютных любимцев Судьбы не бывает. И даже если она благоволила тебе в течение десяти лет, это не дает никакой гарантии, что стерва не бросит тебя в самый ответственный и неподходящий для этого момент. Баловнем судьбы Диккенс себя не считал, но как-то ему все время удавалось увернуться и избежать военных судов, ловушек и погони.
Но только не в этот раз. То ли богам поднаскучило все время ему помогать, то ли они решили таким образом развлечься, но в августе 3298 года имперскому флоту все-таки удалось прижать "Фенрир" и его команду и захватить часть экипажа под стражу. Из тех, кто умудрился выжить после яростной схватки.
Конечно же, самым ценным экземпляром в их улове был сам Диккенс. Сколько он шуточек и язвительных замечаний выслушал от матросни, пока его, избитого и израненного, тащили сначала в тюремный отсек на корабле, а потом и в саму тюрьму Кинтайра, и не передать. Диккенс даже посоветовал им написать по этому поводу целую книгу, но вовремя вспомнил, что мало кто из них в принципе знает буквы. Разумеется, за это он огреб дополнительно, но моральное удовлетворение от перекошенных злобой лиц все-таки получил.
Он не то чтобы смирился со своей участью, готовый покаянно ждать плахи и покорно подставлять шею под петлю, но отнесся к этой ситуации более чем спокойно и философски. Пустыми истериками, слезами и мольбами тут делу не поможешь. А Биг Дик был не из тех, кто будет просить милости и умолять о пощаде. Он скорее сам себе горло перережет назло врагам, чем предоставит им такое удовольствие.
Но пока Диккенс не собирался кончать жизнь самоубийством, а просто наблюдал и выжидал удобного момента. Какого? Он и сам сейчас не смог бы толком сказать, но если этот момент настанет, он его точно узнает и не упустит. Интуиция у пирата работала что надо, и сейчас она говорила, что надо просто подождать. И потерпеть. Ведь месть всегда сладка, когда враг ее не ожидает.
Камера ему досталась одиночная, маленькая и сырая, с единственным крошечным оконцем под самым потолком, через которое не то что не сбежишь, а и руку с трудом просунешь, если даже сможешь до него дотянуться. Впрочем для освещения и воздуха этого вполне хватало - и на том радость. Полусгнивший тюфяк из соломы служил ему койкой, но пирату и не таким приходилось перебиваться, так что Диккенс был не особо привередлив.
В любом случае первые сутки он просидел в оковах, а на вторые к нему пожаловал сам начальник тюрьмы и объявил, что завтра на главной площади состоится его казнь. По правилам тюрьмы осужденным предоставлялось право вкусить радости жизни, а именно вкусный ужин и шлюха в подарок. Пусть знают, что правитель их милостив даже к преступникам. Милостив, но справедлив, а потому эшафот уже давно сколачивается, веревка разматывается, а народ собирается из самых дальних уголков империи посмотреть на легендарного пирата в петле.
- Деваха сама к тебе напросилась, - начальник фыркнул и как-то по-особенному глянул на Диккенса. - И что они находят в таких уродах? Кличку-то ты, небось, сам себе придумал, а они и ведутся, дуры. Но ничего, завтра я покажу ей, как выглядит настоящий мужик, а пока... Хансон, заводи девку!
Помощник начальника тюрьмы подтолкнул в камеру хрупкую фигурку, замотанную в плащ. Рядом на пол плюхнул поднос с "последним ужином", на котором красовался каравай свежего хлеба, ломоть мяса и бутылка мутного вина. И правда, королевская трапеза. За такое и помереть не обидно. Диккенс внимательно осмотрел поднос, затем перевел взгляд на девчонку, пытаясь снизу-вверх разглядеть, что там прячется под капюшоном.
- Ну, здорово, - усмехнулся он, дождавшись, когда стихнут шаги стражи. - Плащ-то снимешь или не за этим ты сюда пришла?

+1

3

Ей не следовало здесь находиться. И под "здесь" можно было подразумевать не только конкретное место, в котором Катриона сейчас находилась, но и город, и это чертово королевство. Она ненавидела Аргайл. И у нее были на то причины. Вполне справедливые и перечислять их можно было долго. Основными, конечно, были вероломное предательство прежнего короля и слепая ненависть к магии, которая привела к смерти ее невестки. Она помнила горе и ярость своего брата, когда он об этом узнал, и разделяла его чувства полностью, больше, чем мог бы сделать это кто-то другой. Они были близнецами, она была старшей и она привыкла примерять всю его боль на себя. И все же она была здесь. Поиски того, что было ей необходимо, привели герцогиню именно сюда и ей приходилось с этим мириться. Она привыкла получать то, что хотела, и привыкла к тому, что ей редко приносили желаемое на позолоченном блюде, так что еще она привыкла к борьбе и к тому, что свое зачастую необходимо было заполучить, приложив усилия.
Ее странствия по континенту длились уже не первую неделю, луна успела похудеть и налиться вновь уже два раза. Она искала мореплавателя - достаточно опытного и в той же мере отчаянного, чтобы осуществить с его помощью свою фантастически безумную идею. В других обстоятельствах она начала бы свои поиски с Эргерунда, известного на всю империю своим флотом и храбростью викингов, но путешествовать по стране, раздираемой войной, было слишком опасно, а Катрионе приходилось учитывать не только свои лишь желания, а помнить о своем положении и ответственности перед целым народом. И все-таки она была здесь. В Аргайле. Пусть и скрывая свою личность, но она путешествовала по землям, которые мечтала сжечь, потакая своим прихотям. Она начала свой путь в самом крупном портовом городе королевства, но не нашла там подходящего человека, Тогда ей пришлось направиться вглубь страны, надеясь, что столица, в которую по известной поговорке вели все дороги, сможет подарить ей искомое. Обойдя все таверны и сомнительного вида бордели, она нашла многих моряков, но все они были либо слишком стары, либо с меньшим набором конечностей, который нужен был для ее дела, либо казнены. Конечно, некоторые были заключены под стражу и своей казни только ожидали, но только один из них, как ей сказала одна девка за пару-тройку монет, стоил того, чтобы его оттуда вытащить. Катриону раздирали сомнения. В конце концов, она могла добраться до Гардарики и отыскать кого-нибудь там, но ее поиски и так затянулись и, если она останется здесь еще хотя бы на месяц, возможно, Кайден развяжет войну, прилетев на ее поиски вместе со всем орденом, доказав всей империи, что драконы отнюдь не миф и легенды давно забытого прошлого.
И вот поэтому она была здесь. Потому что ей нужен был Ричард Диккенс, потому что она торопилась вернуться домой, потому что она не хотела, чтобы все ее старания были пустыми. Подкупив охрану обещанием ублажить их бесплатно, только дали бы ей напоследок попробовать самого злобного пирата эпохи, она, накинув поверх платья, которое позволяло ей сойти за одну из жриц любви, накидку, взяла факел и начала спускаться вниз по ступеням, освещая себе дорогу. Ей не стоило больших усилий игнорировать похабные шутки ее сопровождающих, но, если до этого она еще хотела уйти мирно, то теперь судьба этих мерзавцев была предрешена. Аркелл будет уходить с кровью.
Кэт была герцогиней острова, на котором жили суровые люди, привыкшие выживать в суровых условиях. Ее жизнь, несмотря на титул и положение, не была полна балов и развлечений, а руки были такими же мозолистыми, как у самого простого человека, работавшего в поле. Она пережила покушение и каждый день своей жизни усмиряла одного из самых крупных драконов этого времени, в общем, ее было трудно удивить или поразить, но то, что она видела здесь, все же задевало какие-то глубинные струны ее души. Воздух был пронизан стонами отчаявшихся больных людей и вонью, разъедавшей ноздри. Это был запах сырости, испражнений и смерти. Многие из заключенных, в ожидании суда, так до него и не доживали. В какой-то момент Катриона испугалась, что с Ричардом могло произойти нечто подобное, но цена, назначенная за его голову и билеты на его казнь, оставляли ей надежду, что ему не позволят умереть раньше времени.
- Давайте, мальчики, - произнесла она самым сладким из своих голосов, от которого ее саму едва не стошнило, - дайте мне побыть с нашим пиратом наедине, сколько себя помню, хотела проверить, такой ли уж он Большой, как о себе говорит, - хихикнув напоследок, как глупая развязная девица, Кэт помахала охранникам рукой и закрыла за собой дубовую дверь с небольшой прорезью и металлическими прутами в ней.
Откинув капюшон плаща, она развернулась к заключенному и поднесла факел ближе, чтобы рассмотреть его лицо и оценить физическое состояние - а стоит ли овчинка выделки или спасать тут уже особо нечего.
- Вилсон? - не сумев скрыть своего удивления, герцогиня выругалась так грязно, будто сама была пиратом, а не правительницей государства.

+1


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » Цена этой сделки - жизнь одного пирата