Добро пожаловать в Фир Болг! Волшебный мир драконов, принцесс, рыцарей и магии открывает свои двери. Вас ждут коварство и интриги, кровавые сражения, черное колдовство и захватывающие приключения. Поспеши занять свое место в империи.

Fire and Blood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fire and Blood » Настоящее » [22.03.3300] Когда пепел коснется главы.


[22.03.3300] Когда пепел коснется главы.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Когда пепел коснется главы
Давай проверим, как время лечит, как север чистит дурную кровь, ты уверяешь, что сердцу легче, что перевешивает перо.

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

22 марта 3300 ❖ Королевский дворец Эргерунда, покои Верховной ❖ Рогнеда и Реджина
https://i110.fastpic.ru/big/2019/0526/cd/_a358399cbe2d46289344ca39c28496cd.gif?noht=1 https://i110.fastpic.ru/big/2019/0526/53/_0cb48a9a6b7bf0c9c457cfc4182a8e53.gif?noht=1

В суете свадьбы, разбавленной нападением, Реджина забирает Великого Князя Ратибора к себе в покои, ради его же безопасности. Мальчик - ровесник детей Реджины, ему весело и интересно проводить время с другими детьми и в покоях Верховной ему ничто не угрожает. К тому же, это прекрасный шанс встретиться со вдовствующей Великой Княгиней, не так ли?..

0

2

Рогнеда, хоть и рождена на севере, воином не была, но это не было слабостью. Возможно в этом и заключалось ее спасение - такие как она не лезут в гущу сражения с топором наперевес, не мажут лицо кровью врагов, такие как она, подобно уютной и грациозной кошке приковывают взгляды мужчин, маня притворной нежностью и слабостью. Таких как Рогнеда принято защищать, оберегать. Она же, как и маленькая, но очень опасная кошечка, благосклонно принимает защиту.Так и сейчас - само покушение было скрыто от чутких глаз женщины, ведь ее внимание было сосредоточено на сестре, и на жреце, творящем обряд. На узурпатора же Рогнеда старалась не смотреть. Отчего так - и сама не знает. Вот только ее неприязнь к этому человеку исчезла в тот самый миг, когда она увидела как Ранбьорн смотрит на ее дорогую сестричку. Так не смотрят на завоеванную женщину, не смотрят на рабыню и на ту на ком мужчина обязан жениться. Такой взгляд ни с чем не спутать, особенно когда самой довелось испытать столь сильное чувство в прошлом. Вот и корила себя Рогнеда за предвзятое, да несправедливое отношение к новому королю. Кровь на его руках не смоется от чувств, но что-то подсказывало Великой Княгине, что с ним ее любимая Асвейг будет в безопасности. А это самое главное.

И вот теперь, когда почти уже муж сестры неожиданно осел на пол храма, Рогнеда вздрогнула, словно вырываясь из плена собственных размышлений в суровую реальность. Вздрогнула, кинула обеспокоенный взгляд на сестру, которая кажется невредима, и погасила первый же порыв броситься вперед, к ней - защитить, уберечь. Вот только не ее это теперь забота. А вот у нее самой, у Рогнеды воистину есть кого защищать. Ратибор, сын единственный любимый, отрада материнского сердца, в компании детей Верховной, с которыми малыш на удивление быстро нашел общий язык, почувствовав всеобщую суету и панику, смущенно оглядывался по сторонам.
Рогнеда успела поймать пристальный взгляд Реджины и кивнуть в ответ. Слова были не нужны, они итак поняли друг друга.
- Мстислав. - женщина сглотнула, надеясь что больше ничего говорить не придется, что как и Реджина, Воевода поймет ее без слов.
- Госпожа, - сильные руки каким-то непостижимым образом перенесли ее мягко, словно пушинка, себе за спину, и двое ближников по сторонам готовы были до последнего вздоха защищать свою Княгиню.
Необходимо было как можно скорее покинуть храм, и вернуться в замок. Однако быстро, как хотелось бы это сделать не удалось. У входа была жуткая давка и им пришлось "переждать" у стены. Не пускать же в ход оружие, правда же?

Где находятся покои Верховной, Рогнеда не знала, в душе нарастала тревога, благо на пути оказался расторопный слуга, который проводил до самых дверей. Коротко постучав и услышав в ответ "да", Рогнеда толкнула дверь вперед, заходя в комнату.
Ратибор бросился к ней, позабыв кажется о том, что он Великий Князь, всхлипнув, прижимаясь к матери.
- Все хорошо, - тихонько произнесла он, погладив мальчика по голове. Как же ей хотелось упасть на колени и обнять сына, но негоже так - тем более в чужих покоях, да при посторонних. Нельзя выказывать слабости, никогда и никому. Поэтому Рогнеда осталась стоять, глядя прямо перед собой и заговорила первой как полагается, чуть склонив голову в знак уважения.
- Реджина, благодарю за заботу о моем сыне, - она говорила тихо и спокойно, судя по ее тону невозможно было понять что сейчас творится на душе женщины. Вот только перед ней был не обычный человек, пред ней была Верховная. С ней такие игры мимики и самоконтроль не пройдут. Хотя, кто знает?

Отредактировано Rogneda of Ergerund (2019-05-28 13:10:46)

+1

3

Возвращение в замок быстрым не было. Детей вынесли Бергторы и Реджина не знала – нутром чувствовала, что с ними все в полном порядке. В то числе с маленьким Великим Князем. Да и стоило ли сомневаться? Сумарлит едва ли позволил бы случиться дурному с ребенком. А вот оставлять его в зале, или позволить бежать к матери, было опасно – давка и суета была такая, что не заметить ребенка можно было запросто. Не хватало еще, чтобы ему навредили по неосторожности, глупости и неосмотрительности. Да, Ратибор был мал, но от него зависело будущее Гардарики. Взойдет ли на престол законный наследник, или уступит стервятникам, что не знали ни чести, ни совести после смерти предыдущего князя? Глупым было бы позволить мальчику, от которого зависело так много, затеряться в толпе, или пострадать от отсутствия человечности и внимания к ребенку, который вообще не понимал, что именно происходит.
В просторных комнатах Верховной были игрушки, были няньки, но самое главное – были друзья. Ратибор заметно нервничал в отсутствие матери, дело усложнял тот факт, что дети толком не говорили на хоть одном общем для них языке, но знали отдельные слова и даже короткие фразы, что делало их общение возможным. Адору так и вовсе не волновало, что с гостем не поговоришь. Она успешно объясняла ему жестами, чего хочет и весьма щедро предлагала поиграть со всеми ее игрушками и даже отобрала пару у братьев. Впрочем, и это было не обязательно. Мальчики были настроены весьма дружелюбно, особенно Роланд. Если Айден привычно испытывал настороженность и лишь постепенно привыкал к незнакомому гостю, то старший сын как-то сразу почувствовал себя ответственным за ситуацию и активно взаимодействовал с Великим Князем. Впрочем, для них здесь не существовало титулов. Дети оставались детьми и их удивительно тихие сегодняшние игры подтверждали это лучше всего. Реджина не вмешивалось. Они с Кайденом вернулись позднее малышей. Корбу осмотрела каждого, убеждаясь в том, что они в порядке, спросила у Ратибора, все ли хорошо. Родная речь благотворно влияла на восприятие мальчика и он, кажется, даже повеселел, но все никак не уставал спрашивать, когда же вернется мама. Корбу пообещала, что скоро. Она надеялась на то, что с Рогнедой ничего не случится в связи с происшествием храма, но тревог своих никак не выдала. Да и скоро Ратибору стало совсем не до тревог, потому что Кайден позволил привести дракочиков Адоры и Айдена и тихие игры сменились громким веселым визгом, в том числе и потому что юный Великий Князь был в восторге от такого знакомства.
Слуги как раз начали готовить ужин, а Реджина вернулась к своим повседневным делам, когда услышала стук в дверь. Она знала, кто пришел и тотчас же ответила, поднимаясь из-за стола.
- Великая княгиня, - короткая улыбка и учтивый поклон. Реджина знала некоторых детей королевы Ранхильд довольно давно, но это совсем не отменяло придворного этикета. К тому же, Рогнеда вполне могла и не помнить ее, пожалуй, даже должна была не помнить, потому что довольно рано уехала из родного дома в Гардарику, став супругой Великого Князя.
Едва завидев мать, Ратибор тотчас же бросился к ней, кажется, готовый расплакаться. Реджина понимала. Она ведь сама была матерью таких же маленьких детей, которые не могли надолго оставаться без нее. Даже найдя занятие, рано или поздно, они все равно возвращались к мыслям о ней и это было естественно. От такого не могли отвлечь никакие драконы, никакие новые друзья, никакие новые обстоятельства.
- Мне было приятно познакомиться с Великим Князем, как и моим детям. Кажется, ему весьма понравились драконы, - она говорит на гардарийском, а потому Ратибор хорошо понимает, что именно озвучивает Реджина. Она подмигивает мальчику и тот отвечает улыбкой.
- Прошу, присаживайтесь. Произошедшее в храме, верно, Вас утомило? Меня – очень, - к чему ей быть Верховной там, где она может побыть обычной женщиной? Кого бы не утомило сначала долгое стояние на ногах, а потом неожиданное нападение на императора? Хотя, тут были более применимы другие эпитеты, но такие женщины как Реджина не любили слово «страх» и «недоумение». Что, конечно же, не убирало вопроса о том, как это могло произойти и почему. Не то, чтобы Корбу очень любила императора, не то, чтобы она сама не желала ему такой участи, но… Да, пожалуй, это было слишком дерзкое нападение даже для радикалов. Кто бы мог такое совершить? Известно лишь Богам. А пока Реджину о том не попросили, выяснять сама она намерена не была. В том числе и потому что ей куда больше было интересно происхождение эльфийской пыльцы под ногами у королевской четы и императора, а вовсе не факт покушения на мальчишку.
- Вина, - коротко распоряжается Реджина на эргерундском и слуга расторопно выбегает из комнаты, готовый услужить таким высоким гостям.
- Как Вы себя чувствуете, Княгиня? – участливо спрашивает Реджина, не уточняя, что именно она имеет в виду. Не пострадала ли Рогнеда при нападении? Как она чувствует себя дома, где не была столько лет? Или как она чувствует себя после смерти значительной части своей семьи и мужа? Все вопросы были одинаково важны и Корбу позволила девушке выбрать самой, какой важнее.

+1


Вы здесь » Fire and Blood » Настоящее » [22.03.3300] Когда пепел коснется главы.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC